Руководителя «Абинск-ТБО» судят, чтобы отнять бизнес?

16.04.2019 в 17:01, просмотров: 1907

В Абинском районе успешное предприятие, получившее статус регионального оператора по сбору твердых бытовых отходов, подверглось информационной и юридической атаке. Генеральный директор «Абинск-ТБО» Анна Ланцева попала на скамью подсудимых за нанесение вреда экологии. Абинский районный суд при рассмотрении дела поддерживает обвинительный уклон: не хочет слышать доводы защиты, отклоняет ходатайства, закрывает глаза на процессуальные нарушения, допущенные в ходе следствия. Если присмотреться к ситуации, очевидны признаки рейдерского захвата: не ущерб экологии поставлен во главу угла, а возможность прибрать к рукам высокоприбыльное предприятие.

Руководителя «Абинск-ТБО» судят, чтобы отнять бизнес?

Кто расчистит авгиевы конюшни?

В 2009 году мусорная отрасль в Абинском районе находилась в тупике. Муниципальные предприятия были убыточны, а мусорная свалка на окраине Абинска почти четыре месяца тлела и дымилась. Местная администрация передала неудобный горящий объект в аренду компании «Абинск-ТБО», которая была готова взяться за гуж. Предприятие активно включилось в работу по санитарной очистке города Абинска. Другие мусороуборочные предприятия с объемами не справлялись. Перед новой компанией открылись буквально авгиевы конюшни. Начиналось всё с трех машин, но из-за больших объемов приходилось наращивать мощности. В какой-то момент «Абинск-ТБО» уже убирал отходы практически во всех поселениях Абинского, части поселений Крымского и Северского районов.

Переданные в аренду ООО «Абинск-ТБО» земельные участки для эксплуатации свалки не раз выручали Краснодарский край. Так, 2012 году, во время крымского наводнения, свалку частично изъяли из пользования предприятия и свозили на нее отходы из зоны ЧС. За один месяц было завезено 275 тонн мусора, что во много раз превышает годовой объем, причем делалось это без соблюдения технологии складирования отходов. Многочисленные обращения по вопросу рекультивации остались без ответа, предприятие своими силами приводило территорию в порядок.

В день на свалку прибывало около 2500 единиц транспорта. Есть все документы об этих объемах. Есть протокол комиссии, которая обязала обеспечить бесперебойную работу по размещению отходов из зоны ЧС на Абинском полигоне ТБО.

В связи внеплановым закрытием нового анапского полигона в 2016 году мусор города-курорта также перенаправили на абинскую свалку. Из-за просрочки сроков запуска нового полигона в Сочи для обеспечения курортного сезона вновь пришлось использовать площади ООО «Абинск-ТБО». Как видите, абинская свалка во все времена была довольно популярна у властей. Ею полностью закрывали все возникающие пробелы. На предприятие в трудную минуту всегда можно было положиться. Объемы поступали совершенно несоразмерные, но вместе с объемами росли на зависть другим дельцам финансовые показатели организации.

В июне 2015 года ООО «Абинск-ТБО» получило лицензию на захоронение отходов 4-го класса опасности, объект включили в Государственный реестр объектов размещения отходов. В 2017 году по результатам Всероссийского бизнес-рейтинга компания была названа лидером отрасли, заняв первое место среди 646 тысяч предприятий.

Главным рубежом в развитии предприятия стал июнь 2018 года, когда по приказу краевого Министерства ТЭК и ЖКХ «Кубань-ТБО» получило статус регионального оператора ТБО по абинской зоне.

Кому не дают покоя чужие деньги?

Началом таинственной кампании против ООО «Абинск-ТБО» можно считать некрасивый инцидент, который произошел в момент финансового расцвета предприятия.

— Я пришла в «Абинск-ТБО» в мае 2015 года в связи с тем, что предыдущий главный бухгалтер была уволена за мошенничество и хищение большой суммы денег,— рассказывает нынешний главный бухгалтер предприятия Ольга Кармадин. — Это была группа сотрудников из бухгалтерии, которые после данного инцидента уволились. Наш руководитель Анна Ланцева подала заявление в полицию.

