Поклитару в мажоре, краснодарцы в миноре

Международный фестиваль регионального масштаба

Балетмейстер Раду Поклитару как-то признался, что любит пленять, то есть очаровывать, сводить с ума. На самом деле в натуре Поклитару немало артистизма, даже нарциссизма. 

Международный фестиваль регионального масштаба

Он, как и бывший премьер Большого театра, а ныне ректор Вагановской академии Николай Цискаридзе, не пропускает, кажется, ни одного телешоу и возможности лишний раз появиться на экране, на странице модного журнала, не говоря уже о бесчисленных интервью, по которым сын молдавского народа и вовсе бьет рекорды. В этой связи я всегда вспоминаю Алексея Ратманского, бывшего художественного руководителя балетной труппы Большого театра, безусловно хореографа мирового класса, человека интеллигентного и очень сдержанного, хотя мне однажды пришлось наблюдать довольно экспрессивную жестикуляцию и горящие глаза Алексея Осиповича. Возможно, это наносное порой и мешает Раду Поклитару (балетмейстеру, бесспорно, талантливому, изобретательному) выйти из той «региональности», «провинциальности», которые в нем нет-нет и прослеживаются, несмотря на то что в его арсенале уже три постановки в главном театре страны.

Фестивальные гастроли

Так и наш Международный фестиваль современной хореографии, уже третий раз прошедший на сцене Краснодарского музыкального театра, больше можно отнести к региональному масштабу, чем к планетарному. А приезд театра Поклитару «Киев Модерн-Балет» стоит обозначить скорее гастрольным проектом, чем фестивальным. Кстати, гастроли полностью убыточные, так как цены на билеты для Кубани оказались немалые.

И все-таки два вечера авторский театр пленял, покорял местных любителей Терпсихоры. В первый день были показаны одноактовки, две премьерные работы балетмейстера – «Женщины в ре миноре» на музыку И. Баха и «Долгий рождественский обед» А. Вивальди.

Необычайно интересная трактовка концерта номер 1 для клавира с оркестром ре минор Баха и витающий дух Гарсиа Лорки (хореограф оттолкнулся от пьесы великого испанца «Дом Бернарды Альбы») окунули нас в танец, как полный драматизма и вулканических страстей, так и поразительно логично сотканный, с небывалой палитрой чувств. И это несмотря на изломанные руки, завернутые ноги, искривленные стопы, на всю кажущуюся антибалетность, физиологичность. Здесь чудесным образом работает и многоплановость, и полифоничность, свойственные искусству Поклитару. Балетмейстер в «Женщинах» оказался не просто в ударе, но и на высоте, позволяющей творить шедевры. Мы увидели балет о невозможности женской дружбы, ситуацию, когда счастье одних становится несчастьем для других, а соответственно и призывом к действию. Товарки не прощают успеха, свадьбы своей подруге и стройно, ладком сооружают ей из белоснежной фаты похоронный покров. Удивительное попадание хореографа в музыку Баха, в минорную, трагедийно-экспрессивную, скорбную тональность поднимает работу до жанра высокой трагедии.

Фабульные казусы

А вот второй балет на музыку Антонио Вивальди «Долгий рождественский обед» по одноименной пьесе американского драматурга Торнтона Уайлдера сложно назвать успешным. И самая главная неудача, на мой взгляд, выбор музыкального материала. Кажущаяся универсальность «Четырех времен года» в данном случае не сработала, не легла на «свободный танец». Как говорится, мотив отдельно, пляски отдельно. Удивительные орнаменты эпохи барокко остались равнодушными к истории семейства Байярдов, чью 90-летнюю хронику нам пытались представить.

Рождение, жизнь и смерть — те блюда, из которых состоит «Рождественский обед». Однако «пояснительность» хореографии «ужарила» постановку. От Уайлдера остались лишь индейка, инвалидное кресло, служанка да двойня. Поклитару умудрился не только вклинить свои сюжеты в достаточно законченное повествование, но и отчасти вульгаризировать произведение. Понятно, что хореограф всегда «дописывает», «усложняет» взятые литературные сочинения, но если в Лорке введенный им в женское царство мужчина лишь добавил интриги, то в данном случае фабульные казусы все «утяжеляют».

Галантерейный довесок

Даже двухактный спектакль «Кармен.ТV» на музыку Ж. Бизе, показанный на второй день и поставленный около десяти лет назад, смотрится более свежо, хотя постановщик по-своему вывернул историю Кармен, хорошо сдобрив ее эротикой и смертоубийством. Но тональность сарказма, юмора и иронии, взятые изначально, и позволили эту работу воспринять стебом, пародией на всем известную классику, как оперную, так и балетную.

Микаэла (у Проспера Мериме невеста Хозе) предстает в роли телезрительницы, вернее этакой теледевственицы, вечно спотыкающейся серой мышкой в пиджачке. Телеманка по ходу балета отвлекается от любимого сериала лишь для того, чтобы «редактировать» на сцене ход событий, помогая отправлять на тот свет мешающих ей героев. Она как жуткий кукловод. Лишь, словно из классического балета, самовлюбленный, открыточно-наигранный раскрасавец Тореадор, при чьем появлении все женщины на сцене попадали ниц, погибает самостоятельно. В финале Микаэла избавляется и от Кармен, присаживая Хозе рядом с собой у телеэкрана.

Спектакль насыщен забавными драками, а-ля корридой, а издиранный танец на босу ногу придает всему действу живость уличного шарма и большую претензию (опять же пародия на штамп чересчур серьезного действа), но без всякой пошлости.

Надо отдать должное руководителю «Киев Модерн-Балета»: в «Кармен.TV» чувство меры у него работает безотказно. Хореограф отчасти напоминает Эмира Кустурицу и по юмору, и по внутренней пластике, но лишь изредка, так как Кустурица в кино ни на кого не похож, а глядя на Поклитару, невольно вспоминаешь шведа Матса Эка, особенно его танцы «вприсядку» на полусогнутых. Но если художник умеет былой опыт подать талантливо и изящно, то сей нюанс может пойти и в зачет. Согласитесь, тоже искусство!

Чего совершенно не скажешь об «Анне Карениной» Александра Мацко, еще об одном фестивальном полотне, на мой взгляд, неудачном. Увы, этот галантерейный довесок, конечно же, подпортил праздничную картинку, но, к счастью, не испортил общего впечатления от гастролей коллектива, до завидной формы которого нашим балетным труппам тянуться и тянуться.