Век испытаний: скоро исполняется 100 лет со дня, когда регалии Кубанского казачьего войска покинули Родину

В конце этой зимы истекает столетний период с тех пор, как главные святыни кубанских казаков отправились в дальние зарубежные скитания.

28 февраля 1920 года регалии Кубанского казачьего войска покинули Родину на корабле, отправившемся из Новороссийска сначала в Турцию, а затем в Европу. Наступали трагические дни расстрелов, гонений, потери всего, чему служили и верили...

Век испытаний: скоро исполняется 100 лет со дня, когда регалии Кубанского казачьего войска покинули Родину
Архив

Но, несмотря на ужасы преследований, рискуя головой, несгибаемые воины-казаки не забывали, казалось бы, о странных (на сегодняшний меркантильный взгляд) символах... Почему? Попробуем разобраться спустя век.

Что это было?

История сохранения знамен, штандартов, грамот, прочих царских даров — всего, что составляет понятие «регалии Кубанского казачьего войска»,— это героическая страница от начала и до конца. Захватывающим модным ныне сериалам и не снились такие сценарные ходы и повороты, загадки и улыбки Фортуны. Даже тот факт, что на всём протяжении почти столетних скитаний предметы гордости черноморцев спасались, скорее, вопреки, чем благодаря, уже заставляет уважать историю этих суровых испытаний.

Регалии были сохранены и возвращены на Родину, где их продолжают ценить и беречь. Вся вековая история опасных приключений, овеянных порохом, того стоила...

Это сегодня, во времена пандемии, в залах Краснодарского краевого историко-археологического музея-заповедника имени Е. Д. Фелицына непривычно пусто — посетителей нет. Но ради редакционного задания и собственных выводов договариваюсь попасть в зал с экспозицией коллекции «Регалии Кубанского казачьего войска». Раньше мне приходилось здесь бывать, но встреча с экспонатами тет-а-тет впечатляет особенно сильно. В сопровождении научного сотрудника Юрия Бунина по-новому знакомлюсь с этими предметами старины.

— Все-таки почему «регалии»? Сообразно логике русского языка они должны называться реликвиями, поскольку под регалиями принято подразумевать символы царской власти. Отсюда и сомнения в том, не ошибочно ли казачьи памятные атрибуты называют регалиями? — интересуюсь у посвященного историка.

— У казаков и двести лет назад они величались именно регалиями,— рассеивает сомнения Юрий Бунин. — Это название историческое. Дары императоров одновременно являлись и символами власти атаманской, казачьей. Первоначально их называли еще и клейнодами, что в переводе с немецкого означало «дар», «драгоценность». Так что данные предметы первоначально были святыней для казаков.

Разговор с историком захватывает и погружает в события вековой давности. Наверное, только спустя сто лет можно говорить о тех черных страницах нашего прошлого без эмоций, осознавая глубину трагедии гражданской розни. Все собранные сегодня в стенах музея Фелицына древние булавы и письма, истлевшие знамена и предметы быта стали свидетелями непомерного горя, политого кровью. Людей, рисковавших жизнью ради спасения этих исторических предметов, давно уже нет, но столько самоотверженности, верности, мужества было проявлено с их стороны, что нельзя не проникнуться уважением. Об этом славном пути полезно знать каждому.

История спасения

Это был бы захватывающий детективный триллер, если бы не реальные потери... Драматические события разворачивались стремительно и непредсказуемо. Сейчас мы знаем про благополучный финал, но сто лет назад люди даже не всегда давали себе отчет, ради чего они шли на такой риск. Просто повиновались своему долгу и, как свидетельствует история, оказались правы.

Тысяча девятьсот восемнадцатый год. В Екатеринодар входят красные войска, и правительством принято первое решение о вывозе регалий Кубанского казачьего войска за пределы столицы прикубанского Черноморья. Тайно символы славы предков погружают в деревянные ящики, неведомо каким путем, чтобы остаться незамеченными, везут в окрестности станицы Брюховецкой и закапывают в густой чернозем. Может, отсюда легенды о зарытых сокровищах рады?

Про то, как власть на Кубани менялась с красной на белую, написано много книг и снято фильмов. В один из таких моментов двенадцать оббитых железом ящиков с регалиями вернулись в Екатеринодар — спустя полгода хранения под землей. Очевидцы уже тогда описывали урон, нанесенный кое-как сохраненным полотнам и бумагам. Но в тот момент было не до создания особых условий. Когда стало понятно, что власть останется за большевиками, войсковые регалии решено было вывозить за границу.

Легко сказать, как будто все только и ждали с распростертыми объятиями обездоленных изгнанников с их странным приданым. Ради успешной депортации, помимо естественных для казаков отваги и смелости, подключили искусство дипломатии. Не без труда председатель делегации Петр Кокунько и историк Федор Щербина договорились о переправке ценного груза в Королевство сербов, хорватов и словенцев, издавна симпатизировавших православному казачеству. А уж каким путем досталась виза, вообще исторический ребус...

