В Краснодаре показали очень цифрового Сережу

В городе состоялась премьера спектакля

11.12.2018 в 13:07, просмотров: 759

Из жутковатой истории, где бытовая ситуация оборачивается хтоническим ужасом, получилась поучительная комедия о цифровом веке

 В Краснодаре показали очень цифрового Сережу
Артисты "Одного Театра". Фото: Вера Сердечная

«Один театр» в последнее время стал активно работать с современной драматургией. Проводит читки и обсуждения, и вот — уже вторая за полгода премьера по остроактуальному тексту (первой была «С училища» Андрея Иванова в постановке Арсения Фогелева). А скоро и третья: в конце декабря театр представит «Иллюзии» Ивана Вырыпаева.

«С училища» и «Сережа очень тупой» показывают, что «Один театр» ищет собственный подход к современной драматургии: не ставит ее «как есть», «по тексту», а предлагает на основе текста сценическую метафору, усложняет художественный код, надстраивает смыслы. Где-то это решение удачно, где-то кажется не совсем оправданным. Но важно, что театр ищет свой путь к постановке современной драмы, не удовлетворяясь вариантом «расширенной читки».

Спектакль «Сережа очень тупой» Дмитрия Данилова в постановке Артема Акатова коренным образом отличается от читки этого текста, которая прошла несколько месяцев назад. Читка представляла текст во всем его ужасе и загадочности. Три курьера со странной посылкой обещают быть у программиста Сережи в течение часа — и, правда, сидят за одним длинным столом целый час, «развлекая» его разговорами и нагнетая жуть. Жуть «разводит руками» красавица-жена, непонятную двигающуюся посылку выбрасывают — и как будто бы все становится хорошо. Впрочем, это неясно.

В спектакле же история о курьерах интегрирована в компьютерную реальность. Об этом говорит уже программка (зеленые буквы на черном фоне — код, матрица) и пространство, созданное Севой Громовиковым. Зал отгорожен от сцены рамкой, напоминающей границы монитора; по горизонтали натянуты зеленые нити, как строки для компьютерного кода. На протяжении всего действа будет задействован экран в глубине сцены. Пространство обитания Сережи оформлено необычно. Однокомнатная квартира по плану являет собой крест: его очерчивают люминесцентные лампы на потолке, и крест-проекция проведен на полу белыми бордюрами. Все это на черном фоне. Основанием крест упирается в экран, левая часть — место обитания Сережи с его макбуком, в правой — обоснуются курьеры из города Грязи.

Они, эти курьеры, выйдут прямо из экрана: в глубине сцены, из полотнища, просунутся три руки со стаканами «с собой» — вечный атрибут офисного работника. И все время, пока они будут пребывать у Сережи (Елизар Хавцев), в течение часа, на экране будет медленно ползти зеленая строка загрузки с надписью: «Пожалуйста, подождите…». Курьеры, появившиеся в цифровом пространстве квартиры Сережи, и сами, кажется, то ли навязчивая программа-вирус, то ли антивирус: недаром они в белых костюмах, напоминающих химзащиту.

Страшная история «раскрашивается» красками комедии: тут и пародийный тупой мент, и забавная «презентация» курьеров, и театральные брызги крови, и даже веселенький висельник. Но, поскольку все переведено в компьютерную реальность, и сами курьеры возникают вначале как строчки кода, как реплики в мессенджере, — все нереально, ничему нельзя верить. Да и Сережа, кажется, не особенно напуган или подавлен: он впечатлен, когда при нем поют отходную, но в целом довольно спокоен. Может быть, он тоже не верит, что пришельцы реальны? Или он — персонаж игры типа Sims, где эмоции весьма схематичны?

Модус существования несколько меняется с появлением Маши (Дарья Женихова). Ее имя и облик отсылают к библейской истории. С уходом курьеров и Сережи она начинает разматывать пояс-пелену с собственного тела, натягивая его, как новый экран. На него переместится луч проектора; Мария, в наушниках и с пивом в руках будет пролистывать бесконечные фотографии малышей, — словно в каталоге, где она выбирает покупку. И вернувшийся Сережа будет говорить с ней механическим голосом компьютерного персонажа. А в финале на экране вдруг появился надпись: «Деинсталлировать операционную платформу «Сережа»?».

Мария, кажется, осознавая, что она внутри монитора, коснется «четвертой стены» рукой — и свет погаснет…

Артем Акатов делает из притчи Данилова историю о всепоглощающей компьютерной реальности. Вспоминаются «Черное зеркало» и «Мир Дикого Запада» — может быть, мы все уже компьютерные? Может, мы просто фантомы программной оболочки? И вывод напрашивается один: пора бы нам задуматься и дружно выйти из интернета, если это еще возможно. Мысль, конечно, здравая, но уж очень простым решением она представляется…