У жительницы Анапы родственники бывшего мужа пытаются отсудить нажитую в браке недвижимость

30.06.2020 в 17:42, просмотров: 1605

Судебные тяжбы между бывшими супругами могут привести к тому, что в силу могут вступить два взаимоисключающих решения суда, но правоохранительные органы не спешат дать правовую оценку сомнительным доказательствам.

У жительницы Анапы родственники бывшего мужа пытаются отсудить нажитую в браке недвижимость

Как так?

В этом вопросе огромную роль сыграл договор соинвестирования, который ранее не упоминался и не фигурировал в судебном процессе по разделу совместно нажитого имущества супругов Еременко. Этот документ убедил суды первой и апелляционной инстанций в «правоте» заявителей. Суды в итоге постановили изъять коммерческую недвижимость у Александры Еременко и ее детей и передать это имущество матери и сестре бывшего мужа Олега. Между тем кассация не согласилась с позицией нижестоящих инстанций и отправила дело на новое рассмотрение. А в это время государственные эксперты из Краснодара по поручению анапских следователей почти год не могут провести исследование сомнительного «договора». «Экспертизу сделаем к 25 мая 2020 года или даже раньше»,— говорили они, однако до сих пор «документ преткновения» не получил квалифицированной оценки специалистов. Подозреваем очевидный ответ: виной всему коронавирус. Пандемические ограничения нынче самая популярная отговорка. Самое обидное в этой истории то, что, несмотря на возможную фиктивность договора, ни суды, ни следственные органы не придают значения надолго затянувшейся экспертизе, их нисколько не смущает, что в случае удовлетворения позиции оппонентов в силу вступят два взаимоисключающих решения суда, а женщина с двумя маленькими детьми останется ни с чем.

Иски вместе — жизни врозь

Супруги Еременко разошлись в 2018 году. Имущество пришлось делить через суд, потому что разводились тяжело. Иски в суд обе стороны подали одновременно, дела были объединены в одно. Бывший супруг и его родственники утверждали, что коммерческое имущество, находящееся по адресу, принадлежит только им, но никак не женщине, с которой Олег Еременко более десяти лет провел в законном браке и которая родила ему двоих сыновей. Примечательно, что мизерные алименты, которыми снабжает отец своих детей,— не более двух тысяч рублей на двоих — никого не смущают. Пишет в своих заявлениях и жалобах Александра Еременко и о том, что отец никак не участвует в жизни сыновей, не оказывает им поддержки. Идея фикс оппонентов в том, что все имущество, которое присудил бывшей жене Анапский городской суд, должно вернуться в семью… А одинокая мать с малолетними детьми на руках пускай идет по миру. И неважно, что коммерческое помещение площадью восемьдесят «квадратов» и ангар для хранения продукции, доставшиеся ей после развода, позволяют заниматься своим делом и самостоятельно содержать малышей.

Анапский городской суд рассудил строго и логично: раз коммерческие объекты супруги приобрели по договору купли-продажи в 2015 году в период брака, а возражения второй стороны основываются на устных показаниях и ничем не подкреплены, следовательно, Александра Еременко имеет законное право на часть имущества. При этом бывший муж еще должен доплатить ей разницу, чтобы данный раздел уравновесить. Суды первой и апелляционной инстанций тщательно проанализировали доказательства обеих сторон, вынесли решение о разделе, которое впоследствии вступило в законную силу.

Бумага раскола

Важно заметить, что на протяжении полутора лет, пока длился процесс о разделе имущества, сторона бывшего мужа ни разу не упоминала о возможном существовании каких-либо документов, которые бы доказывали отсутствие права Александры на имущество. Не было такой информации и в свидетельских показаниях. Поэтому сюрпризом для женщины стало исковое заявление бывшей свекрови о том, что она и ее дочь были инвесторами строительства коммерческих объектов. В качестве доказательства они представили в суд договор соинвестирования, о котором ранее никто из них не упоминал. А ведь было бы вполне логично упомянуть. Такое доказательство нужно было непременно использовать в деле о разделе имущества. Всё бы мигом встало на свои места. Но почему же они молчали? Неужели кому-то могут нравиться многолетние тяжбы и годы без сна и покоя?

В представленном договоре соинвестирования от 20 марта 2013 года сказано, что свекровь якобы заключила с бывшим собственником соглашение о финансировании строительства объектов с условием их последующего переоформления на нее и ее дочь. Однако, как утверждают в суде истцы, условия этого договора не были выполнены. Вместо этого в 2015 году их сын заключил формальный безденежный договор купли-продажи. Но как так получилось, что родные не смогли договориться с сыном? Появление таинственного договора софинансирования вызвало закономерные вопросы.

