Поисковики «Кубанского плацдарма» разгадали загадку времен Великой Отечественной войны

Хроника пикирующего бомбардировщика

23.05.2018 в 10:09, просмотров: 734

Под тонким слоем плодородной кубанской почвы до сих пор лежат солдаты, подарившие мир всему миру. Лежат, чтобы их подняли и опять предали земле, но уже в соответствии с традициями предков

Поисковики «Кубанского плацдарма» разгадали загадку времен Великой Отечественной войны
Фото: " Кубанский плацдарм"

Данные функции добровольно берут на себя те, кто чтут заветы Суворова, утверждавшего, что война не окончена, пока не захоронены останки последнего ее солдата. Те, кто дал себе установку не успокаиваться, пока есть непогребенные мертвые. «МК на Кубани» продолжает рассказывать о работе поисковых отрядов, занимающихся благородным делом установления имен и мест гибели советских героев-летчиков.

Как начинался поиск самолета Пе-2

Весной 2018 года увенчался успехом многолетний поиск места крушения самолета Пе-2 в составе старших лейтенантов Галкина и Джабадари. Без малого пять лет ушло на то, чтобы поставить точку в этой запутанной истории.

А началось все в 2013 году, когда реализовывали проект по созданию интерактивной карты мест падения самолетов на территории Краснодарского края. Именно тогда возникла идея нанести на карту не только места гибели экипажей, но и территории, на которых установлены памятники погибшим летчикам. Так на карте появилась точка на месте обелиска, увековечивающего память экипажа Пе-2 40-го авиационного полка Черноморского флота, на вершине горы Лысая северо-западнее Хадыженска.

Не успокоившись на этом, поисковики «Кубанского плацдарма» задались целью найти непосредственное место гибели экипажа, но это оказалось не так просто. Вокруг памятника не удалось обнаружить никаких признаков падения самолета. Постепенно расширяя круг поиска, уже в 2014 году члены отряда «Кубанский плацдарм» обнаружили самолетную воронку в 350 метрах западнее установленного памятника.

Какого же было удивление, когда выяснилось, что это другой самолет. Среди обломков дальнего бомбардировщика Дб-3ф (ИЛ-4) были найдены останки одного из членов экипажа и орден Красной Звезды № 47445, по которому установили имя воздушного стрелка-радиста 6 ДБАП 132 БАД старшего сержанта Александра Рассохина, не вернувшегося с боевого задания 19.12.1942 г.

Обстоятельства последнего вылета

Будучи совершенно уверены в том, что где-то рядом находится место падения еще одного самолета, продолжили поиски. Сотрудники «Кубанского плацдарма» выезжали в Центральный военно-морской архив в город Гатчина Ленинградской области для изучения всех обстоятельств гибели экипажа Галкина. Даже заказывали в зарубежных архивах трофейные аэрофотоснимки люфтваффе, чтобы по ним вычислить точку падения самолета, но все тщетно. Хотя в результате проведенной архивной работы удалось собрать множество документов как о судьбах членов экипажа старшего лейтенанта Галкина, так и об их последнем боевом вылете.

Выписка из журнала боевых действий ВВС ЧФ за 05.10.1942 г.:

«3 Пе-2 в 17:32 на высоте 4000 м бомбардировали войска противника в районе ст. Хадыженской. Сбросили 12 ФАБ-100, 108 АО-8, 105 ЗАБ-2,5 и 24 ЗАБ-10. Разрывы бомб по центру Хадыженской. В районе цели сильный огонь ЗА (зенитная артиллерия — прим. ред.). В момент сбрасывания бомб от прямого попадания снаряда ЗА самолет ведущего пошел со снижением вправо, а затем перешел в отвесное падение. Самолет упал и взорвался 4-5 км северо-восточнее Хадыженской. Экипажи наблюдали раскрытый парашют. Парашютист предположительно убит. Второй парашют зацепился за самолет и покрыл фюзеляж. Экипаж — ст. л-т Галкин, ст. л-т Джабадари и ст. с-т Бондаренко. Самолет Пе-2

№ 16/51, моторы 115-279 и 125-502».

Выписка из акта расследования причин летных боевых потерь ВВС ЧФ от 10.10.1942 г.:

«Самолет Пе-2 № 16/51, экипаж — летчик старший лейтенант Галкин, воздушный стрелок-бомбардир старший лейтенант Джабадари, воздушный стрелок старший сержант Бондаренко. Боевая задача — бомбовый удар по войскам противника в пункте Маратуки. Запасная цель — войска противника в ст. Хадыженская. Обстоятельства гибели самолета: основная цель была закрыта сплошной облачностью. Ведущий пошел на запасную. В районе запасной цели облачность разорванная. Бомбили в «окна». На боевом курсе в момент сбрасывания от прямого попадания снаряда ЗА самолет ведущего загорелся, перешел в пике, упал и взорвался в 4-5 км северо-восточнее Хадыженской. От самолета отделился один парашютист ст. с-т Бондаренко».

