Профессии победителей. Как провожали самолеты

В годы войны бойцы батальона авиационного обслуживания работали под девизом: «Не уходить с аэродрома до тех пор, пока все самолеты не будут исправны»

Профессии победителей. Как провожали самолеты
Фото: Pastvu.com

Без этих людей ни один военный самолет не смог бы подняться в воздух, хотя в состав авиационного полка они не входили. Назывались они просто — БАО, то есть батальоны аэродромного обслуживания. Техники, механики, оружейники по двадцать часов в сутки не уходили с аэродрома. Иногда, если аэродром базировался близко от передовой, бойцам БАО приходилось работать под обстрелом противника.

Они готовили самолеты к боевым вылетам. За годы войны бойцы БАО обеспечили вылет больше трех миллионов самолетов. Было подготовлено и подвешено на самолеты больше тридцати миллионов бомб общим весом порядка 660 тысяч тонн. Часто оружейниками в БАО числились девушки. Именно им, 17—18-летним вчерашним школьницам, пришлось перетаскать на себе все эти шестьсот с лишним тысяч тонн боеприпасов…

Вылет обеспечить любой ценой

Батальоны аэродромного обслуживания отвечали буквально за всё. Бойцы БАО занимались самолетами «с боевыми эксплуатационными повреждениями». Так на языке служебных инструкций назывались подбитые в воздухе машины, сумевшие дотянуть до своего аэродрома. Теми же инструкциями их надлежало отремонтировать, используя имеющиеся (или, скорее, отсутствующие) в распоряжении БАО запчасти, и подготовить к новым вылетам. Ветераны вспоминают, что это было самой сложной частью работы инженерно-технического персонала аэродромов.

Задачей техников и оружейников было обеспечить как можно больше вылетов. И закрепить на самолетах как можно больше бомб — иногда ради того, чтобы выгадать для дополнительных боеприпасов несколько десятков килограммов, приходилось экономить на горючем, заливая его в обрез.

Как удавалось оружейникам практически вручную доставлять к самолету и подвешивать бомбы весом сто, двести, пятьсот килограммов и даже целую тонну? Те, кому посчастливилось уцелеть на войне, говорили: «Мы просто делали свою работу».

Аэродромы, двигаясь вслед за наступающими частями, часто меняли место дислокации. Перемещение техимущества и оборудование аэродрома на новом месте тоже входили в обязанности БАО. Особенно трудно приходилось бойцам батальонов обслуживания в осеннюю распутицу, когда имущество авиачастей, самолетные запчасти, горючее приходилось перевозить по раскисшим и практически непроезжим дорогам.

Транспорта было мало, и его использовали лишь для перевозки на новое место оборудования. Персонал зачастую добирался как придется — на попутках или пешком. В архивах сохранился документ, в котором говорится, что техсостав истребительных полков 16-й воздушной Краснознаменной армии во время летнего наступления в 1943 году в течение двух месяцев преодолел пешком расстояние 350 километров.

Трудности возникали и на новом месте: грунтовые аэродромы от дождей размокали настолько, что использовать их по назначению становилось практически невозможно. Часто бывало так, что бойцам БАО удавалось более или менее оборудовать взлетно-посадочные полосы и рулежные дорожки для истребителей и штурмовиков. На остальную инфраструктура аэродрома — укрытия, жилые помещения и так далее — сил уже не хватало.

Не легче было и зимой. На морозе приходилось периодически проводить запуск и прогрев самолетных двигателей, из-за чего увеличивался расход бензина и моторесурса.

И всё же, несмотря на невероятные трудности, бойцы БАО ни разу не подвели летчиков: за всю войну по их вине не было сорвано ни одного вылета.

Таисия Кравченко

«Пальцы распухали от набивания пулеметных лент»

О том, что во время войны ей придется стать оружейницей в авиачасти, Таисия Кравченко не догадывалась. В 1941 году она окончила десятилетку в городе Сталиногорске (ныне Новомосковск) Тульской области. Мечтала поступить в медицинский институт. Но вместо этого отправилась копать противотанковые рвы на пути наступающих немецких частей, которые рвались к Москве.

Под Смоленском, который находился на пути главного удара фашистских войск, Таисия вместе с другими жителями окрестных населенных пунктов рыла окопы, сооружала взлетные площадки, строила противотанковые заграждения. Домой в Сталиногорск Таисия вернулась только осенью, когда работа была выполнена. Но вскоре немцы вошли в город. Девятнадцатилетняя Таисия решила, что ее место на передовой.

В 1942-м ее направили в Грузию, в поселок Кобулети — пройти школу младших авиаспециалистов. Так Таисия стала оружейницей.

