Профессии победителей: Связь любой ценой

На фронтах Великой Отечественной сражались с врагом около миллиона военных связистов — телефонистов, телеграфистов, механиков дальней связи, линейных надсмотрщиков, сигнальщиков, радистов. Радисты выходили в эфир, когда все другие средства связи были недоступны. Радиосигналы принимались в партизанских землянках, на морских судах и в самолетах в нашем и чужом небе. Работа радистов — в окружении, под артиллерийским и пулеметным обстрелом, под бомбежками — была каждодневным подвигом во имя Победы. За доблесть и мужество, проявленные при выполнении своего долга, 303 военным связистам было присвоено звание Героя Советского Союза. Две трети из них — специалисты беспроводной связи.

Профессии победителей: Связь любой ценой
rubej.at.ua

В эфире и по проводам

Телефонные провода принято называть нервами войны. Кем-то и когда-то пущенное меткое выражение весьма четко определяет всю фронтовую действительность. Полевые телефонные аппараты позволяли наладить связь в любой местности и к тому же, как сказали бы в наше время, обладали высоким уровнем защиты. Сигналы, идущие по телефонным проводам, нельзя было запеленговать со стороны — прослушать их позволяло лишь прямое подключение к кабелю.

Именно потому в начале войны советское правительство делало ставку на развитие проводной связи. Однако уже в первые месяцы военных действий проявились и недостатки данного вида связи. Её слабым местом оказался телефонный кабель, который получал повреждения при обстрелах. Кроме того, противник, хорошо осведомленный об основном способе связи, используемом в РККА, вел прицельный огонь по телеграфным столбам и целенаправленно занимался уничтожением линий, проложенных по земле.

Противнику удалось уничтожить множество узлов связи и сотни метров магистральных линий. Кроме того, километры телеграфно-телефонных линий при наступлении фашистов оказались на оккупированной территории. В начале 1942 года протяженность телеграфно-телефонных линий общегосударственного значения уменьшилась почти на 60 процентов, а количество действующих телеграфных аппаратов — на сорок процентов.

У проводной телефонной связи был ещё один существенный недостаток. Без проводов наладить её было невозможно, а протянуть их можно было далеко не везде. Очевидно, что использовать такой вид связи нельзя в танках или самолетах. Случалось и так, что находящиеся на передовой части могли поддерживать связь со штабом полка и артиллерией только по радио. Развитие беспроводных видов связи во многом было обусловлено реалиями войны, однако на первых порах оно было сопряжено с определенными трудностями.

Известно, что перед самой войной лишь три завода на всю страну специализировались на производстве аппаратуры для радиосвязи. Обеспечить потребности армии в данной технике они были не в состоянии.

— Много горя было в первые месяцы войны из-за плохой связи. Кто справа, кто слева — сосед ли, противник ли — ничего не знаешь,— вспоминал командир 1023-го стрелкового полка 307-й дивизии Евтихий Шеверножук.

По словам фронтовиков, радиоаппаратуры просто катастрофически не хватало, к тому же оставляло желать лучшего и ее качество. Радиостанции были тяжелыми, громоздкими и частенько выходили из строя в самый неподходящий момент.

Хуже всего с обеспеченностью аппаратурой для радиосвязи дело обстояло в авиации. Как отмечает историк и писатель Руслан Иринархов в книге «Западный особый…», в первый год войны авиационные части Западного ОВО испытывали огромную нехватку средств радиосвязи. Радиостанциями они были обеспечены менее чем на 30 процентов. Немногим лучше была ситуация в танковых войсках и даже в пехоте.

Ситуация с радиосвязью стала исправляться лишь во второй год войны. В 1942 году фронтам, армиям, а впоследствии и командирам соединений были предоставлены личные радиостанции, обслуживанием которых занимались радисты и шифровальщики. Также к 1942-му эвакуированным в тыл заводам удалось произвести какое-то количество необходимой аппаратуры. Уже к 1943 году части Красной Армии были полностью обеспечены радиосвязью, что уже само по себе можно назвать настоящим подвигом рабочих и инженеров на тыловых заводах.

Был решен и вопрос с подготовкой радиоспециалистов для армии. Потребность фронта в радистах была огромной, и радиошколы открывались по всей стране. В 1941 году по приказу Народного Комиссара Обороны была сформирована Горьковская военная школа радиоспециалистов. За годы Великой Отечественной войны в ее стенах подготовили и отправила в ряды действующей армии тысячи специалистов связи. Кроме Горького, радистов 1-го и 2-го класса готовили в Воронеже и в Москве.

Учебный батальон по подготовке радиоспециалистов был сформирован в 1942 году в Москве на базе учебного полка бронетанковых войск Красной Армии. В течение месяца курсанты осваивали навыки работы на радиостанциях, правила радиообмена, учились устранять простейшие неисправности в аппаратуре. В программе подготовки также были занятия по тактике, топографии, уставам Красной Армии, строевой, танковой и огневой подготовке.

Не спали сутками, но связь давали

Раиса Никоновна Медведева родилась на Кубани. Ей было всего восемнадцать лет, когда началась Великая Отечественная война. Раиса решила, что пойдет бить фашистов, и стала настойчиво добиваться отправки на передовую. Как и многие её сверстницы, она ушла на фронт добровольцем.

После короткой подготовки Раису определили радисткой в 1856-й зенитно-артиллерийский полк. В ее обязанности входил прием и отправка шифрованных радиограмм, но, как рассказывала ветеран уже после войны, при необходимости она сама могла стать к зенитному орудию.

— Радисту, кроме навыка работы на радиостанциях, требовалось знать и уметь многое,— рассказывала Раиса Никоновна,— например, нужно было уметь работать хладнокровно, не обращая внимания ни на что, будь то хоть артиллерийский огонь или авианалет противника. Очень страшно, когда вокруг рвутся снаряды. Но Родина ждала от нас выполнения боевой задачи. Тогда и бояться становилось некогда.

Однополчане признавали, что у молодой радистки Раечки было обострённое чувство патриотизма, которое иногда проявлялось довольно неожиданным образом. Однажды Раиса увидела, как её подруга примеряет на себя снятый с убитого фашиста тёплый свитер. Раиса, возмущенная до глубины души, подскочила к подруге с криком: «Да что ты такое делаешь!». Опешившая девушка принялась сбивчиво объяснять, что, дескать, на свитере всего одна маленькая дырочка от пули на груди, а так вещь добротная, теплая, зашить дырочку — и можно хоть сто лет носить. Но Раиса не унималась.

— Как можно фашистские обноски на себя надевать! Какая же ты после этого комсомолка! — пристыдила она подругу.

А та вдруг сникла, послушалась, свитер выбросила. А Раису после этого случая зауважали в полку за принципиальность.

Довелось Раисе Никоновне участвовать и в битве за Кавказ. Девчонки-радистки сутками не спали, валились с ног от усталости, но связь обеспечивали.

С зенитно-артиллерийским полком Раиса Никоновна дошла до Берлина, здесь много товарищей полегло. Вспоминает она об этом до сих пор со слезами на глазах. А ещё Раиса Никоновна помнит, какая радость охватила людей, когда они узнали о Победе: кто-то плакал, кто-то смеялся. Непередаваемые эмоции!

После войны радистка Раиса Медведева вернулась в родную станицу Выселки. За мужество и доблесть, проявленные в боях с фашистами, она награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Кавказа», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

В 2017 году рассказ о радистке Рае вошел в третий том проекта «Лицо Победы» Краснодарского института культуры. После выхода книги в свет томик с рассказом о ветеране и художественным портретом в торжественной обстановке был вручен Раисе Никоновне.