Далее загадки и злоключения, удивительные тем, что каждый раз всё само собой благополучно разрешалось, следовали сплошной чередой. Так, по прибытии в греческий город Салоники ценный груз в вагоны состава, следующего по маршруту на Белград, погрузили, а вот сопровождающих его выпускать с парохода «Константин» категорически отказывались. Можно себе представить, что бы стало с непонятными ящиками, наполненными неведомыми никому в Европе «безделушками», не будь рядом людей, знавших им цену. Только чудеса находчивости решили вопрос в пользу казачьего конвоя, и пассажирам разрешили сойти на берег буквально перед отправкой поезда.

Ящики с кубанскими регалиями комиссионно были приняты на хранение в Белградский военно-географический институт. Но и тут покой им только снился. Вместе с учреждением казачьим святыням пришлось перемещаться по всей стране и только в 1927 году вновь вернуться в Белград, чтобы остаться в крепости Калемегдан. Там они пережили бомбежку, мародерские нападения и чудом уцелели в отправленном в Австрию вагоне. Едва состав с регалиями покинул станцию, ее разбомбили в клочья...

Унесенные революцией

В конце сороковых годов прошлого века началась массовая эмиграция казаков в Америку. Там же оказались и бережно хранимые войсковые регалии. Уже тогда было отмечено плачевное состояние содержимого ящиков. Участвовавший в проверке Петр Кокунько отмечал, что «знамена и значки были сложены свернутыми, без чехлов и обертки и, как оказалось при вскрытии, подверглись порче».

Забегая на семьдесят лет вперед, уже в Краснодаре, по возвращении ровно десять лет назад прославленного наследия Кубанского казачьего войска, регалии представляли собой, по словам очевидцев, совершенно печальную картину: полотнища истлели, имели разрывы, утраты, следы окислов на навершиях, на вензелях масляные краски полностью или частично осыпались, древки были сломаны. Но главное, они прибыли домой, чтобы не быть полностью утраченными.

Известный деятель русской эмиграции, кубанский казак Д. Е. Скобцов, председательствовавший в лемносской раде (в двадцатых годах была попытка возрождения казачьего штаба на этом острове), приводит замечательные слова, сказанные протоиереем Ктиторовым перед молебном на острове Лемнос. Они точно характеризуют тех, кто с честью величал себя казаком: «Удивительные вы люди — казаки. Изгнанные из своего Отечества, до предела, казалось, униженные. Вы сейчас на этом чужом и голом острове, но вы всё же не отчаялись! Собрались под этими старыми палатками, чтобы не упустить время и организоваться по своему казачьему обычаю...»

Не сдающихся не сломить! Перебравшись за океан, после пережитых в оставленной большевистской стране гонений на церковь, потеряв близких, родные места, русские казаки в изгнании с особой остротой почувствовали стремление сохранить культурно-исторические традиции и духовно-нравственные ценности. Жертвуя порой последние собственные средства, они создавали православные храмы, монастыри, музеи, русские гимназии, хоры, благотворительные общества, русскоязычные издания, кладбища и Дома для одиноких пожилых людей.

К маю 1957 года на средства казаков в Нью-Йорке был открыт Войсковой дом, в котором были выставлены для обозрения казачьи регалии.

Что имеем — сохраним

Сегодня эти святыни с нами. И то, сколько сил положено на восстановление, а местами даже воскрешение казачьих регалий — лучшее доказательство их ценности для общества сегодняшнего дня. Значимость свидетелей реальной героической истории предков, безусловно, высоко ценят в Кубанском казачьем войске, оказывая всевозможную поддержку хранителям истории.

Совместными усилиями при музее в 2018 году было возрождено Общество любителей изучения казачества на Кубани. Цель его — собрать вокруг себя людей, неравнодушных к истории казачества и культуре предков, которые имеют отношение к современному развитию кубанского казачества. Общество организует презентации книг краевых ученых, которые пишут труды по истории и культуре кубанского казачества. Уже стали традиционными выборы атаманов казачьих школ, проходящие в зале с регалиями.

— Ежегодно в стенах музея, в зале «Регалии и реликвии Кубанского казачьего войска», проходит торжественная церемония посвящения первоклассников в казачата. Также для учащихся классов казачьей направленности сотрудниками музея разработана культурно-просветительская программа, включающая ряд уроков непосредственно в зале с регалиями,— рассказала Анна Жгулева, начальник отдела маркетинга историко-археологического музея-заповедника имени Е. Д. Фелицына.

— И все-таки,— допытываюсь напоследок у научного исследователя темы Юрия Бунина,— откуда столько преданности вещам, пусть и жалованным царями, у служивых людей, ведь воины — народ несентиментальный?

— Для них это была своего рода связь с оставленной Родиной и символ того, что они едины, что враг их не разбил,— уверен Юрий Бунин. — Как в бою: пока развевается знамя, отряд не сломлен, значит, появятся и силы для продолжения боя. Знамя символизировало собой целостность войска, его непобедимость и укрепляло боевой дух воинов.

...Ни у одной братоубийственной войны нет оправдания. Гражданская война, случившаяся после революции 1917 года, разделила людей на захватчиков любой ценой и тех, кто был верен долгу. История через немых свидетелей оставила последнее слово за людьми чести, чтобы у них обязательно нашлись последователи.