— Это очень тяжелая работа, особенно для девушки,— рассказывала ветеран. — Помню, как болели пальцы, распухшие от набивания пулеметных лент, как ныли руки и ломило спину после того, как несколько часов мы подкатывали к самолетам тяжеленные бомбы…

Направили ее в 862-й авиаполк, который в 1942 году находился в Кутаиси. Фашисты разбили авиаполк, после чего его отправили в тыл на переформирование.

— Я опасалась, что всю войну так и пробуду в тылу,— вспоминала ветеран,— и потому стала снова проситься на передовую.

Оружейница Таисия добилась, чтобы ее направили в 166-й истребительный авиаполк. В составе полка она прошла дорогами войны от Кавказа и Кубани до Берлина. Во вражеской столице она и узнала о том, что война кончилась. Тот майский день 1945 года Таисия Ивановна помнит во всех подробностях.

— Мы стояли на аэродроме Ноймарк в пригороде Берлина, готовились к взлету,— рассказывала ветеран,— вдруг вижу: бежит по взлетке дежурная телефонистка и что-то кричит, из-за рева моторов не слышно, что именно. Оказалось, она кричала, чтобы моторы выключили: война кончилась!

День Победы оружейницы решили отпраздновать как полагается. Даже принарядились, упросив командира разрешить им надеть вместо формы платья…

Демобилизовавшись, Таисия Кравченко переехала на Кубань, жила в Краснодаре. Довольно долго оружейнице не удавалось найти работу, пока однажды Таисии не посоветовали обратиться на Адыгейский консервный комбинат. Встретила свою судьбу, вышла замуж, родила сына. А когда ушла на заслуженный отдых, переехала в Северский район, в поселок Афипский.

В масле и тавоте, зато в аэрофлоте

Родителей своих Мария Сергеева помнит плохо: воспитывалась она в детском доме. До войны девушка успела окончить школу фабрично-заводского ученичества и устроилась на работу. В июне 1941 года все планы рухнули…

На фронт Мария ушла добровольцем в 1942 году.

— Сразу на передовую меня не пустили,— вспоминала ветеран,— направили сначала в Куйбышев, где формировался 225-й авиационный полк. Там набирали новые самолеты и обслуживающий персонал. Так я и попала в авиацию.

Мария Денисовна помнит день, когда прибыла к месту дислокации своего авиаполка.

— Там было очень много неисправных самолетов. Я поняла, что работы будет много,— рассказывала Мария Денисовна. — Наш аэродром находился километрах в сорока от передовой. А моя работа — оружейницы — состояла в том, чтобы готовить самолет к бою. Этим я и занималась — заряжала пушки. И это всё происходило по жесткому расписанию. Нам даже разговаривать не разрешалось, чтобы не отвлекались. А как же, вдруг за разговорами забудешь снять предохранитель — и летчик в воздухе для врага легкой мишенью станет: орудия-то у него стрелять не будут…

Оружейница вспоминала, что на аэродроме часто было как на передовой: поднимали по тревоге, бомбили, жить приходилось в землянках. Да и работа оружейника тяжелая, черновая, круглосуточная. Как говорится, в масле и тавоте, зато в аэрофлоте…

Демобилизовалась Мария Денисовна в 1945 году. После войны перебралась на Кубань, обосновалась в Крымском районе. Награждена медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Ефросинья Панина

«Стокилограммовую бомбу на кукурузник поднимали на коленках»

Ефросинья Панина служила оружейницей в 889-м ночном легкобомбардировочном Новороссийском ордена Кутузова авиационном полку, куда в самом начале войны попала после четырех месяцев обучения в школе младших авиаспециалистов.

Вместе с полком 18-летняя оружейница участвовала в боях на Малой Земле, в Керчи, освобождении Крыма, Белоруссии, Польши, Восточной Пруссии и Померании. Со своим мужем-летчиком она познакомилась на фронте.

— Готовила к вылету Ил-2 и У-2, или, как мы их называли, кукурузники,— рассказывала ветеран. — В мои обязанности входило загрузить самолет «начинкой» — бомбами (вес одной бомбы — минимум сто килограммов, а мой собственный — пятьдесят). Вначале надо было подкатить бомбу к самолету, а затем поднять. И если на Ил-2 были лебедки, то на кукурузник мы ее поднимали с другими оружейницами на своих коленках. Эти метки остались на всю жизнь. Также устанавливали взрыватели, что требовало невероятной осторожности и четкости действий. Малейшая неточность — и взрыв…

Войну младший сержант Панина закончила в Германии. Демобилизована 12 июля 1945 года. После войны Ефросинья Александровна поселилась в Геленджике. Награждена оружейница боевым орденом Отечественной войны II степени и медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру