Профессии победителей: В годы войны на одного убитого летчика Ил-2 приходилось семь убитых стрелков-радистов

Штурмовая авиация сыграла значимую роль в разгроме фашистской армии. Штурмовики поддерживали выполнение боевых задач на земле, сами наносили атаки на живую силу и технику противника. Самым популярным самолетом-штурмовиком был Ил-2, прозванный летающим танком. Этим прозвищем Ил-2 был обязан своей броне, защищавшей самолет сверху, снизу и с боков. Благодаря броне его корпус был практически неуязвим для огня вражеских самолетов и зениток. Незащищенной оставалась лишь хвостовая часть штурмовика, практически полностью выполненная из фанеры. Именно в хвостовой части располагался стрелок-радист, защитой которому служили лишь тонкая стальная пластина, установленная в днище, гимнастерка да пулемет, который до поры до времени позволял удерживать на расстоянии немецких воздушных асов.

Профессии победителей: В годы войны на одного убитого летчика Ил-2 приходилось семь убитых стрелков-радистов
Фото: otvaga2004.ru

Стрелков называли охранниками самолетов

В начале войны с легкой руки Сталина, которому разработчики показали новую модель штурмовика, Ил-2 стал одноместным самолетом. Оценив мощную броню «летающего танка», генералиссимус посчитал, что дополнительная защита в виде стрелка, сидящего в хвосте, ему не требуется. Но немецкие летчики очень быстро определили слабое место бронированного русского штурмовика, который падал после любого попадания в деревянную хвостовую часть. Тогда в состав экипажа штурмовика вернули стрелка-радиста, в задачу которого входила защита «летающего танка» сзади. За это воздушных стрелков стали называть охранниками самолета.

Тогда-то перед командованием стала еще одна неотложная задача: в срочном порядке подготовить достаточное количество стрелков-радистов для обеспечения боевых вылетов. Уже к 1942 году были открыты школы стрелков-бомбардиров, в которых их учили бить врага как в воздухе, так и на земле. Стрелок-радист постигал науку меткой стрельбы по воздушным и наземным целям, учился следить за вражескими истребителями, норовящими зайти со стороны слабой зоны штурмовика.

Несмотря на все полученные навыки, потери среди воздушных стрелков были ужасающими. Соотношение погибших стрелков и летчиков, по разным данным, представлялось как семь к одному. Всё потому, что единственной защитой стрелку служила лишь стальная пластина толщиной около шести миллиметров. Да и ее, эту пластину, как рассказывали фронтовики, часто снимали с самолета, чтобы облегчить машину и увеличить ее скорость и маневренность.

За всю войну звание Героя Советского Союза было присвоено 2271 авиатору. В числе героев восемнадцать воздушных стрелков.

Защита у стрелка только фанерная

Николай Михайлович Иглин родом из Ульяновской области. В 1941-м ему исполнилось только четырнадцать лет, поэтому из-за возраста на фронт его не брали, хоть и рвался Николай фашистов бить. В ряды Красной Армии шестнадцатилетний Николай ушел добровольцем в 1943 году. Направили его сначала в пехотную часть, а потом, после авиационной школы, которую он закончил с отличием, попал Николай воздушным стрелком в штурмовой авиационный полк.

— В школе нас обучали приемам штурмовки, бомбардирования, ведения воздушного боя. Отрабатывали мы слетанность экипажей, умение держать строй в воздухе, изучали приемы защиты от вражеских истребителей, например «змейку» или «ножницы»,— рассказывал ветеран.

Пригодилась школьная наука, когда он попал в действующую армию. Летал Николай на знаменитом штурмовике Ил-2 — «черной смерти». Так прозвали Ил-2 за сокрушительные атаки на противника.

— Когда я впервые заглянул в кабину стрелка Ил-2, мне стало чуток не по себе: она не имела даже сиденья,— рассказывал Николай Михайлович. — Вместо него — брезентовый лоскут от борта до борта вроде детских качелей. Вместо привязных ремней проволока-струна, которая сзади держала стрелка, чтобы он не выпал по случаю из кабины.

Оружием стрелка был крупнокалиберный пулемет Березина на турели, к которому полагалось всего 180 патронов. Дополнительный боекомплект на задание не брали: в кабине его попросту негде было разместить.

По словам ветерана, за своим пулеметом стрелок ухаживал почти как за живым существом. Разбирал, чистил, смазывал, набивал патронную ленту. Старался делать всё, чтобы лучше выполнять боевые задания, в том числе для облегчения самолета убирать ту небольшую защиту, полагавшуюся стрелку-радисту. Например, снимать с самолета обтекатели кабин стрелков, которые уменьшали угол обзора, а следовательно, мешали вести огонь по противнику. Броню, которую ставили стрелку, тоже снимали. Толку от нее было немного, а вес самолета она увеличивала. Так что защита у стрелка оставалась только фанерная...

По статистике, «срок действия» стрелка-радиста Ил-2 ограничивался 3—4 боевыми вылетами...

— Помню, как после боев ноги дрожали от напряжения (во время боя стрелок на Ил-2 вел огонь стоя!), гимнастерка — хоть выжимай,— рассказывал ветеран.

Авиаполк Николая Иглина выполнял очень сложные задачи, и всегда — успешно.

— Таков мой вклад в Победу,— с гордостью говорил ветеран.

После войны Николай Михайлович переехал на Кубань, в Кореновский район. За мужество и доблесть, проявленные в боях с фашистами, воздушный стрелок награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Полный кавалер ордена Славы

Александр Иванович Кирьянов родился и рос в селе Никитине Челябинской губернии (ныне Курганская область). До войны паренек из крестьянской семьи окончил педучилище в Тобольске. В октябре 1940 года его призвали в ряды Красной Армии. Служил Александр в кавалерийской части на Дальнем Востоке. А в 1941 году его зачислили в Ишимскую авиационную школу в Омской области. Через год Александр получил военную специальность стрелка-радиста штурмовой авиации.

Боевое крещение воздушный стрелок получил в небе Кубани в марте 1943 года. Летал на штурмовике Ил 2. Участвовал в воздушных боях на Северном Кавказе, в Донбассе, в Крыму, на Украине, в Белоруссии, Литве, Восточной Пруссии.

Вся боевая деятельность Александра Ивановича Кирьянова связана с 76-м гвардейским штурмовым авиационным полком 1-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии. Он был воздушным стрелком в экипаже прославленного летчика-штурмовика дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева. Первый совместный боевой вылет на расположение фашистов у станции Успенская они совершили в апреле 1943 года, последний — на Кенигсберг. Экипаж Ил-2 штурмовал вражеские укрепления, уничтожал танки, расстреливал пехоту на марше и самолеты на аэродромах, вступал в схватки с фашистскими истребителями.

— Стрелков, которые оставались в живых после десяти штурмовок, награждали медалью «За отвагу». После пятнадцати — орденом Красной Звезды,— рассказывал ветеран.

Каждый боевой вылет требовал железной выдержки, огромного напряжения воли, бесстрашия и мастерства. А в день, бывало, приходилось делать по 4—5 вылетов.

— В воздухе самая большая нагрузка, если штурмовики шли группой, ложилась на стрелков в крайних машинах. Их задача была отсекать немецкие истребители, ведь стрелкам с машин, идущих в центре, стрелять было рискованно: можно и по своим угодить,— вспоминал ветеран.

Много воздушных сражений, из которых чудом вышел живым, вспоминает ветеран. В июле 1942 года при выполнении боевой задачи в районе Степановки самолет правого ведомого Кирьянова был атакован истребителями противника. Александр отбил атаку. В августе 1942-го при выполнении боевого задания юго-восточнее Ремовских рудников самолет Кирьянова был атакован вражескими истребителями с трех сторон. Ил-2 был поврежден, численное преимущество было на стороне противника, но Александр Иванович не только сумел отбиться, но и заставил уйти немецкие истребители.

Старший воздушный стрелок гвардии старший сержант Кирьянов в июне 1944-го во время боевого вылета на штурмовку живой силы и техники противника в районе железнодорожной станции Толочин в Белоруссии огнем из пулемета поразил две вражеские автомашины с боеприпасами. В июле того же года в воздушном бою в районе Орши отразил три атаки четверки немецких истребителей, в августе в том же районе поджег несколько автомашин с боеприпасами.

В октябре 1944 года в районе литовского города Расейняй Ил-2 Кирьянова отразил несколько атак вражеских истребителей и поджег склад с боеприпасами. В январе 1945 года во время боевого вылета в районе населенного пункта Тучшен штурмовик из пулемета подавил две зенитно-артиллерийские точки. К 11 февраля 1945 года Александр Кирьянов совершил 180 боевых вылетов.

В июне 1946 года младший лейтенант Кирьянов уволен в запас. Жил в Ейске, где работал в местном совхозе, затем в Новокубанске, где именем героя названа одна из улиц города. На доме, где он жил, установлена мемориальная доска.

Александр Иванович Кирьянов, полный кавалер ордена Славы, награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны I и II степени, медалями «За отвагу», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».