С началом пандемии статистика домашнего насилия в стране поползла вверх

С началом пандемии статистика домашнего насилия в стране поползла вверх
342031.selcdn.ru

Весной прошлого года, когда нас всех усадили на самоизоляцию, это стало для многих своеобразным поводом пересмотреть свои внутрисемейные отношения. Как оказалось, некоторые просто не способны взаимодействовать и адекватно реагировать друг на друга в режиме 7/24.

Как раз до пандемии в моду всё больше входили разговоры о переводе детей на домашнее обучение. Благодаря введенному режиму самоизоляции мамочки пришли в чувство и признали, что школу придумали им в помощь, а не в наказание. А всё потому, что посидели дома вместе с детьми, поняли, каково это — объяснять им учебный материал, организовывать досуг.

Самоизоляция стала лакмусовой бумажкой и для взаимоотношений в семье между супругами. Видеть рядом с собой одно и то же лицо сутками, неделями, месяцами, и всё это без перерыва — большое испытание. Романтика ушла на задний план. На передовую вышел быт, грязная посуда и разбросанные носки.

Во многих семьях ситуация усугубилась еще и финансовой нестабильностью, что, естественно, всегда только раскаляет обстановку.

Именно во время самоизоляции в российских магазинах серьезно выросли продажи алкоголя. Наши люди развлекали себя как могли, и вот результат: участились случаи домашних скандалов, пьяных дебошей, побоев.

В загсы и суды потянулись страждущие и жаждущие разводов.

Режим самоизоляции давно уже снят, но люди по-прежнему напряжены, и никто при этом не знает, что нас ждет завтра: новая волна пандемии, очередная самоизоляция или потеря работы. Всё это, естественно, влияет на внутрисемейные отношения.

Любой психолог подтвердит: увы, но именно близкие для всех нас — самая удобная мишень для слива агрессии и негатива. Ведь именно дома каждый из нас может расслабиться, снять маску, стать самим собой и позволить себе то, что непозволительно при чужих людях и на работе...

Итак, статистика домашнего насилия растет. А что с этим делать? Тут каждый решает сам за себя.

Любовь из-под палки

Есть известная русская пословица: «Бьет — значит любит». А есть еще другая, более современная: «Ударил раз — ударит и второй». У каждой из пословиц есть свои приверженцы.

Смоделируем ситуацию. Встретились парень с девушкой, полюбили друг друга, поженились, а может, даже ребеночка родили. И вдруг во время пустяковой ссоры он ее ударил. Что дальше?

Одни уходят сразу, подают на развод и начинают строить свою жизнь заново, навсегда исключив абьюзера (партнер, допускающий унижения и насилие) из судьбы. Другие прощают, терпят годами, каждый раз убеждая себя, что это было в последний раз. А может, и не убеждая, но всё равно терпят. Ради чего? Мотивы у всех разные.

Кто-то говорит о совместных детях, которым якобы нужен отец. Меня всегда это удивляет: а им нужен всё равно какой отец? Лишь бы был? Ну, сделай пугало из соломы, надень штаны и назови папой — какая разница, такой хотя бы не дерется.

А если детей нет, то что держит женщину рядом с абьюзером? Бывает, что ей просто некуда идти. Хотя как это? Двадцать первый век на дворе: сними квартиру, сними комнату, койку в хостеле — и живи. Но нет же, всё равно терпят.

А еще некоторые говорят, мол, любовь, люблю его, дурака эдакого. Лично я не верю. У меня на площадке соседка живет — лет тридцать я эту семейную драму изо дня в день если не наблюдала, то за стенкой слышала. Сначала он ее бьет, потом она мне жалуется. Я спрашиваю: «Почему не прогоните?» А она: «Люблю».

«Мой пушистый»

Сейчас моей соседке 83 года. Мы заселились в квартиру рядом тридцать лет назад. Я еще была ребенком, а ей было под сорок. Бездетная. Мы всегда дружили, несмотря на разницу в возрасте.

Соседкин муж был высоким, крепким и кучерявым. «Мой пушистый» — так она его называла.

