Эпидпорок. В больнице Армавира умерла беременная женщина

Родные обвиняют в бездушии и халатности врачей

19 января 2016 в 15:05, просмотров: 7272

Смущает и другой факт: родственники Тани Дорофеевой уверяют, что подпись на «отказах» не ее. В общем, вопросов к врачам была масса. Увы, никто на них не ответил. Даже не попытался

Эпидпорок.  В больнице Армавира умерла беременная женщина
Фото: кадр ТРК "ТНТ-Армавир"

За первые десять дней 2016 года на Кубани родилось 2078 малышей. А могло бы на одного больше. Мальчик Артем так и не появился на свет, хотя его очень ждали. Он умер вместе с мамой Таней в новогодние каникулы.
На сайте краевой администрации 12 января появилось сообщение: «В городской больнице № 3 Армавира 9 января умерла от вирусной пневмонии беременная женщина». Сразу после того, как известие о трагедии просочилось в СМИ. Из текста выходило, что пациентке ставили диагноз ОРВИ, но она два раза отказалась от госпитализации. 
Татьяне Владимировне Дорофеевой было 26 лет. Через пару недель она должна была впервые стать мамой. «Отказов Таня не писала. Только и жила мыслью, как родит и зацелует сына», — уверили нас родственники. 
«Не нахвататься заразы»

На пороге дома Дорофеевых я появилась в начале десятого утра. Почти на час раньше условленного времени. «Ничего, сейчас все равно плохо сплю — произошедшее постоянно крутится в голове», — приглашает войти Наталья Дорофеева, свекровь Тани. Глаза красные, заплаканные. В гостиной, где нам предстоит говорить, стоит гнетущая тишина. Мои соболезнования растворяются в ней. Наталья Викторовна, растерянно кивая головой, зовет сына. Евгений, муж Тани, а теперь вдовец, собирается на работу. Надо. Подавленный, он тоже почти шепотом здоровается. По всему видно — до конца мать с сыном еще не осознали, что произошло. Вот же Таня — улыбается с фотографии. Рядом на окне ладанка и икона. Молодую женщину похоронили всего два дня назад. А «сгорела» она буквально за неделю.
— Третьего числа к вечеру Таня начала покашливать, до 39 градусов поднялась температура. Женя вызвал скорую помощь. Машина отвезла нашу девочку в перинатальный центр на Энгельса, — рассказывает Наталья Викторовна. — Там накричали, мол, зачем привезли такую больную, но все-таки осмотрели в плане беременности. Поскольку по этой части все было хорошо, Таню в центр не взяли — отправили в инфекционную больницу на Пугачева. А там сказали, что мест нет, только в коридоре: «Лечись дома, чтоб не нахвататься заразы». Никаких лекарств медики не выписали, даже не зарегистрировали обращение. Со слов Тани, врач скорой была в шоке, что беременную женщину нигде не приняли.
Следующие три дня, с четвертого по шестое января, Таня провела у своей мамы. Пятого числа беременная женщина пошла в поликлинику по месту прописки — на ул. Маркова. Дежурный врач выписал противовирусные препараты и микстуру от кашля. Дома пила также горячее молоко.
— Опять вызывали скорую. Медики уколами снижали температуру. Нам было сказано, что легкие у дочки чистые, — добавляет Наталья Викторовна.

«Мам, мне плохо!»

7 января Наталья Дорофеева позвонила невестке. Первое, что услышала: «Мам, мне плохо!» Женщина вызвала скорую и помчалась к сватье.
— Медик не понимала, откуда кашель. Когда бригада уехала, я одна отправилась в Третью больницу (МБУЗ «Многопрофильная городская больница», — прим. ред.). Попросила дежурного терапевта послушать невестку, а он: «Беременная? Идите в роддом». В перинатальном центре снова не захотели госпитализировать. Даже посмеялись. Я объяснила: у невестки кашель такой силы, что боится разродиться. Мол, мама держит живот, пока дочка кашляет. Еле упросили. Таню взяли с условием, что привезем лист с назначенным лечением из инфекционной больницы. В «инфекционке» поставили ОРВИ, прописали лекарства. Дочку положили в палату только к семи вечера. Я успокоилась, ведь ее окружали врачи. 
Восьмого числа Тане вроде бы стало легче. Правда, температура держалась. А вечером она напугала свекровь звонком: «Мам, у меня кашель с кровью».
— Я предположила, что дочка надорвала горло постоянным кашлем. По телефону поругалась с медсестрой, которая ставила капельницы. Попросила ее пригласить врача для осмотра, но в ответ услышала: «Все врачи заняты, освободятся – посмотрят!» Еще возмутил тот факт, что в роддоме постоянно бросали трубки, невозможно было дозвониться. Могу сделать распечатку звонков, если нужно. 

