Юрий Башмет: «Мы устремляемся к новым высотам»

Юрий Башмет: «Мы устремляемся к новым высотам»
Фото: Алексей Молчановский

На Зимнем фестивале искусств в Сочи рождаются премьеры мирового уровня. Об этом рассказал артистический директор мероприятия маэстро Юрий Башмет. Одно из самых значимых событий страны по традиции прошло на курорте и словно дало старт культурной жизни после пандемии, побив все рекорды по премьерам: их было сразу девять. Об открытиях фестиваля, достижениях, шедеврах, самоучках и Рихтере нашему корреспонденту рассказал Юрий Башмет.

— Юрий Абрамович, очень приятно видеть традиционный фестиваль в Сочи после долгого карантина и перерыва в культурной жизни. Как удалось его организовать?

— Когда в прошлом году фестиваль завершился, Зимний театр Сочи закрылся на карантин. Он опустел. Но я пообещал зрителям: «Если вы хотите и мы хотим, фестиваль состоится, несмотря на все сложности». Так и произошло благодаря серьезной поддержке и сочинцев, и властей города и края. Самое главное, что из-за всего происходящего фестиваль никак не «прогнулся», а, наоборот, вырос по количеству премьер. Можно смело сказать, что с учетом всех требований и ограничений залы были полные. И это очень ценно, потому что наши зрители так же, как и мы, переживают сложные, опасные времена. Тем не менее после отсутствия концертной жизни фестиваль дает нам оптимистичное настроение, говорит, что всё налаживается, что мы устремляемся к новым высотам.

— Как вы лично пережили период карантина, отсутствие гастролей, концертов?

— Говорят, что нет худа без добра. Во-первых, я в жизни еще никогда столько не отдыхал. Во-вторых, у меня есть внук, играющий на скрипке. Ему четырнадцать лет, я с ним музицировал несколько раз. Мы играли дуэтом на скрипке с альтом, разобрали несколько произведений Моцарта. У нас состоялся фантастический выезд юношеского оркестра, который, кстати, родился в Сочи, на Мамаев курган 24 июня. Удалось собрать ребят из разных уголков страны, для многих это были очень счастливые дни. Некоторые родители потеряли работу и просто были рады, что дети будут полноценно питаться. Само по себе мероприятие, посвященное празднованию Победы в Великой Отечественной войне, было мощное. Об этом концерте узнал один из ветеранов, который участвовал в Сталинградской битве, он переболел ковидом, но все-таки пришел на Мамаев курган. Он очень немногословен, но сказал нам важные слова — что воевал не зря, увидев выступление юношеского оркестра, понял: будущее — светлое.

— К сожалению, многие деятели искусств оказались в плачевной ситуации, даже стали обращаться за господдержкой. Как вы относитесь к этому?

— Думаю, что по этому поводу в нашей стране артистам жаловаться не стоит. Все, кто работает в государственных оркестрах, находились на карантине, но в то же время получали зарплату много месяцев. У моих коллег в Европе и США ситуация была другая: помощь оказывали в разовом порядке. В самой сложной ситуации оказались исполнители, которые работают самостоятельно. Чтобы их поддержать, вместе с директором фестиваля Дмитрием Гринченко мы организовали частный фонд на собственные средства. Собрали сведения о том, какие концерты у исполнителей, кто не состоит в государственных оркестрах, пропали, какие были гонорары. В разных городах это разные цифры. Планировали оказать поддержку полусотне солистов, дирижеров и композиторов. Но заявок было очень много — естественно, в итоге вышли за рамки намеченного. Мы постарались сделать всё, чтобы наш призыв о поддержке творческих людей в сложной ситуации стал всемирным.

— Будем надеяться, что сложные времена подходят к концу. Расскажите, пожалуйста, о премьерах сочинского фестиваля искусств. Как известно, на нем часто рождаются произведения, которые потом исполняют и в нашей стране, и за рубежом.

— Действительно так. Например, наш знаменитый спектакль «Маленький принц» с Константином Хабенским. Этой пьесой мы уже много лет открываем фестиваль, и родился спектакль в Сочи. «Маленький принц» с успехом идет в Москве, иногда даже выезжаем в другие города. Главная черта сочинского фестиваля — здесь появляются интересные эксперименты. После карантина, когда было много свободного времени, хватило и отдохнуть, и поработать, мы вышли с большим багажом новых идей и проектов. Например, представили в Сочи музыкальный спектакль «Свидание в Москве». Признаюсь, было непросто найти драматических актеров, которые могут петь. При этом, уверен, если какие-то части спектакля исполнить отдельно, то эти песни станут хитами. Очень интересная постановка «Корабль влюбленных», которая объединила в себе рассказы о любви разных эпох. Конечно, пронзительный спектакль «Гамлет» с Евгением Мироновым. Если бы мне в детстве так читали, как это делает Женя, я бы прожил умнее, понимал бы и чувствовал всё более ярко. В спектакле используется музыка Дмитрия Шостаковича, которую он написал для фильма «Гамлет» с Иннокентием Смоктуновским. Я не раз видел эту картину, но всегда был так увлечен игрой актера, что не помнил ни одной музыкальной интонации. Но гений Шостаковича создал такую атмосферу, что в любом случае понятно, что это музыка для «Гамлета». Она никогда не исполняется полностью — лишь отдельными сюитами, так что для нас это стало дебютом.

