Как кубанская журналистка борется с раком

Рак не приговор, а просто диагноз. Онкофобия - от незнания. Информированность и положительный настрой - прямой путь к исцелению. Так считает Светлана Турьялай

27.06.2018 в 10:05, просмотров: 4353

Случилось так, что Светлана Турьялай — наша коллега, друг, известная журналистка и не только на Кубани, но и в России — столкнулась с проблемой, которая пугает многих. Диагноз прозвучал как приговор — рак...

Как кубанская журналистка борется с раком
Светлана. Фото: личный архив

 Многие в подобной ситуации опускают руки, смиряются с судьбой. Но это не про нашу Светочку, добрейшего, талантливого, отзывчивого человека. Она проходит выпавшее на ее долю испытание с небывалой стойкостью и мужеством и верой в благополучный исход. И всех ее друзей, а их множество, сама заряжает оптимизмом. Мы попросили Светлану рассказать нашим читателям, как сохранить волю и стремление к победе над этим недугом. Она написала, как и всегда, предельно искренне и талантливо.

«До» и «после»

Жизнь любого человека, в чьем организме поселился непрошенный гость — рак, в какой-то момент разламывается на две четко очерченные половины: «до» и «после». Я не была исключением.

Как и большинство людей, прежде я была уверена, что именно со мной подобного не произойдет. Нет, этого просто не может быть! Что угодно, только не рак! И напрочь отметала любые мысли по этому поводу, полагая, что они «материальны». Одно это слово вызывает у людей ужас и страх. Ой, лучше об этом не думать, меня-то это точно не коснется.

До того, как мне диагностировали рак, я имела очень смутные познания об этом заболевании, и все они основывались на общепринятых предубеждениях: рак — это что-то страшное, это обязательно страдания и мучительная смерть. Рак — это такая опухоль, которая у всех заболевших одинаковая, одно лишь отличие — это место, где она решает поселиться: в желудке, в легких, в печени или в груди, как у меня.

«Химия» мне представлялась чем-то наподобие «Белизны» (ну, химия же!), которую дают пациентам выпить, неудивительно, что потом несчастных выворачивает наизнанку. На фотографиях почти все онкобольные лысые, но выпадение волос я связывала с облучением (на то она и радиация!). Таковыми, пожалуй, были все мои сведения о раке.

И вообще, если у твоих родных или близких знакомых не было онкологии, то ты просто думаешь, что это что-то очень-очень далекое. Я поняла, что это большое заблуждение. О раке, как и других болезнях, которыми может заболеть человек, необходимо знать. Болезни — это часть нашей жизни. Это факт. Удивительно, но, покупая машину, человек время от времени отгоняет ее на профилактику, меняет масло, фильтры, чутко реагирует на стук в моторе. Но откладывает на потом визит к врачу, даже если со сбоями стучит «мотор» в груди или все явственнее проявляют себя другие хвори.

Знать болезни «в лицо» не означает копание в интернете и примеривание симптомов всех болячек на себя. Но если взять тот же рак, от скольких страхов и беспокойств освободились бы люди, если бы они знали о причинах, способствующих возникновению, и этапах лечения этой болезни. Онкофобия — от незнания. Информированность и положительный настрой — прямой путь к исцелению. Испытано на себе.

Фото: личный архив

«Как ты об этом узнала?»

Я десятки раз отвечала на этот вопрос, понимая, что люди задают его, преломляя ситуацию на себя и своих родных: как не пропустить этот страшный недуг? Но в том-то и коварство рака, что на первых порах он не дает о себе знать. Общеизвестно, что опухоли I и II стадий легче всего поддаются лечению, там почти 90-процентная выживаемость. Но отловить болезнь в самом начале редко кому удается. Так было и со мной.

Увеличенные лимфоузлы под мышкой я обнаружила еще в позапрошлом году. Полезла в интернет, там высыпало множество ссылок, отчего такое может быть. Одной из причин был рак, но эту причину я отмела сразу и остановилась на том, что виноват неподходящий дезодорант, от этого тоже могут воспаляться лимфоузлы. Сменила дезодорант и успокоилась, мне даже показалось, что лимфоузлы пришли в норму. По крайне мере, больше о них я не вспоминала.

В сентябре прошлого года в моей голове настойчиво забил колокол, да не просто колокол — самый настоящий набат. Словно голос звучал какой-то: «Иди проверься!». Только открою свою ленту в соцсетях, первое, что выпадает — статья про рак. «10 симптомов онкологии», «Как избежать рака груди»… И так на протяжении нескольких недель. Последней каплей стал материал, в котором писалось: «Сегодня Международный день лимфомы. Некоторые женщины довольно долго ощущают увеличенные лимфоузлы, но не идут к врачу, запуская болезнь».

Все! Наконец до меня дошло, что это были знаки свыше и пора к этим знакам прислушаться. Через несколько дней хирург вырезала один лимфоузел и сказала: «Половину мы отправим в Москву, а вторую отнеси на гистологию моей хорошей знакомой, заведующей моргом городской больницы». Заведующей моргом?! В голове сразу пронеслись нехорошие мысли. Я даже писала своим знакомым в месседжере: «Везу свой биоматериал к патологоанатому. Без юмора тут явно не обойтись».

А ведь все это от незнания. Незнания того, что гистологическое исследование так и называется — прижизненное патолого-анатомическое исследование биопсийного материала. Иммунногистохимия (более глубокий анализ) показал, что мне «повезло»: у меня высокоагрессивная, быстро распространяющаяся опухоль, пустившая свои щупальца-метастазы в лимфоузлы аж в подключичной и надключичной области. Врачи в своей среде подразделяют рак на «хороший», «плохой» и «злой». У меня был «злой». И стадия уже третья. Не зря Бог «проговаривал» мне через слова и обстоятельства, что медлить больше нельзя.

