Профессии победителей: За годы войны полевые хирурги вернули в строй три Красные Армии

Медицинских работников на фронтах Великой Отечественной было около семисот тысяч. Больше 85 тысяч из них было убито. Военные медики вернули в строй, по разным оценкам, от 17 до 22 миллионов раненых. Военные историки отмечают, что с 1941 по 1945 год численность личного состава РККА была около пяти миллионов человек. То есть в строй после тяжелых ранений медики вернули три состава Красной Армии.

Профессии победителей: За годы войны полевые хирурги вернули в строй три Красные Армии
cont.ws

Особая роль в спасении бойцов принадлежит представителям так называемого первичного медицинского звена. С передовой раненые поступали на медпункты частей и соединений. Здесь шла сортировка раненых. Раненные легко получали врачебную помощь и возвращались в свои части — тяжелых отправляли в дивизионные медсанбаты. Они были последним и, пожалуй, самым главным звеном первичной медицинской базы РККА. В медсанбатах к спасению раненых приступали военно-полевые хирурги. По статистике, в дивизионных медпунктах было прооперировано практически три четверти всех раненых красноармейцев.

«Оперировали по двенадцать часов в день»

Федор Даниилович Коваль родом из Черниговской области. До войны окончил фельдшерско-акушерскую школу в Нежине, получил назначение в хирургическое отделение городской больницы. Работал фельдшером. О том, что Германия напала на Советский Союз, узнал прямо на рабочем месте: 22 июня 1941 года он был на дежурстве в больнице.

Так, с очередного дежурства, и ушел на фронт 18-летний фельдшер Коваль. После призыва в армию служил в 949-м военном госпитале, ассистировал опытным врачам в бригаде хирургов.

— Хирурги оперировали, я давал анестезию,— вспоминал Федор Коваль.

Ветеран рассказывал, что раненых, которых доставляли с передовой, оперировали в полевых условиях. Госпитали чаще всего располагались в палатках в лесу, в землянках, но операции могли проводиться и под открытым небом. Работали полевые хирурги по двенадцать часов в день. А при большом потоке раненых могли оперировать двое суток, без сна и перерыва на обед.

— У нас отекали ноги, да так, что не вмещались в кирзовые сапоги. А глаза, бывало, до того уставали, что их даже закрыть трудно было,— рассказывал ветеран.

Федор Даниилович вспоминал, что случались у хирургов голодные обмороки, и не потому, что продуктов не хватало. Было что поесть, но некогда… Во время ожесточенных боев в госпиталь могло поступить до пятисот раненых за сутки…

— Главной частью нашего госпиталя была перевязочная палатка. В ней делали операции на внутренних органах, то есть без общего наркоза,— делился воспоминаниями ветеран. — Хирург работал сразу на трех столах: на первом столе раненых готовили к операции — на втором непосредственно проводилась операция. На третьем столе раненого, уже после операции, перевязывали сестры. Потом его уносили, а его место занимал следующий…

В боях под Киевом в 1943 году Федор Даниилович и сам был серьезно ранен. Немецкий снайпер всадил ему в бедро разрывную пулю, перебив кость. Начальник подразделения, который в тот момент находился с ним рядом, был убит.

С передовой, из полевого госпиталя, подлечив немного, раненого хирурга отправили в тыл. В тыловом медсанбате Коваль находился сначала на правах пациента, а потом — фельдшера. День Победы встретил в госпитале под Читой, на дежурстве.

— Началась война во время моего дежурства и закончилась в мою же смену,— говорит ветеран.

Потом были военная школа, медицинский институт в Иркутске, ординатура. Кстати, оперировать Федор Данилович начал еще тогда, в ординатуре. Трудовой стаж хирурга Коваля превышает 76 лет. За это время он провел больше 35 тысяч операций, последнюю — в возрасте 88 лет.

В 1980 году Федор Коваль поступил на работу в центральную районную больницу в Славянске-на-Кубани. Руководил отделением хирургии в больнице, отделением экстренной хирургической помощи. В прошлом году Федор Даниилович отметил свой 97-й день рождения. Старейший хирург России консультирует призывников в военкомате и ведет прием в поликлинике №2 города Славянска-на-Кубани. Федор Даниилович награжден орденами Отечественной войны I степени, Красной Звезды, медалями «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.», «За победу над Японией».