Патология

Утром (примерно в 8.00) Таня снова позвонила свекрови. Сказала, что ее отправили в Третью горбольницу к терапевту. Без сопровождения, одну. Жену на сносях к врачу в итоге отвел муж.
— Я позвонила на горячую линию в администрацию Армавира, — продолжает Наталья Викторовна. — Через полчаса мне перезвонила Татьяна Дмитриевна Романова. Это начальник городского управления здравоохранения. Выслушала меня. Следующий ее звонок был через полтора часа. Нам сообщили, что Таня в реанимации, то ли девочку отправят в Краснодар, то ли специалисты приедут из краевого центра.
В полдень родственники уже были у отделения реанимации. Вышел врач и объявил, что состояние очень тяжелое. Фамилии его Дорофеевы не запомнили, впрочем, не записывали они и другие.
— Не до фамилий было. Радовались, что хоть кто-то к нам выходит, разговаривает, — объясняет сестра Натальи Викторовны Ольга Штельма, присоединившаяся к разговору.
— На сайте администрации края мы прочли, что была санавиация. Почему они так пишут? — плача, спрашивает у меня убитая горем женщина. — Была только машина. Когда она приехала, Женя подошел к доктору и еще спросил: «Может быть, вертолет?» Нам ответили, что на таком сроке беременности не летают. Автомобиль из Краснодара шел больше трех часов. Я звонила Романовой и говорила, что тянут время. А она успокаивала: «Все под контролем, не переживайте». Кто знает, может, Таня уже была мертвая…
Татьяна Дорофеева умерла 9 января в 16.40. Так значится в свидетельстве, выданном родственникам. Рядом с графой «приблизительный период между началом патологического процесса и смертью» две записи: «острая респираторная недостаточность — одни сутки», «вирусная пневмония неуточненная — семь суток». 
В тот же день родственники Тани обратились в Следственный комитет. Они уверены: об этой трагедии нужно не говорить — кричать!
— Свою девочку и внука мы не вернем, но, может быть, поможем другим детям, обратим внимание на больницы Армавира, — говорит Наталья Викторовна. На следующий день 10 числа состоялась встреча с главными инфекционистом и патологоанатомом краевого минздрава. Сказали, сделали вскрытие, будет исследование. Результаты объявят через 12 дней.

 По данным следственного отдела  по г. Армавиру регионального СКР, после получения результатов вскрытия и выяснения причин смерти Татьяны Дорофеевой будет назначена судебно-медицинская экспертиза. А вот уже по ее итогам следствие даст правовую оценку действиям врачей. 

Веселый лучик

Наш разговор длится несколько часов. Мне становится понятно, почему на интервью не пришли мама Тани и ее младшая сестра. Их берегут. У 19-летней Саши — астма, а мама Ольга — инвалид второй группы, страдает рассеянным склерозом. Недавно она перенесла инсульт. О смерти дочери несчастной женщине сказали не сразу. Тани уже не было на этом свете, а она все пыталась узнать о ней. Звонки сбрасывали — боялись, что сердце не выдержит.

Татьяна Дорофеева. Фото: из архива семьи

— Таня — обычная девчонка из простой семьи. Папы не стало лет восемь назад, а мама, пока были силы, трудилась воспитателем детсада. Сами знаете, какие там зарплаты, поэтому Таня подрабатывала с 14 лет. Мы познакомились в общей компании пять лет назад: три года просто встречались, после начали жить вместе, сняли квартиру. Мечтали о ребенке, — делится Женя и не скрывает слез. — Свадьба была 25 апреля прошлого года. Таня — жизнерадостный, добрый человек, который никогда никому не желал зла. Она была очень трудолюбивой. Пахала закройщицей и в конце концов сама купила машину. Любила водить.
— С августа дети делали ремонт в своей квартире, торопились к рождению сына, — продолжает Наталья Викторовна. 
— Она была как веселый лучик. Да что там, Таня так легко вошла в семью мужа, как будто всегда была ее частью, — признается Ольга Штельма.
Наконец отпускаем Женю на работу, а сами продолжаем говорить. О свадьбе, на которой гуляло больше 100 человек, о путешествии в Турцию. Таня всю жизнь хотела увидеть геологическое чудо света — Памуккале. Ее мечта сбылась. Жаль, что последняя.

