Сапёры, регулировщики, прачки, тыловики — их профессии вместо оружия вели к победе в Великой отечественной

Прошедший 2020 год всех нас испытывал на прочность. Он войдет в российскую историю как год пандемии и локдаунов. Но в 2020-м произошло немало важных событий, затмить которые не смогли даже пандемия и последующий за ней кризис. Это обновление правительства, голосование по поправкам к Конституции, создание вакцин, способных остановить распространение коронавируса... Также в ряду важнейших вех прошедшего года юбилейный парад Победы на Красной площади в Москве. Год 75-летия Победы был объявлен Годом памяти и славы.

Сапёры, регулировщики, прачки, тыловики — их профессии вместо оружия вели к победе в Великой отечественной
Окрестности Новороссийска 1943 год Фото Евгения Халдея vintageposters.ru

В 2020 году «МК на Кубани» открыл рубрику «Профессии победителей», в которой было опубликовано около пятидесяти очерков о героях-кубанцах, приближавших общую победу своим профессионализмом. Мы рассказывали о тех земляках, кто с риском для жизни выполнял самую разную работу для сражающейся армии. С точки зрения большинства кинематографистов война — это непрерывная цепь боевых операций — атак и сражений с редкими и короткими минутами передышек между ними. По словам ветеранов, вся эта «фронтовая картина» мало соответствовала действительности.

Важной частью боевой жизни были повседневные заботы о пище, жилье, одежде солдат, о снабжении фронта всем необходимым: оружием, боеприпасами, провиантом, техникой, средствами защиты, передвижения, связи, забота о здоровье красноармейцев и восстановление бойцов после фронтовых ранений. Огромное значение имело обеспечение надлежащих санитарно-гигиенических условий, медицинское обслуживание и, конечно же, связь с домом: переписка с родными, посылки и так далее.

Весь год «МК на Кубани» писал о кубанцах-связистах, метеорологах, альпинистах, снайперах, регулировщиках, шоферах, железнодорожниках, оружейниках, строителях, кладовщиках, поварах, прачках, механиках, медиках и политбойцах, вместе с солдатами противостоявших врагу на передовой и в тылу.

Подводя итоги Года памяти и славы, мы вспоминаем о тех, чей вклад в Великую Победу исчислялся не количеством сбитых вражеских самолетов или уничтоженных танков, но без них разгром гитлеровской Германии был бы невозможен...

Без права на ошибку

— Работа, считай, ювелирная,— говорил о своей военной профессии анапчанин Виктор Мищенко.

На фронт он ушел семнадцатилетним юнцом. Всю войну был сапером, обслуживал полевые аэродромы. Своими руками обезвредил 225 взрывоопасных предметов — на русской земле и польской, на немецкой — под Берлином. Ветеран вспоминал, что немцы были мастерами на «сюрпризы» для саперов. В их числе прыгающие мины, «растяжки» и так далее. За разгадками немецких «сюрпризов» всегда стояли человеческие жизни.

— Что такое снять даже одну мину? Ведь она не торчит, не красуется, как гриб-мухомор, а затаилась в земле присыпанная, упрятанная и ждет, когда сапер совершит ошибку,— говорил ветеран.

Виктор Михайлович вспоминал, что победить страх и «найти с минами общий язык» саперам помогала ненависть к врагу и чувство долга. А после войны военный сапер Мищенко называл всё это обычной работой...

Инспектор фронтового дорожного движения

Регулировщицам, а эти обязанности выполняли в основном девушки, на войне приходилось работать в любую погоду: под дождем и снегом, на лютом морозе — в буквальном смысле на пределе сил, до изнеможения. Военные постовые погибали от вражеских мин и снарядов, становились жертвами наших же водителей, которые намеренно или по неопытности выбивались из общего ритма движения.

О тяготах службы военной регулировщицы Анастасия Пряхина из Павловского района Кубани знает не понаслышке. На фронт она попала в 1941 году девятнадцатилетней девчонкой. Служила Анастасия Михайловна на Осетинской военно-автомобильной дороге, воевала на Закавказском, Северо-Кавказском, Воронежском фронтах. Победу встретила в Берлине.

О том, что пришлось испытать на фронтовых дорогах, регулировщица Пряхина говорила просто: вот такая работа... Девчонки-регулировщицы должны были внимательно наблюдать за порядком и передвижением транспорта на вверенных участках. По словам ветерана, свою работу они старались выполнять как можно лучше, ведь от них зависело, как и когда получит фронт и технику, и оружие...

Готовили самолеты к боевым вылетам

Без этих профессионалов ни один военный самолет не смог бы подняться в воздух. Назывались они просто — БАО, то есть батальоны аэродромного обслуживания. За годы войны бойцы БАО обеспечили вылет больше трех миллионов самолетов. Ими было подготовлено и подвешено на самолеты 660 тысяч тонн авиабомб. Часто оружейниками в БАО числились девушки. Именно им, 17—18-летним вчерашним школьницам, пришлось перетаскать на себе все эти шестьсот с лишним тысяч тонн боеприпасов.

