Что заставляет деградировать высшее образование Кубани и России

24.07.2018 в 14:21, просмотров: 6157

Повышенная нагрузка на преподавателей исключает возможность качественно преподать материал студентам

Что заставляет деградировать высшее образование Кубани и России
Рисунок Алексея Меринова

Получить высшее образование во все времена считалось делом престижным. Но если в СССР стать студентом могли единицы (высших образовательных учреждений по стране было не так уж много, и все, как правило, в крупных городах), то сегодня картина обратная — диплом может получить любой, были бы деньги. Правда, качество образования значительно ниже, чем при Советах. Почему так случилось, свою точку зрения излагает преподаватель одного из ведущих кубанских вузов, секретарь крайкома КПРФ Александр Сафронов.

Скатились до 34-го места

Система образования — одна из ключевых социальных систем в обществе, и нас не может не волновать состояние этой системы, ее эффективность. Ведь от того, насколько хорошо развито образование в целом, зависит, без преувеличения, судьба страны. А эффективность этой системы вызывает определенные сомнения. По итогам исследования ООН в рейтинге United Nations Development Programme: Education Index 2016 российская образовательная система находится на 34-м месте в мире, пропустив вперед такие страны, как Словения, Литва, Чехия, Беларусь, Словакия, Лихтенштейн, которые никогда не были пионерами в развитии образования. Даже Эстонии мы проигрываем в рейтинге! А ведь когда-то отечественная система высшего образования занимала в мире лидерские позиции, мы возглавляли мировые рейтинги: в 1959 году НАТО официально назвала советскую систему образования достижением, которому нет равных в истории, а уровень образования в СССР, по оценке UNESCO, в 1990 году был на 3-м месте в мире.
Нашей системой образования восхищались даже геополитические оппоненты. Так, президент США Джон Кеннеди говорил: «Советское образование — лучшее в мире. Мы должны многое из него взять. СССР выиграл космическую гонку за школьной партой». Но это все в прошлом, а ныне 34-е место… 
И, конечно же, мы должны задать себе вопрос: почему так происходит, почему когда-то лучшая система образования деградирует на глазах? В этой статье рассмотрим проблемы высшего образования, не касаясь образования среднего или средне-специального. 
В России в разгаре кампания по приему абитуриентов в высшие учебные заведения. Экзамены только закончились, и бывшие школьники вместе со своими родителями штурмуют приемные комиссии и в большинстве случаев находятся в стадии мучительного выбора: куда же подать документы, какой вуз, факультет, направление и специальность. Ведь этот выбор определит практически всю дальнейшую судьбу абитуриентов. 
Но увы, в мировом рейтинге наши учебные заведения не на первых позициях: в 2018 году в ТОП-100 лучших вузов планеты вошел только МГУ, а в целом ситуация плачевная. Общество недовольно качеством образования, и этому есть определенные причины. Что заставляет деградировать наше высшее образование? Почему знания выпускников вузов вызывают все больше недовольства будущих работодателей? 

«Горловая» нагрузка и никакой науки

Во-первых, за все постсоветское время нагрузка на вузовских преподавателей непрерывно росла. Если во времена СССР средняя нагрузка доцента составляла 350 часов, то в настоящее время это 950 часов, причем большая часть этой нагрузки — аудиторная («горловая») нагрузка. В 2014 году Дмитрий Медведев издал распоряжение Правительства РФ от 30 апреля 2014 г. 
№ 722-р «О плане мероприятий («дорожную карту») «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки». В этой дорожной карте было закреплено постепенное увеличение количества студентов на одного преподавателя. Если в 2014 году, когда это постановление принималось, нормативное значение было 10 студентов на преподавателя, то в 2018 году — это 12 человек. Т.е. рост на 20 процентов только за последние 4 года. 
Что же означает на практике это соотношение? А значит это — сколько преподавателей вуз может держать на ставках: растет соотношение, растет и нагрузка на одного преподавателя. 
Человек, далекий от системы образования, может спросить: «А чего же тут не так»? А «не так» тут то, что нагрузка обычного доцента в региональном вузе в рамках 900 — 950 часов означает, что в день он должен провести около 4 — 5 пар. А уже это в свою очередь исключает практически возможность действительно качественно преподать материал студентам. 
В российском вузе профессора и доценты должны в неделю отчитать 3 — 4 лекции и провести 10 — 15 практических занятий. Это не система образования — это жесточайшая система эксплуатации интеллектуального труда. Для сравнения: в старейшем и самом авторитетном протестантском университете Германии (Марбургском университете), который в том числе окончил наш великий ученый М. В. Ломоносов, ставка профессора подразумевает чтение двух лекций в неделю. Только двух! Все остальное время профессор занимается научной работой, а также организовывает научную работу студентов. 
У нас же, помимо 950 часов нагрузки, преподаватели должны заполнить и написать огромное количество отчетов и бумаг, выполнить разные дурацкие нормативы по написанию статей и монографий (как будто творчество — это плановое производство!).
Вот и имеем вместо преподавателей-творцов замученных работой и отчетами «доходяг», ждать от которых качества, мягко говоря, не разумно. 
Второй причиной, благодаря которой деградирует наше образование, является реформа образовательных программ и образовательных стандартов. Советская система высшего образования была в этом аспекте устроена весьма просто. Образовательная программа по специальности (количество дисциплин и их порядок по курсам обучения) утверждалась министерством в Москве, а также были разработаны типовые программы учебных дисциплин. У вузов на местах оставалось весьма мало пространства для маневра, только была возможность добавить несколько дисциплин так называемого регионального компонента, а преподаватели при составлении программы дисциплины на год имели перед собой образец для работы, который был создан с привлечением лучших специалистов Минвуза СССР. Плюс оценивалось все это достаточно просто. Были четкие критерии — «знать, уметь, владеть», благодаря которым можно было легко оценить степень освоенности основных разделов любой дисциплины. 