Гроб для неродившегося внука
Побывала я и в квартире, куда собирались привезти молодую маму с сыном. Она — в нескольких кварталах от дома Дорофеевых-старших. В уютной «трешке» осталось только поклеить обои. Повсюду инструменты и материалы. Видно, что ремонт шел полным ходом. Самая маленькая комната — детская. Потолок небесного цвета украшают радуга и облачка. Невозможно представить, что плач Артема (так собирались назвать мальчика) здесь не раздастся никогда.
— Как страшно покупать гроб внуку… Я и подумать не могла, беременность Тани протекала прекрасно, — заходится в рыданьях Наталья Викторовна. — Знаете, мы боялись открывать гроб. Нам сказали, что малыш сине-черный. А он оказался такой хорошенький, так похож на Женю. Рост — 51 сантиметр и вес – 2950…
После похорон следующим ударом для родственников стала новость про «отказы от госпитализации». Сведения, напомним, появились на сайте краевой администрации со ссылкой на министерство здравоохранения Кубани. После комментарий об «отказах» дала журналистам новостей «ТНТ-Армавир» и начальник городского управления здравоохранения Татьяна Романова.
— Я была в шоке от ее интервью, — признается Наталья Викторовна. — Там ни слова про перинатальный центр, где Таня провела два дня. Про отказы — неправда! Непонятен мне и другой факт. Я разбирала Танину папку с документами и наткнулась на лист с назначенным лечением от инфекционной больницы. Его 7 января мы привезли в перинатальный центр. Как же Таню лечили, если лист оказался у пациентки? Об этом вопиющем факте я рассказала следователю.

Честь халата
Медицинские документы умершей армавирки попали в кубанские СМИ. Каким образом? Как пояснил нам руководитель общественной организации «Центр по защите прав граждан в сфере здравоохранения «Право на здоровье» Николай Чернышук, такие документы даже родственники могут увидеть только по доверенности от пациента или после вступления в наследство.
— Есть подозрение, что молниеносное течение болезни Татьяны Дорофеевой было связано с вирусом свиного гриппа. Однако это только подозрение, во всем разберется следствие. То, что ей предлагали лечь в коридоре, странно. Должны были предложить боксированную палату. В Краснодаре такие есть, насчет Армавира мне неизвестно, — прокомментировал врач-юрист.
К слову, по официальным данным краевого Роспотребнадзора, от свиного гриппа на Кубани умерло не менее четырех человек. Три в Краснодаре и один — в Армавире. По соцсетям гуляет информация о еще двух смертях — школьницы и взрослой женщины. С начала года в крае зарегистрировано не менее 90 случаев заболевания свиным гриппом.
Смущает и другой факт: родственники Тани Дорофеевой уверяют, что подпись на «отказах» не ее. В общем, вопросов к врачам была масса. Увы, никто на них не ответил. Даже не попытался. Руководитель МБУЗ «Перинатальный центр» Руслан Алчаков сначала заочно согласился поговорить, но потом сослался на селекторное совещание с Краснодаром и надежд на общение не оставил. Главврач МБУЗ «Городская многопрофильная больница» Сергей Смирнов в кабинет пригласил, но был не менее напряжен: «Не буду говорить, обращайтесь в городское управление здравоохранения». Удалось узнать сотовый телефон начальника управления здравоохранения Армавира Татьяны Романовой. Увы, голос чиновницы в трубке был приветлив недолго.
— Комментариев дано достаточно. Они есть на сайте администрации края. 
А дальше оказалось, что мы общаемся по телефону на расстоянии нескольких метров друг от друга. То, что невысокая женщина и есть Романова, узнаю по радостному возгласу вахтерши на проходной администрации: «Так вот же она!» Едва делаю несколько шагов навстречу, как чиновница спешно и даже испуганно устремляется в глубину холла. Она делает вид, что не слышит меня — разговариваю со спиной. Конечно, каждый человек вправе отказаться от разговора с журналистом, но есть же понятие «культура общения». После встречи с врачами и сотрудницей администрации сложилось впечатление, что тщетно стучусь в закрытую дверь. 
Родственники Тани готовы добиваться справедливости. В случившемся они винят врачей, в первую очередь МБУЗ «Перинатальный центр». Да и всю систему здравоохранения, сложившуюся в Армавире. Конкретных виновников, если таковые имеются, назовет следствие. 
 



Партнеры