— В рамках фестиваля огромное внимание уделяется воспитанию молодых талантов, проходит специальная музыкальная академия. Благодаря ей как раз и появился уже известный юношеский оркестр. Каковы итоги ее работы в этот раз?

— Представить фестиваль без музыкальной Академии для молодых исполнителей уже невозможно. В этом году главное достижение в том, что юные музыканты явно сделали очевидный скачок, произошел прогресс. Когда ездим по стране и отбираем претендентов в юношеский оркестр, самым слабым инструментом в России всегда оказываются валторны. Однажды я привел ребятам пример. В Нью-Йорке был объявлен конкурс в филармонию. Было сто человек на место. Вышел человек, сыграл две ноты — вторая у него не прозвучала, на музыкальном жаргоне мы называем это «киксанула». Тогда он просто опустил трубу, сказал: «Извините, спасибо» — и ушел. То есть он понимал, что дальше уже не имеет смысла тратить время, если «киксанул». Вот этот случай я описал молодым валторнистам. И что вы думаете, в концерте фестиваля участвовали восемь валторн — они играли удивительно чисто. Это ученики нашей академии. Конечно, есть еще много над чем работать, но прогресс очевиден. И самое главное: ребята раскрепощаются. Это очень важно, чтобы музыкант на сцене не замыкался, показывал свой артистизм.

— Бывает, что не только преподаватель учит своих воспитанников, но и они его. Чему можно поучиться у молодых?

— Самая главная проблема профессиональных исполнителей — не потерять в связи с тяжестью жизненных ситуаций той свежести мироощущения, которая есть у детей. Удивляться цвету моря и неба, зелени деревьев. Об этом мне однажды сказал Святослав Рихтер: «Я чувствую сейчас так же, как в детстве». И об этом можно только мечтать. Когда ты общаешься с детьми, ты им советуешь, показываешь и смотришь: а что они делают сами? Возможно, не умеючи, но зато очень искренне. Это самое сложное, это дар, этого не надо бояться.

— А как вы относитесь к феномену самоучек? Говорят, что даже Святослав Рихтер был таким...

— Насчет того, что Рихтер был самоучкой, первый раз слышу. Он был из музыкальной семьи, его отец — органист. При этом он был гениально одаренным человеком. Возможно, речь идет об одном случае, когда Рихтер учился в Московской консерватории. Был объявлен конкурс на исполнение сонаты Скрябина. И Рихтер сыграл своему преподавателю, знаменитому пианисту Нейгаузу, одну из композиций. Нейгауз его похвалил и посоветовал на конкурсе играть так же. На следующее утро у педагога чуть не случился инфаркт, Рихтер играл совсем другую мелодию. Конкурс он выиграл, а позже объяснил, что побоялся не повторить качественную игру и за одну ночь разучил новую сонату. Был период, когда я очень тесно общался с Рихтером. Он был невероятно трудоспособен. Если начинал учить какое-то произведение, то это могло продолжаться двенадцать часов в день. Помню, подходила его жена Нина Львовна и говорила: «Славочка, но им же надо поесть, чай хотя бы с бутербродами». Мы выбегали курить, пауза сорок минут, потом еще три часа репетиций. Такая была закалка рихтеровской школы. Как я отношусь к самоучкам? Думаю, что рано или поздно им придется узнавать основы, грамоту. Когда я жил во Львове, мне было лет двенадцать — четырнадцать, там было много талантливых гитаристов, мы называли их «слухачами». Они сидели на лавочках, играли музыку групп «Битлз», «Роллинг стоунз», и все это по слуху или по так называемым оцифровкам, когда вместо нот пишутся цифры. Но если кто-то из них попадал в оркестр или группу, приходилось познавать основы.

— Достижением сочинского фестиваля вы называете произведения, которые становятся популярными. Сразу понятно, что перед вами шедевр?

— Объясню на примере. Я много лет ждал от Альфреда Шнитке большого произведения для меня. Он мне пообещал, и я ждал почти девять лет. Даже обижался на него. А потом мне вдруг позвонила его жена и сказал: «Начал». Если начал, уже есть весь материал, идея, значит, скоро будет. Когда мне передали ноты, открыл и понял сразу: это шедевр. Так и получилось. А вот когда я увидел композицию Софии Губайдулиной, написанную для меня, совершенно не понял, как это исполнять. И я обратился к ней, она мне очень сильно помогла, потому что начало было невероятно сложным технически. И только исполнив мелодию, я увидел, насколько всё это замечательно. Ростропович однажды сказал мне: «Играй всё, что пишут для тебя. Из десяти произведений три будут как минимум высшего, профессионального качества, а возможно, даже получится шедевр». И я этого правила придерживаюсь, потому что, как только перестанешь играть, для тебя перестанут и писать.

— Надеемся, этого не случится и мы еще услышим много интересного на следующем фестивале в Сочи. Кстати, он будет юбилейным... Поделитесь планами?

— Наш юбилейный фестиваль пройдет под лозунгом «Сделано в Сочи», планируем представить всё самое интересное, что родилось здесь за четырнадцать лет. Зимний фестиваль искусств пройдет по традиции с 14 по 27 февраля 2022 года. Но мы очень надеемся встретиться с сочинцами и гостями города раньше — на большом осеннем концерте.

Фото: Юрий Корчагин
Фото: Юрий Корчагин
Фото: Юрий Корчагин

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру