Спортсмену-паралимпийцу Ивану Ревенко и его жене на Кубани отказывают в усыновлении ребёнка «из-за того, что на коляске»

28.07.2020 в 17:13, просмотров: 684

Может ли редакция газеты помочь в решении такой личной проблемы, как в семье Ивана Ревенко, мы не знаем. Тем не менее очень хотим это сделать. Возможно, если мы озвучим в общественном пространстве то, что волнует сильного духом мужчину, который в следующем году должен с большой вероятностью попасть на Паралимпиаду в Токио и бороться за нашу страну на таких престижнейших международных соревнованиях, это как-то разрешит ситуацию…

Спортсмену-паралимпийцу Ивану Ревенко и его жене на Кубани отказывают в усыновлении ребёнка «из-за того, что на коляске»

Три года назад Иван Ревенко со своей супругой Полиной переехали в Краснодарский край. Он был самым перспективным спортсменом-колясочником в спортивной легкоатлетической дисциплине «Метание копья» в Алтайском крае, в Барнауле. Теперь Иван входит в состав сборной страны по своему виду спорта и представляет на состязаниях Краснодарский край. В мировом рейтинге он стабильно занимает четвертое и пятое места, но еще год до Паралимпиады в Японии, и результат вполне может быть улучшен. Его имя известно, а благодаря спортивным достижениям Иван Ревенко пользуется заслуженным уважением среди профессионалов спорта.

Тем не менее привыкший ставить, казалось бы, несбыточные цели и достигать их в атлетике, в профессии, Иван сейчас никак не может решить свою личную, семейную проблему...

— Мы очень хотим взять ребенка из детского дома. Усыновить или взять под опеку,— рассказывает мужчина. — Но на сегодня все наши старания пока ни к чему не привели.

Сейчас Ивану 34 года, Полина на десять лет младше. Они уже четыре года женаты, обвенчались. Чтобы иметь возможность взять в семью ребенка, они прошли обучение в краснодарской школе приемных родителей. Отучились полгода, занимались с психологами, сдали все экзамены и зачеты...

— Но потом всё и началось. Из-за того, что я на коляске, нам начали вставлять палки в колеса,— рассказывает Иван. — Отказать в дипломе мне прямо не могли, ведь я отучился в школе. Они мне его и выдали... Но не выдали жене.

Как выясняется, Полине указывали на то, что она еще очень молода и, мягко говоря, не понимает пока многого в жизни... Полина сказала в ответ, мол, какая разница, сколько ей лет.

— Я совершеннолетняя. У нас своя квартира в Краснодаре, есть машина. Мы работаем,— приводит свои доводы молодая женщина. — У нас есть большое желание и есть возможности, чтобы растить ребенка.

Сам Иван работает в Центре паралимпийской подготовки, учится в училище олимпийского резерва. Семья обеспеченная.

Было использовано сразу несколько поводов, чтобы отказать Ивану и Полине в опеке... Один из них — психологически Полина якобы не подходит для того, чтобы воспитывать ребенка... Свидетельство о том, что они прошли обучение в школе приемных родителей в конце концов удалось получить...

— Но потом было продолжение истории... Приходим мы в опеку, показываем свидетельство о завершении обучения в школе приемных родителей, а там начальница говорит, что она не дает добро, потому что представители опеки и ранее, и во время заседания комиссии, по итогам работы которой выдается документ о завершении учебы в школе приемных родителей, были против наших кандидатур. Получается, если какой-то чиновник говорит вам нет, оспорить его невозможно? — эмоционально отмечает Иван. — Мы обратились в прокуратуру региона... Там начали разбираться. Но в конце концов из опеки нам снова пришел отказ. На этот раз в качестве причины указали, что у семьи Ревенко маленькая квартира. На самом деле наша квартира — сорок квадратных метров... Я не знаю уже, что и делать. Хоть плакат пиши и выходи на одиночный митинг...

На самом деле, какой-то нонсенс: хорошая семья, где муж и жена мотивированы на семейную жизнь, хотят воспитывать детей, стремятся достичь успехов в профессии, в спорте, а в реальности их не хочет поддержать государство в стремлении иметь детей. Кто может помочь в такой ситуации? Губернатор, президент, депутаты Госдумы? Ивану и Полине даже посоветовали идти в суд, чтобы там доказать свое право на получение опеки над ребенком... Что же это, получается, такое? В любом случае, когда речь идет о детях, нужно действовать тонко и мудро...

Кстати

Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы РФ по госстроительству и законодательству, сопредседатель рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в Конституцию, доктор юридических наук, профессор, выступая в «Правительственной газете» в конце мая нынешнего года по поводу изменений в Основном законе страны, касающихся семьи и детей, говорил о необходимости поддержки приемных и патронатных семей. И о том, что важная задача государства состоит не в том, чтобы осуществлять тотальный контроль над отношениями детей и родителей, а в том, чтобы обеспечивать «возможности для воспитания детей и их развития во всех семьях». В этой же статье говорится о том, что на 1 апреля 2020 года в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, зарегистрировано 44 тысячи 228 анкет. Для сравнения: в 2008 году их было 115 006... Сейчас почти в три раза меньше детей, которые, получается, ищут приемных родителей. Но согласитесь, все-таки немало ребят — 44 тысячи нуждаются в новой семье... И государство должно помочь им в этом, а не уменьшать их шансы на счастливое детство с любящими и заботящимися о них родителями.


|