Профессии победителей: Как били фашистов «лесные солдаты»

В 1943 году партизаны законодательно были приравнены к военнослужащим, а командирам отрядов стали присваивать офицерские звания

Профессии победителей: Как били фашистов «лесные солдаты»
Фото: Stihi.ru

Партизанское движение стало народным ответом на оккупационный режим. Отряды действовали практически на всей территории, захваченной фашистами. В отряды «лесных солдат» вступали люди разного возраста, профессий и национальностей. По сути, партизаны открыли еще один фронт — в тылу врага, тесно взаимодействующий с регулярными войсками Красной Армии. «Лесной армии» удалось отвлечь на себя больше десяти процентов регулярных частей противника.

За годы войны погиб каждый седьмой партизан. За мужество и героизм, проявленные в боях с фашистами, более трехсот тысяч партизан и подпольщиков награждены орденами и медалями, 250 «лесных бойцов» удостоены звания Героя Советского Союза. В феврале 1943 года советским правительством была учреждена медаль «Партизану Отечественной войны» двух степеней. За участие в партизанском движении этой медалью награждены больше 130 человек.

Особенности скрытой войны

По мнению военных историков, официальный отсчет партизанское движение ведет от Директивы Совнаркома СССР и постановления ЦК ВКП(б) «Об организации борьбы в тылу германских войск», появившихся в июне — июле 1941 года. Документами определялся статус партизанских отрядов и задачи, которые они должны были выполнять. Что входило в обязанности «лесных солдат»? Уничтожение живой силы и техники врага, разведка в его тылу, разрушение коммуникаций, боевая поддержка сражающихся с противником частей Красной Армии.

Уже в 1942 году приказом наркома обороны «О задачах партизанского движения» в этот список были внесены новые пункты. Партизанам предписывалось не допускать угона советских людей в Германию, не позволять немцам разрушать промышленные предприятия и жилые дома на оккупированной территории, препятствовать вывозу материальных ценностей и так далее. Кроме того, тем же приказом ответственность за организацию партизанского движения возлагалась на подпольные партийные организации ВКП(б).

Партизанское движение стремительно набирало силу. Если осенью 1941-го насчитывалось около 280 подпольных парткомов (которые, повторимся, отвечали за организацию партизанского движения), то к 1943 году, несмотря на карательные акции фашистов, отрядов было уже около четырех сотен. Известно, что летом и осенью 1942 года немецкому командованию пришлось бросить на борьбу с партизанами пятнадцать полевых и десять охранных дивизий, а также 27 полицейских полков и 144 полицейских батальона.

В 1944 году количество партизанских отрядов выросло до тысячи, а численность «лесных бойцов» составила порядка 250 тысяч человек.

Отряд, насчитывавший от нескольких десятков до нескольких сотен бойцов, по-прежнему оставался основной организационной единицей партизанского движения. Вместе с тем в составе отряда выделялись группы, имевшие конкретное назначение (разведка, взрывное дело, связь и так далее). Боевой подготовкой партизан часто занимались сотрудники НКВД и НКГБ, а также бывшие командиры Красной Армии. Обучение военным специальностям проходило в тылу страны и непосредственно в отрядах.

Партизаны, вооруженные в основном стрелковым оружием, сковывали значительные силы врага, уничтожали склады и базы противника, разрушали коммуникации, подрывали эшелоны с живой силой и техникой фашистов.

Большое значение для регулярных частей Красной Армии имели разведывательные данные партизан о дислокации, численности и передвижениях фашистов, их вооружении, системах связи, расположении штабов, средств ПВО и так далее.

Партизаны умело действовали мелкими группами и отрядами: проводили налеты на небольшие фашистские гарнизоны, посты и штабы, совершали диверсии на мостах и дорогах. В результате их диверсионных действий пропускная способность железных дорог снизилась на 35—40 процентов, что вынудило немецкое командование бросать на борьбу с партизанами значительные силы, а также находить средства на восстановление и охрану коммуникаций.

В 1943 году эффективность действий партизан привела к тому, что они были законодательно приравнены к военнослужащим, а командно-политическому составу партизанских сил стали присваиваться офицерские звания.

Братья-разведчики

Братья-близнецы Анатолий и Виталий Титаренко родом из маленького кубанского поселка Ильского. Войну неразлучные сыновья председателя колхоза встретили беззаботными пятнадцатилетними подростками. День начала войны навсегда врезался в их память.

— Июнь на Кубани — пора черешни. Двадцать второго июня были мы у родственников — помогали собирать урожай спелых ягод. Вдруг услышали: война началась! Оставили свое занятие и побежали домой, чтобы обсудить с родителями страшную новость,— вспоминали братья.

В августе 1942 года, когда фашисты пришли на Кубань, близнецы Титаренко вместе с отцом уехали в станицу Дербентскую, где формировался партизанский отряд «Иль». Застава отряда располагалась в горном ущелье и была окружена густым лесом.

— Условия жизни в отряде были партизанскими,— рассказали братья,— жили в землянках, спали на нарах, умывались водой из ручья, питались чем придется,— рассказывали близнецы-партизаны.