Следует оговориться, что подозрения Александры о возможной фиктивности договора не беспочвенны. Ведь это не первая к ней судебная претензия со стороны бывших родственников. Был спор по долговой расписке, по которой мать бывшего мужа пыталась отсудить у Александры почти восемьсот тысяч рублей. Примечательно, что расписку якобы заполнил бывший супруг в присутствии Александры, но в ней почему-то не было ее подписи. Важно, что суд разобрался в материалах дела и не стал удовлетворять требования истца. Более того, в данный момент в Анапском городском суде рассматривается судебная претензия самого Олега, который утверждает, что те самые помещения, которые отошли к Александре по суду о разделе, он сдал ей в аренду и просит, так сказать, очистить помещение, потому что-де она неблагонадежный арендатор. В суд была подана ксерокопия документа. Подлинника, предполагается, в природе не существует. Со стороны создается впечатление, что на женщину идет атака по всем фронтам. Все средства хороши.

Несмотря на то что решение о разделе имущества вступило в законную силу, Анапский городской суд принял отдельный иск по тому же объекту и через шесть дней в одно заседание вынес вердикт: передать заявителям имущество Александры Еременко. То самое, которое принадлежит ей по вступившему в силу решению суда о разделе. В основу всего положен подозрительный договор софинансирования и устные свидетельские показания. Решение суда первой инстанции утвердила краснодарская апелляция.

Экспертиза длиной в жизнь

Таким образом, в отношении одного и того же объекта недвижимости было принято два противоположных вердикта суда. Так как у суда не возникло вопросов к подлинности представленного документа, 18 июня 2019 года Александра Еременко обратилась в следственные органы Анапы с просьбой провести проверку ее подозрений и возбудить при наличии оснований уголовное дело по информации о возможной фальсификации документов. Однако в августе следователи отказали в возбуждении дела, потому что факт фальсификации должна подтвердить или опровергнуть экспертиза, иначе нет никаких оснований что-то расследовать. По данным следственных органов Анапы, указанный договор был изъят и направлен в ФБУ «Краснодарская лаборатория судебной экспертизы» Минюста РФ.

До сих пор экспертиза не проведена. В последнем своем ходатайстве экспертная организация попросила увеличить срок проведения исследования из-за высокой загруженности сотрудников, пообещав представить готовое заключение не позднее 25 мая 2020 года, а то и раньше. Поистине удивляет столь наивная нерасторопность государственных органов в деле, которое требует оперативных действий. Ведь если речь все-таки идет о проступке уголовного характера, то любое промедление потворствует возможным незаконным действиям.

По словам Александры Еременко, пока идут судебные разбирательства, неизвестные совершают попытки оказать на нее давление. В 2018 году она обращалась в полицию с заявлением о проникновении в ее дом, однако, несмотря наличие записей с камер наружного видеонаблюдения, анапские правоохранители проверку проводить не стали. После появления в деле договора соинвестирования Александре поступил звонок от неизвестной женщины, которая утверждала, что документ составлен задним числом, а в случае, если Александра отстоит свои права в суде, существует вероятность покушения на ее жизнь. Является ли данная запись основанием для проведения проверки, должны определить компетентные органы.

Между тем Четвертый кассационный суд рассмотрел жалобу Александры на решения нижестоящих судов и сделал вывод, что они не соответствуют требованиям законности и обоснованности, постановлены с нарушением норм материального и процессуального права. Оказалось, что суду недостаточно свидетельских показаний. Для этого нужны письменные свидетельства осуществляемых сделок.

Новое рассмотрение дела «о договоре соинвестирования» состоится в апелляционной инстанции 14 июля.

Какой на этот раз вынесет вердикт судейская коллегия, сообщат журналисты, пожелавшие присутствовать на заседании. Однако до сих пор остается нераскрытой история того самого злосчастного договора, экспертизу которого «заволокитили» специалисты. Экспертное заключение ведь может кардинально изменить общую картину. Может так случиться, что следователям из Анапы придется возбудить уголовное дело.

Надеемся, правоохранительные органы дадут правовую оценку изложенной информации и примут необходимые процессуальные решения. Да и эксперты, когда выйдут из режима самоизоляции, выполнят свою работу как должно. Мы будем следить за ситуацией.


|