Сосед производил впечатление мужчины очень галантного и импозантного, но на людях. Каждое утро я просыпалась от его матерных слов в адрес супруги. Так прошло мое детство. Потом я повзрослела под эти маты. Благодаря соседу мой лексикон значительно расширился за счет нецензурных фраз. Я ненавидела этого человека и не понимала соседку, а она уверяла, что любит его. Квартира, кстати, был только ее.

Несколько лет назад мой пьяный сосед, уже старый дед, с кем-то подрался, его ударили по голове. На почве травмы случился инсульт. Уложили в больницу. Пациент очухался, даже начал ходить, но на почве болезни превратился в злого, капризного ребенка. Встал вопрос: что делать дальше?

Моя соседка — уже очень пожилая женщина, вряд ли она смогла бы ухаживать за больным.

Пока сосед находился в больнице, я приложила все силы, чтобы выбить для него путевку в дом престарелых. И вот когда уже решался вопрос о его транспортировке в стардом, соседка вдруг приехала в больницу на такси и увезла его домой.

Я была в шоке, и в шоке был весь наш многоквартирный дом. Мы не понимали, в чем дело. Потом всё прояснилось: соседке нужна была его пенсия. В первый же день она вызвала нотариуса на дом, чтобы оформить доверенность на получение денег.

На второй день сосед — шалости ради — поломал в квартире дверной замок. На третий разбил окно. На четвертый стукнул жену табуреткой.

Наконец, соседка сообразила, что ее могут убить, и сдала-таки мужа в стардом, «пожертвовав» его пенсией. Очень сокрушалась.

Вот тогда я и поняла: не в любви было дело — ей нужны были деньги. «Да там же копейки!» — скажете вы и будете правы. Но у всех запросы разные. У моей соседки они оказались вот такие — очень скромные.

Я потом в жизни много еще подобного наблюдала. Женщины часто терпят побои ради определенного уровня жизни, причем не всегда высокого, но им кажется, что после развода он вообще упадет. Или ради жилья. И чем дальше, тем меньше я жалею таких. Раз терпит и не уходит, значит, ей нравится жить именно так.

Кризисные центры

Итак, что делать женщине, которая столкнулась с домашним насилием и понимает, что надо бежать, а бежать некуда? Возможно, ночь на дворе. А с ней, вероятно, дети. Снять жилье — нужны деньги и время, которого нет...

В Краснодаре, например, для женщин, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, есть краевой кризисный центр, финансируемый из госказны. Туда можно обратиться в любое время суток — самой или с детьми. В центре примут, при необходимости дадут ночлег, помогут с питанием, окажут психологическую и юридическую помощь.

С работой центра я немного знакома: отправляла в него женщин.

Одна приехала в Россию из Казахстана с тремя детьми — мужчина замуж позвал. Немного пожили — начал руку поднимать. А она беременная — куда деваться? В кризисном центре приютили, помогли организовать возвращение на родину.

Оставим разговоры про здравый смысл. Произошло такое в жизни женщины — куда ей идти? На паперть? Уж лучше в кризисный центр.

Или еще случай: пожилая женщина, пенсионерка, поддалась уговорам внука, продала квартиру в своем городе, приехала в Краснодар. Думала, заживет под опекой родных, но что-то у них не сложилось. Старушка оказалась на улице без денег и документов. Мы тоже отправили ее в кризисный центр, помогали такси оплатить. Сейчас она живет в доме престарелых, восстановила документы и дождалась путевки в стардом. Хотя бы будет не на улице.

Знаю еще один случай: женщина сбежала от мужа с ребенком, тоже обратилась в кризисный центр. Проблема была в том, что квартира, где жила эта семья, была общая для супругов. Ее предстояло делить. И женщине было важно не просто уйти от мужа, а спрятаться от него, пока будут идти суды. Помогли.

Убежище на селе

К сожалению, в Краснодарском крае кризисный центр для женщин, финансируемый из госказны, есть только один — в Краснодаре. В других городах таких нет. Но есть центры благотворительных организаций. В Анапе и в Сочи так называемые службы милосердия действуют при православных храмах.

А еще на Кубани есть просто добрые люди, которые готовы помогать другим.

Знаю одну женщину-фермера. Держит теплицы и сады. Сама вечно «в полях», муж, дети и даже внуки помогают.

Живет семья в достатке, есть «лишний» домик в станице. Несколько лет назад появилась идея сдавать его несчастным женщинам, которым некуда идти. Бесплатно сдавать. И работу фермер предоставляет, готова платить.