Выбросившись с парашютом над территорией, занятой противником, старший сержант Бондаренко сумел оторваться от преследовавших его немецких солдат и спустя 12 дней успешно перейти линию фронта. Он вернулся в часть и продолжил летать, дослужившись к концу войны до звания старшины и должности начальника связи эскадрильи. Погиб старшина Николай Бондаренко уже после окончания боевых действий во время учебного бомбометания.

Лучший экипаж полка!

С самого начала войны Галкин, Джабадари и Бондаренко летали в одном экипаже, вместе совершили 210 боевых вылетов. К моменту трагического вылета 5 октября 1942 года все трое членов экипажа были награждены боевыми наградами: старшие лейтенанты Галкин и Джабадари — орденом Красного Знамени, а старший сержант Бондаренко — Красной Звезды.

Это был едва ли не лучший экипаж полка. Достаточно сказать, что вскоре после гибели, 04.11.1942 года, на Галкина и Джабадари командованием были составлены представления о присвоении им званий Героев Советского Союза. Однако поскольку их судьба продолжала оставаться неизвестной, этого высокого звания они удостоены не были. Лишь в 1945 году, по представлениям на ГСС от 1942 года, их посмертно наградили орденами Отечественной войны 1 степени.

И теперь предстояло найти место гибели этого героического экипажа. Опросы населения и неоднократные разведывательные выезды в район предполагаемого падения не давали желаемого результата. Хотя в процессе поиска были найдены места падения нескольких других советских самолетов.

Всплеск надежды

И вот зимой 2018 года от Нефтегорского отряда поступила информация об обнаружении места гибели советского пикирующего бомбардировщика в паре километров юго-восточнее Апшеронска. Вывод о типе самолета был сделан на основании найденных на сохранившихся обломках многочисленных технологических клеймах 22-го завода НКАП СССР, выпускавшего именно самолеты Пе-2.

Проблема заключалась в том, что воронка была доверху заполнена грунтовой водой. Для проведения поисковых работ необходимо было дождаться понижения ее уровня. Поэтому поначалу приходилось довольствоваться зачисткой территории вокруг места падения. И вот тут-то и начались первые находки, позволившие зародиться робкой надежде, что это то самое место: в бруствере воронки был обнаружен обломок блока двигателя с частично сохранившимся номером мотора «Р125-...».

Казалось бы, эти цифры указывают лишь на общую информацию о моторе («1» — первый квартал; «2» — 1942 год выпуска; «5» — тип мотора М-105), тем не менее именно так начинался номер одного из двигателей «пешки» Галкина М-105 № Р125-502.

В конце апреля вода в воронке упала до приемлемого уровня, и было принято решение о проведении экспедиции. 29.04.2018 г. поисковики «Кубанского плацдарма» совместно с казаками Нефтегорского хуторского казачьего общества, судебными приставами Апшеронского отдела ФССП по Краснодарскому краю и неравнодушными местными жителями приступили к раскопкам на месте падения.

Отдать дань памяти!

На глубине около 1,5 метров начали попадаться обломки самолета. Одним из первых был поднят фрагмент обшивки с нанесенным на нем красной краской номером «.6/51». Без сомнения, это был частично сохранившийся номер самолета 16/51. Следующей находкой стал обломок блока двигателя с выбитыми на нем цифрами «..5-279». И снова в точку: это был номер второго мотора М-105 № 115-279!

Вопреки ожиданиям, никаких крупных обломков на месте падения не сохранилось. Впрочем, и глубина воронок оказалась всего-навсего чуть более двух метров. Для самолета, упавшего в штопоре с высоты четырех километров, это было явно недостаточно, хотя тому было логичное объяснение. Все дно воронки были устелено крупными обломками авиабомб. При соприкосновении с землей в самолете сдетанировал бомбовый запас, и взрывная волна, воздействуя на самолет в сторону, противоположную направлению падения, не позволила моторам погрузиться в землю глубже двух метров. В послевоенные годы все эти разбросанные на поверхности обломки были вывезены местными жителями и сданы в металлолом.

Особое внимание при проведении поисковых работ было уделено участку между двумя крупными воронками, образовавшимися в местах удара моторов о землю, поскольку именно там должны были быть остатки кабины. Именно в этом месте и найдены фрагментированные останки экипажа, элементы парашютной системы и летный шлемофон.

Так было найдено место гибели героического экипажа: всеми забытое, оно находилось в лесу в двух километрах юго-восточнее Апшеронска. Долгие годы памятник экипажу Пе-2 ст. л-та Галкина на горе Лысая в Хадыженске стоял на месте гибели другого экипажа Дб-3ф мл. л-та Волкова.

Теперь осталось сделать еще один важный шаг — захоронить останки старших лейтенантов Галкина и Джабадари на мемориале Вечного огня в Хадыженске — там, где уже более 30 лет увековечены их имена.