«Форма пропитывалась кровью раненых»

Родился потомственный казак Николай Федотович Макеев 13 апреля 1920 года в селе Воскресенском Славянского района. Окончил семилетку, а затем рабфак Краснодарского химико-технологического института Наркомпищепрома СССР. Перед самой войной, в 1940 году, поступил в Военно-медицинское училище в Кронштадте, но окончить его не успел: началась война.

Ветеран рассказывал, что самым страшным был первый его военный год. Новоиспеченный лейтенант медицинской службы вспоминал, что первую бомбежку пришлось пережить ему в 1942 году в Кронштадте. Тяжело было, когда он участвовал в обороне Ленинграда. В то время Красная Армия терпела самые большие потери, медицинскому персоналу не хватало инструментов, медикаментов, оборудования и даже спецодежды. Операции следовали одна за другой, и форма мгновенно пропитывалась кровью раненых. Сменить окровавленную форму на чистую возможности не было…

Из оккупированного блокадного Ленинграда по дороге жизни через Ладогу вместе с товарищами прорвался Николай Макеев в Волховстрой. Там увидел Николай Федотович буханку свежего хлеба.

— Мы уже забыли, как пахнет свежий хлеб. Это было как второе рождение,— поделился воспоминаниями ветеран.

В сентябре 1942 года Николай Федотович был направлен на Черноморский флот, воевал в составе 743-й и 167-й артиллерийских батарей. Освобождал Тамань, Керчь, Туапсе — был на зенитной батарее, дислоцировавшейся на Красной Горке.

— Было очень тяжело. Не хватало орудий, снарядов, самолетов… В одном из боев батарея была почти вся уничтожена,— рассказывал Николай Макеев.

Николай Макеев. Фото: sochi24.tv

Когда Новороссийск, Одессу, Севастополь захватили немцы, часть, в которой служил Николай Макеев, передислоцировали в Поти. Там он попал в ЭПРОН — главное спасательное подразделение. Участвовал Николай Федотович в спасении знаменитого крейсера «Коминтерн», прозванного «пахарем моря». Ветеран вспоминал, что во время налета немецкой авиации бомба попала прямо в трубу крейсера, но не взорвалась — пробила дно судна и ушла в море.

— Ни капитан, ни команда не могли понять причину, почему корабль идет ко дну. Взрыва ведь не было,— рассказывал ветеран. — Нам пришлось срочно накладывать «мягкий пластырь» на днище крейсера…

До самого конца войны, до 1945 года, Николай Макеев защищал побережье Черного моря. А после Великой Отечественной служил на десантных кораблях и тральщиках, очищая Черное море от мин у берегов Болгарии и Румынии.

— Война кончилась, а мы продолжали очищать Черное море. И целый год еще тралили мины, пока не очистили всё Черное море от мин. Не поверите, но после подводной подрезки было ощущение, что плывешь сквозь сплошное минное поле,— поделился воспоминаниями ветеран,— вокруг покачивались на волнах черные круглые шары, начиненные смертью…

Смерть, подстерегавшая на каждом шагу, всё же пощадила Николая Макеева. В 1954 году он окончил Военно-медицинскую академию в Ленинграде. Потом служил на Черноморском, Балтийском, Тихоокеанском флотах. В 1964 году вышел в отставку, закончив службу в звании капитана второго ранга подполковника медицинской службы. Обосновался Николай Федотович в Сочи, а дальше долгие годы работал врачом «скорой помощи», помогал пациентам восстанавливать здоровье в санаториях «Сочи» и «Узбекистан».

Накануне 2020 года принимал Николай Федотович Макеев поздравления депутатов Городского Собрания Сочи — с наступающим годом 75-й годовщины Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне.

Николай Федотович Макеев награжден орденом Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За оборону Ленинграда», «Ветеран Вооруженных Сил СССР» и еще 25 медалями, а также ведомственной наградой Министерства здравоохранения Российской Федерации «Отличник здравоохранения».