По ее словам, уличенные в краже сотрудники стали рассылать письма с угрозами, бравируя тем, что им доступна личная переписка в корпоративной почте. Несмотря на то, что уголовные дела были все-таки возбуждены, а некоторые из фигурантов были признаны виновными, отступники создали собственную мусороуборочную компанию и стали переманивать абонентов. Наладить работу им помогли документы, которые они успели прихватить с собой. Рабочие говорят, что проворовавшийся костяк спал и видел, чтобы обзавестись подобным бизнесом: чужие деньги не давали им покоя.

С этого момента в социальных сетях появилась группа «Против свалки», в которой немногочисленные активисты стали распространять информацию, порочащую деловую репутацию предприятия: заявлять о нарушениях, об ущербе экологии, поднимать народ на митинги, и народ стал возмущаться.

Доподлинно неизвестно, связаны ли общественные активисты из социальных сетей с конкурентами, но они инициируют возбуждение дел в отношении предприятия и его сотрудников и выступают по ним основными свидетелями. Все дела в отношении предприятия бессменно ведет старший следователь СО ОМВД России по Абинскому району А. Н. Соловьева.

Когда народ жжет

Двадцать девятого августа 2017 года руководство ООО «Абинск-ТБО» обратилось в полицию с заявлением о поджоге. В предварительном заключении МЧС говорилось о том, что возгорание — дело рук человека.

Очевидцы, которые присутствовали при работе инспектора, говорили, что метрах в двухстах от свалки был найден пластиковый бак с горючей жидкостью, а на теле свалки имелись следы к резиновым покрышкам, которые были признаны источником возгорания.

Сразу после поджога активизировались общественные правдорубы. Фотографии возгорания появились в сети Интернет буквально через пятнадцать минут после поджога, при этом сами работники предприятия физически отреагировали на происшествие на пятнадцать минут позже сетевых доброжелателей.

Обращение в полицию с заявлением о поджоге оказалось тщетным: последовал отказ в возбуждении уголовного дела. Предприятие трижды обращалось и трижды обжаловало отказ, но до сих пор правоохранительные органы не видят в происшествии состава преступления. Поджогу необходимы последствия, нужен материальный ущерб, говорят полицейские, а тут свалка — кому она нужна?

Компания «Абинск-ТБО» потратила на тушение пожара четыре миллиона рублей, при этом погорело оборудование бульдозера, который разгребал тлеющие развалы. Кроме того, зловонный смог долгое время окуривал окрестности. И за это никто не ответил. Единственное, что все камни полетели в сторону предприятия.

— Полтора года мы работали без выходных — днем и ночью, чтобы потушить этот пожар: горение свалки — это процесс сложно контролируемый. Купили бульдозер-уплотнитель стоимостью десять миллионов,— рассказывает начальник планово-экономического отдела Алла Печорских. — Сейчас наш объект один из лучших в крае: он оснащен всем необходимым, проводится постоянный противопожарный, радиационный и лабораторный контроль.

Лес не рубят, но щепки летят

Сейчас предприятие находится под серьезным прессингом. Информационная атака, провокации, обращения в правоохранительные органы со стороны неопределенных лиц сделали свое черное дело. В Абинском районном суде рассматривается уголовное дело в отношении генерального директора ООО «Абинск-ТБО» Анны Ланцевой. Ее обвиняют в загрязнении земель, прилегающих к полигону, и уничтожении лесных насаждений на сумму более 38 миллионов рублей. Суд не принимает во внимание, что расчет ущерба почвам произведен с нарушением установленных методик, нарушены правила взятия проб, пробы брались на теле полигона, что погибшие деревья находятся на территории свалки и точно не установлены ни причина, ни время гибели растений. Компания долгое время и регулярно обращалась в администрацию Абинска, лесное хозяйство, Министерство природных ресурсов за порубочным билетом, однако ни одна из инстанций не признала свою компетенцию в этом вопросе.