По новым стандартам

В 1990-е годы такая система по инерции еще работала, но в 2000-х годах пришли реформаторы и начали ее активно ломать. Вместо «знать, уметь, владеть» появились т. н. компетенции — набор умений, которые прописали в новые стандарты. Причем в абсолютном большинстве случаев эти компетенции написаны столь расплывчатыми формулировками, что подходят всем — от чиновника высокого ранга до уборщицы тети Маши из ближайшего ЖЭКа. 
Но мало этого, государственные образовательные стандарты переписали так, что теперь обязанность формировать программу обучения полностью взвалили на высшее учебное заведение. Теперь именно вуз определяет, какие дисциплины и в каком порядке преподавать студентам. 
Возьмем для примера федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) по направлению «Экономика» для бакалавров, утвержденный в 2015 году. Как вы думаете, какие дисциплины прописаны в стандарте для экономистов и являются обязательными для любого вуза в процессе обучения студентов? Ответ: физкультура, безопасность жизнедеятельности, история, иностранный язык, философия. ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ ДИСЦИПЛИНЫ И ПОРЯДОК ИХ ИЗУЧЕНИЯ ОПРЕДЕЛЯЮТСЯ ВУЗОМ САМОСТОЯТЕЛЬНО!!! 
Т. е., если вуз не хочет, математику экономисты изучать не будут, а вместо нее будут изучать биологию или химию. Это нонсенс, но одновременно — это реальность нашей системы образования. В результате мы имеем ситуацию, когда студенты, получившие дипломы экономистов в разных вузах нашей страны, имеют совершенно разный уровень и характер подготовки. Если раньше работодатель хотя бы примерно знал то, что знает и умеет выпускник, то в настоящее время каждый вуз фактически готовит бакалавров и специалистов в рамках своего разумения и понимания ситуации (а также своих возможностей). Считает, например, руководство вуза, что не нужна социология юристам — вычеркивают. И не будет больше юристам социология читаться как дисциплина. 
И государственные органы контролируют качество образования исходя из сугубо формальных критериев: висят ли фотографии всех преподавателей факультета на сайте, размещены ли на сайте все документы, достаточно ли квадратных метров на одного студента и т. п.
Третья серьезная причина ухудшения качества российского высшего образования — это низкие доходы преподавателей и изменение отношения к ним со стороны государства. Если вывести за скобки обсуждения десяток ведущих вузов страны, то в остальных ситуация достаточно печальна. Средняя зарплата доцента регионального вуза не дотягивает и до 30 тысяч рублей, старшие преподаватели получают около 20 тысяч, что существенно ниже средней зарплаты в большинстве регионов. Если доцент в СССР — это 350 часов нагрузки и зарплата около 300 рублей (при средней в 120 руб.), то доцент в современной России — это 950 часов нагрузки с зарплатой около 25 — 30 тыс. рублей. 
Но лично автора этих строк даже больше, чем уровень оплаты труда профессорско-преподавательского состава, огорчает изменение отношения государства к работе педагогов. Теперь образование — это услуга, которую оказывают нанятые работники. Педагоги стали техничками от образования. Во главу угла теперь ставят интересы и предпочтения клиента (вчерашнего школьника), а профессия педагога, учителя полностью десокрализована. Педагог теперь не носитель высокой миссии — нести свет образования, теперь это должен быть ловкий менеджер по оказанию образовательных услуг! 
Конечно, у высшего образования есть еще много проблем, но перечисленные выше автор считает основными. Без их решения надеяться на улучшение ситуации не приходится. К сожалению. 
Автор видит решение большей части проблем в возвращении советской модели управления образованием, а также советской системы оплаты труда профессорско-преподавательского состава. Хотим лучшую в мире систему образования? Давайте брать пример с тех, кто смог ее построить. А постороили ее коммунисты