Люди по-разному воспринимают диагноз «рак». Большинство ­— как приговор. Впадают в депрессию, апатию, едва ли не прощаются с жизнью. Такое душевное состояние очень мешает лечению, сводит его на нет. Я сразу настроилась на победу. Придя в онкоцентр за окончательным результатом, спросила: «Скажите, у меня злокачественная опухоль? Мне надо понять, как действовать дальше». Услышав положительный ответ, забрала документы и сразу же стала узнавать, где и как лечиться. Ровно через неделю я уже была в медцентре в Москве.

Мои ангелы-хранители

Мне повезло с врачами. Именно про таких говорят: врачи от Бога. Ирина Анатольевна Курпатенко, Ольга Сергеевна Регентова, Игорь Сергеевич Данилов, Алексей Алексеевич Хохлов, вы лекари прежде всего душ человеческих. В ваших добрых руках чувствуешь себя спокойно и в безопасности. Больному, особенно с таким страшным диагнозом, важно прежде всего общение. Мои драгоценные врачи не жалели на меня времени (и не только на меня!), долго и обстоятельно рассказывали о нюансах болезни, разъясняли, чего можно ждать.

Я и сама не стеснялась спрашивать. И мне терпеливо разъясняли все, что меня тревожило. Может, поэтому лечение проходило так гладко и безболезненно.

Рак — это болезнь ожиданий. Как только волею судьбы ты попадаешь в период «после», ты все время ждешь результатов анализов, химиотерапии, контрольных обследований.  

Больничная среда — особая. Там свои взаимоотношения и правила. Как и в любой закрытой среде. Но даже в больнице важно ощущать вкус жизни, искать и открывать что-то новое. Я, например, стала писать короткие рассказы, коих раньше никогда не писала. И такой настрой очень способствует выздоровлению.

Не «Почему?»,

а «Для чего?»

Многие люди, узнав диагноз, задаются вопросом: «Почему я? Почему это случилось именно со мной?» Самокопание ни к чему хорошему не приведет. Рак не посылается за какие-то грехи, раком может заболеть любой человек. Не зря врачи шутят: «Для каждого человека уготовлен свой рак, но многие до него не доживают».

Я восприняла свой рак как благо. Благодаря этой болезни я полностью пересмотрела свою жизнь, освободилась от ненужных отношений и ожиданий, проще стала относиться ко всему. Рак словно рентгеном высветил, кто есть друг, на кого можно положиться, а с кем тебе не по пути. В моей жизни вновь появились люди, с которыми я не общалась более 20 лет.

Я старалась понять: для чего Бог так бережно, любя, словно неся в Своих мягких ладонях, проводит меня через эти испытания? Наверное, чтобы я ободряла других людей, в чью жизнь тоже ворвался этот страшный недуг. У меня не было вообще (!) никаких последствий от восьми курсов химиотерапии: ни тошноты, ни ломоты, ни каких-либо других проявлений. Я летала каждые две-три недели в Москву на «химии», как в командировку, и сразу же выходила на работу, пела в хоре, ходила с друзьями в боулинг, жила полной жизнью.

Бог послал мне людей, которым я была нужна в трудную минуту. Мои друзья в соцсетях собирали деньги на операции, обследование, лечение, обезболивающие препараты онкобольным, которых лично не знали. Я убеждала своих новых знакомых, что отказываться от химиотерапии ни в коем случае нельзя. Писала им, что быть «лысиком» — это очень даже круто. Почему бы не сменить имидж? Выпали брови и ресницы? Прекрасно! Можно сэкономить на туши и карандашах для глаз.

Но главное, что я поняла за это время: жизнь «после» — это новые возможности, это новые друзья. И рак — это не приговор, а просто диагноз. И, как любая болезнь, он лечится. И если ты сам будешь активно участвовать в процессе своего исцеления, победа не заставит себя ждать!

Картинки

с больничной натуры

— Я вам клюквенного морсика принесла, — наш ангел-хранитель Тамара приладила капельницу с ядрено-красной жидкостью, по цвету и вправду напоминающую полезный ягодный напиток.

— Яд ведь, а какой красивый, — пытаюсь представить, как ярко-красная жидкость течет по моим венам.

— Не яд, а живительная влага! — улыбаясь, поправляет Томочка.

Чудо-медсестра Тамара дарит надежду пациентам. Фото: личный архив

А мне подумалось: если бы Тома не была чудо-медсестрой, почти четверть века проработавшей в медцентре, она бы могла быть превосходным пиарщиком. Пациенты бывают разные, особенно в отделении с таким страшным для многих названием. Но никогда, ни при каких обстоятельствах они не услышат от Тамары ни одного негативного слова. «Где у вас проблема?» — тактично спросит она, избегая слово «опухоль». «Вены хулиганят? — покачает головой. — А мы их сейчас приласкаем». Медсестры процедурной, зная, что их коллега с венами на «ты», сразу вызывают ее, если у какого-нибудь пациента проблемные сосуды.

Веселая, с искрометным юмором — от нее исходит только позитив.

Как только Тома входит с палату со своим «волшебным» чемоданчиком, больничная общественность начинает улыбаться. А в чемоданчике — те самые «коктейли», дарующие надежду и жизнь пациентам.

Разводить препараты для химиотерапии — настоящее искусство. Тут нужен меткий глаз и многолетний опыт, такой как у Тамары. Она пригласила меня в «каморку», как она называет свой кабинет.

— У меня тут три иконки, — завершает экскурсию. — В особо сложных случаях я молюсь перед тем, как поставить капельницу. И тогда мои живительные коктейли точно действуют!...

 

Редакция «МК на Кубани» желает Светлане скорейшего выздоровления!!!