Минприроды края заявило о наложении кадастрового плана земельного участка на план лесоустроительной документации, предоставив свидетельство о государственной регистрации права собственности на земельный участок, кадастровый номер которого отсутствует и никак не отражен в публичной кадастровой карте, а лесоустроительная документация не обновляется в соответствии с требованиями. Однако для возбуждения уголовного дела фактов хватило.

Не принимает во внимание суд и факт мощного и бесконтрольного ввоза на свалку отходов из зоны ЧС в 2012 году. В тот момент предприятие было фактически отстранено от контроля и складирования ввозимого мусора. Какие вещества попали в тело свалки, остается только гадать.

Отметим, что попытки возбудить уголовное дело совершались несколько раз и каждая из таких попыток сопровождалась волной общественного негодования, правда это общественное негодование, как всегда, исходило от небольшой группы лиц, распространяющей свой гнев в социальных сетях. Например, на сайте «Российской общественной инициативы» за закрытие свалки ТБО в Абинском районе проголосовали… целых 35 человек. Эта цифра красноречиво отражает количество граждан, которым так претит «зловонный, но такой прибыльный бизнес».

Не подсудимая, а обвиняемая

На судебном заседании в Абинске 10 апреля 2019 года присутствовал наш корреспондент. В этот день проводился допрос свидетелей защиты. Началось с того, что адвокаты Анны Ланцевой обратились с ходатайством об отводе федерального судьи Сергея Михина.

— Считаю, что при рассмотрении уголовного дела суд принял сторону обвинения. Председательствующим были допущены некорректные действия и высказывания в отношении моей подзащитной и стороны защиты, которые предрешают исход дела, дающие основание сомневаться в объективности и беспристрастности председательствующего и полагать, что председательствующий в судебном заседании лично, прямо или косвенно, заинтересован в исходе данного уголовного дела,— заявили защитники.

Адвокаты также отметили, что последнее заседание, вопреки здравому смыслу и болезни обвиняемой, продолжалось около восьми часов. Суд отказал в ходатайстве и продолжил рассмотрение дела. Забегая вперед, скажем, что в этот день заседание продолжалось с 11 до 19 часов с небольшим перерывом на обед, а Анне Ланцевой потребовалась «скорая помощь» из-за ухудшения самочувствия. Заметим, что, невзирая на факт человека и его здоровья, сторона обвинения настаивала на надуманности этих обстоятельств, якобы защита намеренно затягивает судебный процесс. Нам как журналистам тоже стало далеко не по себе и от обвинительного натиска со стороны суда, и об отсутствии человечности у прокурора. Даже потерпевший — лицо, назначенное абинским лесхозом представлять интересы,— не стеснялся в выражениях, будто это лично ему нанесен непоправимый урон.

Впоследствии защите было отказано в ходатайствах о возвращении уголовного дела для устранения препятствий в его рассмотрении судом, об исключении недопустимого доказательства…

Отметим, что, по мнению адвокатов, при расследовании уголовного дела было допущено множество процессуальных ошибок, к нему приобщены доказательства, вызывающие сомнения: нечитаемый протокол осмотра места происшествия, заключение эксперта Мешковой, раскритикованное Центром судебной экспертизы при Минюсте России.

Важный момент. Сторона защиты провела независимую лесопатологическую экспертизу в московском Центре проведения судебных экспертиз, которая, по сути, разваливает дело Анны Ланцевой, однако при попытке заявить ходатайство о приобщении документа к материалам дела судья сказал, что ходатайства не принимает, а принимает только доказательства. Порядок приобщения таким образом был нарушен, и лесопатологическая экспертиза так и не попала в дело.

На наш взгляд, судебное и общественное давление на Анну Ланцеву и «Абинск-ТБО» направлено не на устранение недостатков и решение существующих проблем, а на отстранение руководителя и запрет деятельности предприятия как регионального оператора. Вызывает большие сомнения, что если Анне Ланцевой вынесут обвинительный приговор, то проблемы абинской свалки улетучатся. Скорее всего, мощности регионального оператора перекочуют в чьи-то заинтересованные руки.

Пока этого не произошло, мы намерены следить за ситуацией и проводить свое собственное расследование.