Я спрашивала — говорит, что домик никогда не пустует, всегда кто-то да есть. Две женщины уже несколько лет живут, работают, уходить не хотят. Еще несколько человек жили некоторое время, потом заработали денег и уехали на родину, к родным.

А бывает и так, что женщина прибегает: «Спасите! Помогите!» Ей помогают. А она работать не хочет, по дому делать ничего не может. Депрессия у нее. Некоторые почему-то хотят видеть в фермерском доме не убежище, а пансионат для красивой и сытой жизни. Таких здесь долго не держат: пару недель пожила — и иди ищи другую работу, снимай другое жилье.

Были женщины, которые в итоге возвращались к мужьям после перебитых ребер и выбитых зубов. Говорили: «Меня обещают больше не бить, я верю».

Одна дамочка есть, так она стабильно два-три раза в год прибегает в фермерский дом от супруга прятаться. К ней уже привыкли. Женщина она душевная, неконфликтная, работает хорошо. А почему от пьющего и агрессивного мужа никак не уйдет, все устали гадать. Это ее право — пусть поступает как хочет.

Есть такое понятие — «профессиональная жертва». Вот тут, видимо, тот самый случай.

Главное — побороть страх!

Итак, всё тот же злободневный вопрос: что делать, если вы стали жертвой домашнего насилия?

Прежде всего вам надо понять: рядом с этим человеком ловить нечего, кроме оплеух. Никакие финансы, никакие земные блага не заменят вам здоровье, которого вы лишитесь после побоев. И если сегодня это просто пощечина, то нет никаких гарантий, что завтра вас не ударят лицом о дверной косяк.

Шаг второй. Как уже говорилось, надо бежать. Как можно быстрее. Даже если ваш муж успокоился и семейная жизнь вроде вернулась в привычное, благополучное русло, не расслабляйтесь. Это не повод думать, что надо остаться. Это просто судьба дала вам шанс продумать план побега и получше к нему подготовиться: собрать детей, деньги, вещи.

Муж грозится отобрать после развода детей — не впечатляйтесь. Если вы не алкоголичка, не наркоманка и ведете законопослушный образ жизни, суд, скорее всего, встанет на вашу сторону. Муж зарабатывает больше? Это тоже не повод «присудить» детей отцу, зато это повод для вас получать хорошие алименты.

У папаши ваших детей огромный дом, а вы с малышами ютитесь у мамы? И даже это не повод для суда лишать вас материнства. Ваша задача — показать всем, что дети обеспечены всем необходимым и счастливы. Этого достаточно для того, чтобы их оставили вам.

А вот заявление в полицию на то, что муж вас бьет, лучше бы написать при любом раскладе. Это будет веским доводом в суде в вашу пользу.

Доброта хороша в меру

А как вести себя тем, кто стал сторонним наблюдателем чужой несчастной судьбы, свидетелем домашнего насилия?

Тут вопрос тонкий. Конечно, в таких случаях обычно хочется помочь. Но всегда ли это уместно?

Скажу по своему опыту: часто люди, которые громко, охотно и назойливо жалуются на несправедливое отношение к ним, сами не настроены что-либо менять. Им нравится роль жертвы, эдакой великомученицы, которой сострадают. Иначе зачем лишние разговоры? Собрала вещи — беги! Но не бегут. Значит, не очень хотят.

И нам, «зрителям», важно уловить некую грань, эту золотую середину между жалостью с попыткой помочь и цинизмом. Да, иногда человеку, попавшему в беду, нужна всего лишь поддержка, доброе слово, добрый совет — и он решится на серьезнейший шаг.

Но надо ли становиться нянькой для взрослого человека, браться решать за него его проблемы? Какой смысл ежедневно слушать нытье, превращая себя в ведро, куда посторонние люди сливают свой негатив? Я протестую!

Когда-то я слышала хорошую фразу: помогать нужно тогда, когда человек к этому готов. Перефразирую: помогать надо тогда, когда человек воспринимает помощь как повод изменить свою жизнь. Иначе ваше добро уйдет в никуда, как монетка, брошенная нищему на паперти: ему, сколько ни дай, всё будет мало, и завтра он снова придет ныть и просить.

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру