В Темрюкском районе шестьдесят пайщиков ЖСК «Лучший дом» рискуют остаться без крыши

03.09.2019 в 19:00, просмотров: 1734

В Темрюкском районе шестьдесят пайщиков ЖСК «Лучший дом» рискуют остаться без крыши над головой, потому что администрация настояла на сносе многоквартирного дома, а инвестора, обвиненного во всех грехах, планируют упечь в тюрьму по статье «Мошенничество». При этом человек, который, по словам обвиняемого, обманным путем присвоил активы ЖСК, проходит по делу свидетелем.

В Темрюкском районе шестьдесят пайщиков ЖСК «Лучший дом» рискуют остаться без крыши

Как же прямолинейно мыслит машина российского правосудия — просто диву даешься. Если есть задача усадить человека в места не столь комфортные, ни единое доказательство не будет принято в расчет, ни одна очевидная вещь не будет названа своим именем, а тот, кого указано посадить, сядет как миленький, даже если вменяемые ему обвинения совершенно невменяемы. Суть ситуации в Темрюкском районе такова: многоквартирный дом готов на 80 процентов, но администрации не понравилось, что в этом доме есть цокольный этаж, поэтому строительство дома запретили и дом приговорили к сносу; так как в этом случае инвестор не смог достроить дом, его обвинили в хищении средств на строительство, упекли в СИЗО и сейчас собираются упрятать еще дальше. И речь идет не о дольщиках, а о пайщиках, между которыми власть проводит жирную черту. Несмотря на такое разделение, и те и другие попадают под понятие «пострадавший участник строительства», то есть это гражданин, чьи денежные средства привлечены для строительства проблемного объекта, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору с застройщиком проблемного объекта.

Увы, но меры защиты, хоть и зыбкие, распространяются только на дольщиков, заключивших соглашения с застройщиками по Федеральному закону №214. Пайщики кооперативов в этом случае выпадают за рамки особого внимания и государственной опеки, поэтому ими, случись чего, власти могут с легкостью пожертвовать. Так получилось и с жителями Темрюка, которые приобрели квартиры по улице Гоголя, 75, и стали членами кооператива «Лучший дом» в 2014 году. Сейчас эти шестьдесят человек проходят потерпевшими по делу предпринимателя Виктора Белова, которого обвиняют в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана, совершенное в особо крупном размере).

В обвинительном заключении сказано, что Белов создал видимость строительства многоквартирного жилого дома «с минимальными вложениями денежных средств, с последующим привлечением от граждан денежных средств под видом инвестиций в строительство указанного жилого дома, которые Белов В. Н. намеревался похитить, обратив в свою пользу».

А началось всё вполне чинно и благородно в 2014 году, когда на здании торгового центра появился плакат, призывающий граждан принять участие в строительстве многоквартирного дома. Компания «Лучший дом» во всеуслышание призывала: «Мечту строим вместе». «Уж если такая реклама появилась в самом центре города, значит, и власть в курсе, следовательно, дело надежное и безопасное»,— посчитали люди, которые в тот момент присматривались к покупке собственного жилья. К тому же президент России определил ответственность исполнительной власти за реализацию Федеральной программы жилищного строительства. «Ну не бросят же нас, как котят в реку!» — подумали граждане и стали интересоваться.

Встреча по интересам проходила на втором этаже административного здания. Здесь клиентам представили разрешение на строительство многоквартирного жилого дома от 22 мая 2014 года. Документация на земельный участок была утверждена Постановлением администрации Темрюкского городского поселения Темрюкского района за №135 от 28 февраля 2014 года по заявлению Виктора Белова. То есть для нормального, здравомыслящего человека тут не было причин, чтобы усомниться в строительной затее. В офисе ЖСК «Лучший дом» будущие пайщики, мечтающие о лучшем будущем, заключали паевые соглашения на квартиры в доме по Гоголя, 75. Им заранее говорили, что жилье они приобретают на стадии котлована. По договору дом планировали сдать во втором квартале 2016 года. Далее всё шло строго в рамках договоренностей: ни ЖСК, ни ее руководитель Белов никуда не испарились, строительство дома шло в полную силу. Но в 2016 году внезапно что-то пошло не так. Срок сдачи перенесли на сентябрь, поэтому пайщики встревожились, объявили общее собрание. Удивительно, что на этом общем собрании, нисколько не смущаясь, представители городской администрации заявили, что в районный суд подан иск к Белову о сносе самовольно возведенного объекта капитального строительства. Суть в том, что застройщик допустил отклонения от проекта: вместо трех этажей построил еще цокольный этаж, который не был предусмотрен. Согласитесь, возведение цокольного этажа — это не отклонение от параметров ввысь, не такое злостное отклонение, которое можно встретить в кубанской практике. Удивительно, что назначенная Темрюкским районным судом судебная строительная экспертиза недостроенного дома это подтвердила. Специалисты заключили: цокольный этаж не представляет угрозу для жизни людей в процессе эксплуатации дома. Построенная часть дома выполнена в соответствии со строительными нормами и правилами. На основании судебной экспертизы 22 декабря 2017 года суд отклонил иск о сносе дома. Люди зримо воодушевились: самое время не просто продолжать, а можно и завершать строительство жилья.

Какие мотивы двигали чиновниками администрации города, когда они подали жалобу в Краснодарский краевой суд на вполне справедливое решение районного суда, доподлинно неизвестно. Неужели кому-то до боли хотелось народных волнений и бесконечных судебных распрей?

Краевой суд оказался словно на одной волне с темрюкскими властями: принял во внимание отклонения от проекта, но закрыл глаза на заключение судебной строительной экспертизы о том, что здание пригодно для эксплуатации.

— За этим домом стоят живые люди — шестьдесят с лишним семей, в том числе мамы с материнским капиталом, люди с ипотекой, пенсионеры и рабочие люди, вынужденные снимать частное жилье. Все они внесли в строительство дома честно заработанные рубли. Пайщик Фисик и Болдырев не смогли перенести такие утраты, на сегодняшний день умерли,— сетует член инициативной группы пайщиков Анна Саватеева. — Снос дома в конечном итоге подтвердил и Верховный Суд РФ, а дом готов почти на 80 процентов — осталось крышей накрыть, поставить двери и подвести коммуникации. Да, застройщик допустил в строительстве отклонения от проекта для получения дополнительной прибыли, но кто защитит наши права?

По мнению пайщиков, руководство ЖСК «Лучший дом» разворовало кассу кооператива, обвинив и засадив в тюрьму лишь одного обвиняемого Белова.

— В содержании обвинительного заключения фигурирует Мармеладзе, денежные средства находились именно у него, однако в отношении него проверка на стадии следствия не проводилась, и он не привлечен в качестве обвиняемого по данному делу в составе группы лиц,— заявил в ходе заседания подсудимый Виктор Белов.

Дело в том, что председателями ЖСК «Лучший дом» в разные периоды времени были Михеева, Мармеладзе, Белов, Григорьян. В период девальвации рубля все денежные средства кооператива обратили в земельные участки в Краснодаре на сумму около шестидесяти миллионов рублей, при этом инвестор Белов доверил это оформление на своего ближайшего друга Мармеладзе. Проблема в том, что, вопреки воле Белова и пайщиков кооператива, земельные участки, приобретенные за эти деньги, в ЖСК «Лучший дом» не возвращены. Виновные в таком «уводе» денег из кооператива известны, и Белов в их число не входит. Однако разбираться в хитросплетениях следствие не стало, повесив всех собак на застройщика. Меж тем, по словам Виктора Белова, приходный ордер на сумму сорок миллионов рублей, якобы возвращенных в собственность кооператива, подписан одним из председателей ЖСК под жестким давлением на протяжении месяца. И подписан он без реального возврата денег! А ведь деньги остались у конкретного лица, которое по всей строгости и должно отвечать. Ан нет. Невольно напрашивается суждение, что часть эти денег могла быть направлена истинным мошенником на то, чтобы договориться с кем следует и в уголовном деле в качестве обвиняемого не фигурировать. Постоять в сторонке, пока другой посидит… не за себя… за того парня, получается. И ведь заявляли пайщики, что на выведенные деньги тот самый «парень» приобрел конкретные земельные участки, но уже для себя. И пальцем на них, то есть участки, указывали. Нет, «к делу не пришьешь», аресты не наложишь в защиту граждан, ибо деньги не пахнут и доказательств приобретения участков за счет дольщиков следствие не усмотрело.

— В следственном отделе МВД по Темрюкскому району в ходе предварительного следствия на потерпевших и свидетелей оказывалось давление в целях подтасовки фактов и фабрикации дела против Белова, при уводе от уголовной ответственности виновных. Об этом свидетельствуют показания свидетелей и потерпевших,— говорит Анна Саватеева.

По словам женщины, и в ее адрес поступают угрозы, она опасается за свою жизнь.

В Темрюкском районном суде сейчас рассматривается ходатайство потерпевших на возврат дела застройщика Белова в органы полиции. Пайщики ЖСК «Лучший дом» надеются на справедливое решение суда и возврат дела на доследование для привлечения виновных лиц.

Данный материал является официальным запросом в правоохранительные органы с просьбой разобраться в ситуации, дать оценку изложенным фактам и при наличии оснований привлечь к ответственности виновные лица.