Основным продуктом в рационе бойцов была картошка. Когда удавалось достать муки, пекли из нее лепешки, хлеба практически не было. Овощи тоже были редкостью. Готовили еду тоже в чем приходилось: в больших котлах, молочных бидонах, ведрах. А лепешки пекли в самодельных печках, кое-кто, по словам братьев, умудрялся испечь их, используя лопату вместо сковороды. Одевались кто во что мог. Бывало, шили одежду сами, ремонтировали — тоже.

Виталий и Анатолий несли ночные дежурства, ходили в разведку — обращаться с оружием ребята научились еще в школе.

Застава находилась недалеко от железной дороги, соединявшей Абинск и Краснодар. По ней шли немецкие эшелоны с оружием и боеприпасами. В составе группы братья Титаренко выслеживали эти поезда и передавали данные в отряд, затем на задание выходили минеры — эшелон взлетал на воздух.

В феврале 1943 года вражеские войска начали отступление, и партизанский отряд, в котором воевали братья Титаренко, был расформирован. Но дома близнецы-партизаны долго не задержались: им пришла повестка на срочную службу в войсках ПВО. За мужество и героизм, проявленные в боях с врагом, Виталий Данилович и Анатолий Данилович Титаренко награждены орденами Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

«От расстрела меня спас староста»

Василий Картавцев родился в селе Горькая Балка Новопокровского района Кубани. Перед войной успел поработать комбайнером в родном селе.

Когда фашисты подходили к Кубани, Василий Павлович со своими товарищами стал проситься на фронт. Но шестнадцатилетних парней на фронт не взяли, а направили в партизанский отряд «Мститель», который был создан перед самой оккупацией.

В задачу партизанского отряда входили подрывы мостов через реку Ею, чтобы не пропустить немецкие эшелоны с вооружением к Сталинграду. После нескольких успешных подрывов в операции под Белой Глиной отряд Картавцева попал в плен. Партизанам грозил расстрел.

— Это было как раз под Новый год. Нас поймали и повели в комендатуру. Комендант сказал: «Некогда сейчас с ними возиться. В подвал!» Сидим мы, ждем приговора. Замки крепкие — дверь не откроешь. И вдруг, уже поздно вечером, спускается к нам староста Павел Наумович Гриценко и говорит: «Там окно, в нем решетка, решетку надо сдвинуть влево. Сделаете это на вторых петухах». Староста ушел, а мы убежали,— рассказал ветеран.

В феврале 1943 года его отряд соединился с 368-м полком регулярной Красной Армии. Так Василий Павлович попал на фронт. И сразу — в горнило битвы на Курской дуге. За четыре дня там полег почти весь его полк…

Демобилизовался Василий Картавцев в 1946 году, вернулся домой, на Кубань. В мирное время больше двадцати лет возглавлял ветеранскую организацию Рязанского поселения. За мужество и героизм, проявленные в боях с фашистами, награжден орденом Отечественной войны II степени, медалями «За оборону Кавказа» и «За Победу над Германией».

«Раненых лечили чем придется»

Родом Валентина Поликарповна Линькова из Гомельской области. Войну встретила 14-летней девчонкой. Воевать ушла в мае 1943-го, когда ей исполнилось шестнадцать лет. Служила в 255-м партизанском отряде, который был включен в 8-ю Рогачевскую партизанскую бригаду.

— В нашем отряде было 563 партизана. Военные действия мы вели в Журавичском районе, в деревнях Меркуловичи, Городец и Заболотье… Хуже всего в отряде было с медикаментами,— вспоминала Валентина Поликарповна. — Ведь мы были постоянно в движении, постоянно в бою, всё время меняли стоянки. И часто партизанскому командованию на Большой земле было неизвестно, куда доставлять лекарства. Поэтому, чтобы лечить раненых и больных, полагались на местные возможности. Легкораненого партизана можно было оставить в отряде, а серьезно пострадавших бойцов отправляли в лесные лазареты — просто землянки, где и боролись за их жизнь.

Кроме ранений, лечили разные болезни. Партизаны часто болели гриппом, воспалением легких, страдали желудочными хворями из-за плохой воды и пищи. Фурункулез (по-партизански «скупья») и заболевания десен тоже были частым явлением. А всё здравоохранение в отряде было представлено врачом, окончившим «лесной медицинский институт». Так, под руководством нашего врача мы придумывали всевозможные заменители лекарств, позволяющие преодолевать ощутимый дефицит медикаментов.

К примеру, в нашем отряде для лечения чесотки гнали березовый деготь, добавляли немного соли и этим средством натирали больных. Во время лечения желудочно-кишечных заболеваний заставляли больного несколько дней голодать, затем давали ему отвар сухой черники, сухари, овсяную кашу, отвар ольховой коры. При заболевании десен использовали отвар из сосновых иголок, коры дуба, десны смазывали соленым раствором. Вместо ваты применяли мох. Иногда это были единственные средства для спасения раненого. А еще наша врач организовала в отряде курсы по подготовке санитаров, на которых нас на практике учили оказывать первую помощь раненым. И так мы воевали и лечились до самой Победы.

После войны Валентина Поликарповна Линькова переехала на Кубань, обосновалась в Гулькевичском районе. Награждена медалью «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».