Таисия Ивановна Кравченко попала в школу младших авиаспециалистов в 1942-м, так она и стала оружейницей. Воевала в 862-м и 166-м авиаполках, фронтовыми дорогами прошла от Кавказа и Кубани до Берлина.

—Это очень тяжелая работа, особенно для девушки,— говорила оружейница Таисия Кравченко. — Помню, как болели пальцы, распухшие от набивания пулеметных лент, как ныли руки и ломило спину после того, как несколько часов мы подкатывали к самолетам тяжеленные бомбы...

По словам Марии Денисовны Сергеевой, работа оружейницы состояла в том, чтобы готовить самолет к бою. На фронт Мария ушла добровольцем в 1942 году. Служила бойцом БАО. Ветеран рассказывала, что на аэродроме часто было как на передовой: поднимали по тревоге, бомбили, жить приходилось в землянках.

— Я заряжала пушки. И это всё происходило по жесткому расписанию. Нам даже разговаривать не разрешалось, чтобы не отвлекались. А как же, вдруг за разговорами забудешь снять предохранитель — и летчик в воздухе для врага легкой мишенью станет: орудия-то у него стрелять не будут,— рассказывала оружейница Мария.

Стирали и плакали...

Работницы прачечных отрядов вслед за наступающими частями Красной Армии прошли военными дорогами до самого Берлина. Стертые до крови пальцы, разъеденные щёлоком кожа и ногти, тонны отстиранного белья и обмундирования — таким был их вклад в общую Победу. Одна из них — Александра Крылова из кубанской станицы Владимирской — на фронт отправилась по вольному найму в январе 1944 года. Служила в 34-м полевом прачечном отряде при 31-й армии.

— Это был тяжелый труд,— рассказывала ветеран,— в день по норме каждая прачка должна была отстирать восемьдесят комплектов формы.

Со своим отрядом Александра Крылова прошла Смоленскую область, Белоруссию, Польшу и Восточную Пруссию. Она вспоминает, что белье и форму в прачечные отряды часто привозили с пятнами крови и дырами от пуль и осколков.

— Очень тяжело было брать его в руки,— говорила ветеран,— мы стирали его и плакали...

Люди вместо подъемных механизмов

В годы войны снабжением фронта занималась маленькая армия, по численности равная пятой части войск на передовой. Система тыловых частей объединяла в себе и экономику, и производство, и транспорт — как автомобильный, так и железнодорожный. Словом, в тыловых частях сосредотачивались все ресурсы, остро необходимые сражающейся армии. Но главными в этой системе были люди, на плечи которых ложились сложные и разноплановые задачи по обеспечению боевой деятельности войск.

Центральный склад №2040 ВМФ, согласно циркуляру Главного морского штаба, начали строить в марте 1942 года в Восточной Сибири. Он должен был стать крупной базой для хранения и ремонта оружия для сражающейся армии. В сентябре 1942 года на склад уже прибыл первый эшелон с военным имуществом. Он состоял из шестидесяти вагонов с глубинными бомбами. Выгружали и размещали их на складе вручную, рассказывал Михаил Ипполитович Шаповалов, которому довелось служить на складе №2040 ВМФ в должности кладовщика.

— Бомбы выкатывали из вагонов по деревянным трапам, складывали тут же, в нескольких метрах от вагона, а потом тем же способом грузили в кузов полуторки и везли к месту складирования,— вспоминал ветеран.

Михаил Шаповалов был призван на службу в 1943 году. Семнадцатилетний боец служил в запасном стрелковом полку, а потом была Центральная школа собаководства ВМФ воинской части №56122 и служба на охране центрального склада №2040 военно-морских сил под Красноярском. Был помощником командира взвода, кладовщиком, охранником.

Михаил Ипполитович рассказывал, что с железнодорожной станции, на которую прибывали эшелоны, груз нужно было доставлять по узкоколейке к складу.

— Узкоколейку эту мы своими руками сделали из чего придется. Вместо шпал были доски, рельсы соорудили из сосновых стволов. Эта наша деревянная железная дорога служила исправно, по ней можно было катить мины до самого хранилища. Люди работали вместо подъемных механизмов.

— Морозы зимой, жара летом, мошкара и тяжелая работа просто выматывали. Но мы выстояли, мы победили фашистов,— говорил кладовщик Шаповалов,— мы знали, что на минах, осмотренных и проверенных на нашем складе, взлетел на воздух не один фашистский транспорт. Побывавшие на нашем складе глубинные бомбы отправили на дно не один немецкий корабль...

После войны весь личный состав войсковой части №78309 был удостоен медали «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.». За личный вклад в общую Победу награжден этой медалью и кладовщик Шаповалов.

А центральный склад №2040 ВМФ, сменив название после войны, и теперь обеспечивает флоты противолодочным, торпедным, минным, противоминным оружием и боеприпасами, занимается их хранением, сбережением, учетом и ремонтом, а также изготовлением оборудования для флотов и утилизацией военной техники.