Как казаки для себя велосипед открывали

Полтора столетия назад Кубанский край буквально заболел циклизмом

17 мая 2017 в 12:43, просмотров: 396

Велосипед стал спасением екатеринодарцев от скуки и чрезмерного употребления спиртных напитков

Как казаки для себя велосипед открывали
Фото: 1723.ru

В середине века девятнадцатого стольный град Екатеринодар напоминал большой военный лагерь. Общественная жизнь, как отмечал кубанский историк Виталий Бондарь в монографии «Войсковой город Екатеринодар 1793-1867 гг.», практически отсутствовала. Многие екатеринодарцы и приезжие видели способ избавления от скуки в чрезмерном употреблении спиртных напитков. 

Альтернативой подобному времяпрепровождению в начале XX века стали занятия спортом. В первой трети столетия Кубань буквально заболела велосипедными гонками, а циклисты (так назывались в ту пору любители прокатиться на двухколесной машине) появились едва ли не в каждом уголке края.


Велосипедная горячка

Повальное увлечение циклизмом стало возможным с изобретения во Франции в 1860-х гг. педального велосипедного привода. Это чудо технической мысли настолько понравилось россиянам, что в стране началась самая настоящая велосипедная горячка. 

Первые велосипеды стоили дорого (от 100 до 300 рублей плюс ежегодный городской сбор, составлявший 1 рубль 50 копеек), и занятия циклизмом были доступны только состоятельным людям.

Велосипед быстро превратился из игрушки в экипаж. Форма его с каждым годом улучшалась и упрощалась, фигурные и кривые рамы заменялись прямыми. 

Мода на велосипед особенно была распространена среди молодежи. Популярности ему добавляло то, что это было личное транспортное средство, которое могло проехать практически везде. Его использовали для спорта, отдыха, передвижения. Особенно приятны были загородные велосипедные прогулки по живописным уголкам природы.

В 1902 году екатеринодарские велосипедисты объединились с поклонниками гимнастики, создав Общество любителей гимнастико-велосипедного спорта. В городском саду у общества было место для проведения гонок и «различного рода атлетических упражнений», отмечено в «Материалах к летописи: Екатеринодар-Краснодар 1793-1993».

Примерно в это время Общество любителей физических упражнений и велосипедного спорта появилось в селении Армавир. Клубов, специализирующихся только на велосипедном спорте, на Кубани и в Черноморье в то время не было.

Каждое велосипедно-спортивное общество давало возможность познакомиться и сблизиться с единомышленниками, заботилось о развлечениях для своих членов, которые проводили свободное время без «чувствительных денежных затрат, что вполне возможно при большом составе членов». Кроме того, общества ходатайствовали перед властями о предоставлении спортсменам больших прав, например, разрешения ездить по улицам, чего не смогли бы добиться циклисты поодиночке или от имени небольшой группы.

Согласно уставу, екатеринодарское Общество любителей гимнастико-велосипедного спорта видело свою цель в том, чтобы способствовать распространению езды на велосипеде и разнородных физических упражнений, служить центром для сближения любителей езды и физических 
упражнений.

У общества была своя печать. Ему также предоставлялось право иметь особый знак, который подлежал утверждению наказным атаманом Кавказских казачьих войск.

На проведение публичных мероприятий велосипедному обществу необходимо было получать каждый раз особое разрешение «подлежащего начальства» и соблюдать все действующие по этому предмету правила и распоряжения правительства. В него не принимались лица, не достигшие совершеннолетия, за исключением состоящих в офицерских и классных чинах, а все члены общества, кроме почетных, должны были уплачивать в кассу ежегодный взнос.

К участию в публичных состязаниях циклисты допускались только с разрешения комитета общества и после уплаты сбора. 

Гонки надоели

В российских столицах, всегда на шаг опережавших провинцию, это произошло еще раньше. На рубеже 1890-1900-х гг. в Москве и Петербурге на смену любительским пришли гонки профессионалов. С этого момента данный вид спорта перестал быть развлечением. 

В 1912-м Россия впервые приняла участие в Олимпийских играх, в тот год они проходили в Стокгольме. Среди российских спортсменов было и 12 велосипедистов. В гонке они выступили неудачно: только один из них закончил ее, заняв 60-е место. Впрочем, велосипедные гонки в качестве зрелища некоторое время привлекали публику, но уже к концу первого десятилетия XX в., по заявлению корреспондента «Кубанских областных ведомостей», они «изрядно надоели» горожанам.

Циклисты выступили в новой ипостаси. Велосипеды, удобное средство передвижения, стали применять также и для дальних загородных прогулок. Это послужило причиной создания объединений велосипедистов-туристов. Подобные объединения возникли по всей России, в первую очередь появившись в Санкт-Петербурге. Здесь был организован Русский туринг-клуб, позже переименованный в Российское общество туристов (РОТ). 

Представители РОТ появились на Кубани в 1903 году, начав покорение края с города Новороссийска. С этого времени в черноморской периодике не раз встречаются заметки о путешествиях спортсменов-велосипедистов на дальние расстояния. 

Пресс-тур по Кавказу

13 июня 1914 года из Новороссийска отправился межрегиональный велотур. Циклисты выехали в сторону Сочи. Посетив Красную Поляну, участники тура должны были отправиться в Сухум, далее — Батум, Артвин, Турецкая граница, Аджария, Ахалцих, Боржом, Гори, Тифлис, Владикавказ, Кавказская, Екатеринодар. Завершить тур планировалось также в Новороссийске. Всего участники должны были проехать около 3 тысяч верст.

Среди циклистов — участников тура был молодой журналист, сотрудник «Черноморского альманаха» Г. Сорохтин, известный по пробегу Новороссийск — Москва 1913 года, когда он в течение 15 дней покрыл 1505 верст. 

Целью путешествия было знакомство с природой Кавказа, сбор геологических коллекций и фотографирование. Одновременно Г. Сорохтин рекламировал «Санэ» — Товарищество черноморских виноградарей, имея в раме велосипеда «изящный плакат».

Правда, движение велосипедистов сильно замедлялось беспрерывными дождями, которые настолько испортили дороги, что некоторые участники тура, не пройдя и четвертой части пути, вынуждены были вернуться обратно, так как следовать дальше не было возможности. О чем с изрядной долей иронии сообщил «Черноморский альманах» в одном из номеров 1914 года.
Неудача циклистов не осталась без внимания и местной сатиры.

На страницах журнала «Медвежонок» появилась заметка следующего содержания: «Всемирный рекорд. «Известный» спортсмен из Общества новороссийских воробьев побил всемирный рекорд, проехав 6000 верст в три дня, выиграв кубок вранья и жетон бахвальства».

Что и говорить, отношение общества к циклизму не было однозначным. Путь велосипеда к популярности был тернист. 

Любитель велоспорта М. Боголепов в 1900 году в справочной книге для циклистов писал: «Если бы десять лет тому назад спросить каждого взрослого и более или менее солидного человека, желал ли бы он завести себе велосипед, то из тысячи, может быть, только один высказался бы утвердительно, остальные же только рассмеялись бы, некоторые, может быть, даже оскорбились и заметили бы, что они, мол, не дети и не клоуны и не желают себя выставлять посмешищем публики».
Ситуация стала меняться к лучшему только спустя десятилетия, когда большинство людей поняло, что велосипедная езда — это приятный, доступный и быстрый способ передвижения. Но общество еще довольно долго продолжало делиться на сторонников и противников циклизма.

Дамы выбирают шаровары

Представительницы прекрасной части населения Кубани тоже увлекались велосипедом и принимали участие в гонках. Приток женщин в велосипедное движение был массовым. Разумеется, сразу же появились те, кто утверждал, что женщина не должна ездить на велосипеде. Причем среди них были как мужчины, так и женщины. В местной прессе тех времен говорилось даже о потере циклистками способности к деторождению, о неприличности их поведения, о недозволенных связях с мужчинами. Поборников нравственности беспокоило, что девушки и юноши ездят в сельскую местность без сопровождения.

Споры вызывал и женский велосипедный костюм. Он должен был защищать от холода, жары, ветра, сырости и проч., а также не стеснять движения и не попадать в движущийся механизм. Для этого циклисткам необходимо было отказаться от корсета и заменить юбку шароварами. Однако большинство дам считали, что надевать штаны, пусть и очень широкие, неприлично. 

Это мнение достаточно долго было доминирующим в обществе. Боголепов, давая советы велосипедисткам относительно костюма, писал, что если такие понятия имеют дамы, не ездящие на велосипеде, считая саму езду неприличным (сплетничать, играть в карты, курить они считают приличным), то и пусть.

Циклистки же, скинувшие с себя древнюю рутину тем, что решились сесть на велосипед, невзирая на косые взгляды завистливых кумушек и тетенек, должны оставить и свое предубеждение против шаровар и запомнить, что шаровары, по сравнению со стоярусными юбками, наиболее скромная, удобная и гигиеническая одежда.

Если велосипедистка не решается одеть шаровары, или ей не позволяет фигура, «теоретик циклизма» предлагал носить короткую верхнюю юбку, но непременно с пришитыми к ней исподними глухими, такого же цвета, шароварами. В остальном рекомендовались фуфайка (шерстяная или бумажная в зависимости от времени года), легкий лиф, фигаро или кофточка, длинные чулки, туфли, пояс; зимой гамаши или даже валенки.

Мужчинам также рекомендовалось иметь специальный костюм для езды на велосипеде. Им Боголепов предлагал надевать легкую бумажную (а в более холодную погоду — шерстяную) фуфайку, короткие вязаные или легкие триковые шаровары, не очень широкий плетеный, но не кожаный пояс, короткий пиджак, длинные чулки и легкие туфли, в холодную и сырую погоду — ботинки. В качестве головного убора необходима была низкая фуражка с длинным козырьком для защиты от солнца, но не с полями, при которых ветер мог снести ее с головы.

Велосипед три с лишним десятка лет был новинкой, будоражащей общественность. Однако со временем велосипедный бум прошел. Технический прогресс не стоял на месте, и воображение публики, как отмечает Анна Крюкова в «Досуге и развлечениях горожан Кубанской области и Черноморской губернии», захватили новые более мощные средства передвижения — автомобиль и мотоцикл.

В наши дни циклизм, то есть активный досуг с использованием велосипеда, переживает второе рождение.



Партнеры