Как кубанские казаки Рождество праздновали

Рождество Христово было у кубанских казаков самым значимым из всех зимних праздников

25.12.2017 в 15:52, просмотров: 11671

К Рождеству, которым оканчивался строгий филипповский пост, готовились загодя, не торопясь. Собирали снедь на рождественское застолье. Считали наши предки, что праздничный стол всему свету покажет, каков достаток в доме хозяина

Как кубанские казаки Рождество праздновали
Фото: cossacksdance.ru

По традиции резали к празднику кабана или барашка, гусей да индеек, варили холодец, колбасы делали, пекли пироги с мясом да фруктами.

И хоть 7 января угощались казаки всевозможными яствами, накануне, 6 января, на стол ставили постные блюда.

Мороз — в дом, петух — на замужество

На свят вечер главным блюдом стола считалась кутья. Называли ее «багата кутья» или «вечеря». Готовили наши предки это кушанье из пшеницы или ячменя, о чем мы, потомки, успели позабыть, используя для кутьи исключительно рисовую крупу.

К кутье обязательно полагалось сварить узвар — напиток из сухофруктов. Самое главное праздничное блюдо готовила, конечно же, хозяйка дома. Бытовал, однако, по станицам обычай, чтобы первой мешала кутью старшая дочь. Выполнив эту почетную обязанность, девушка, держа в руке ложку, выходила на крыльцо. Долго стояла и прислушивалась, с какой стороны запоет петух. Именно в ту сторону, по поверью, должна она была поехать после замужества.

Закончив с готовкой, кутью и узвар ставили на покуть (место в хате, расположенное по диагонали от печи, обычно там сходились поставленные углом две скамьи) в Святой угол. Перед тем стлали в углу сено, а когда ставили кутью, квохтали, подражая курам, да приговаривали: «Узвар на базар, а кутя на покути! Кво-кво-кво!» Сено, на котором стояла кутья, после не выкидывали, а подкладывали в гнезда кур, чтобы те лучше неслись. В этом сене хозяин дома должен был отыскать шерстинку. В кубанских станицах считали, что в будущем году следует покупать скотину и птицу только того же цвета, что и найденная шерстинка, а живность другой масти не ко двору придется.

В станицах к празднику пекли и специальный обрядовый хлеб: сгибушек Спасителя (в виде конверта), кореженки (в форме улитки), сакрестия (булочки с изображением креста из теста).

Соблюдали казаки и еще один рождественский обычай, очень красивый. За две недели до праздника отец семейства срезал ветку вишни. На ней непременно должны были быть еще семь отростков. Веточку ставили в глиняный горшок с водой и размещали в Святом углу. И если к Рождеству она успевала расцвести, ожидало всю семью счастье и благополучие.

Трапеза начиналась с появлением первой вечерней звезды, и вначале всегда разговлялась кутьей, которую вместе с узваром предварительно окропляли святой водой.

Первая ложка кутьи полагалась главе семьи. Но прежде чем поднести ее ко рту, хозяин дома приглашал к столу Мороза. Взяв ложку с кутьей, отец семейства подходил к окну со словами: «Мороз, Мороз, иди до нас вечерять! Не морозь наших телят, курчат, гусят, поросят и нас!»

А вечером, читаем в монографии В. Ф. Никитина «Традиции казачества», начиналось любимое занятие детей и подростков — «ношение вечери». По кубанскому преданию, носить кутью с пирожками непременно должны были мальчики, так как казаки верили, что пока это происходит, миру не угрожает конец света.

Кутью обязательно несли крестным родителям, бабушке с дедушкой и близким родственникам. Заходя в дом, дети говорили: «Здравствуйте, с праздничком, с Рождеством Христовым! Папа и мама вечерю вам прислали».

Хозяева пробовали кутью, а взамен докладывали свою. За принесенную вечерю детвору ожидали подарки: мелкие деньги, конфеты и орехи. Также девочкам дарили платки и кукол, а мальчикам — рубашки и деревянных коников.

Мужчина в гости — хозяевам счастье

Ранним рождественским утром мужчины, парни и мальчики отправлялись рождествовать (христославить).

Накануне для проведения этого обряда они изготавливали из фанеры, сита и обруча «звезду», чаще всего восьмиконечную. Лучи обычно украшали цветной бумагой, лентами и бумажными цветами, внутрь помещали иконку, свечу или лампадку. Готовую «звезду» несли на высоком шесте впереди группы рождествующих.

Все старожилы отмечают, что рождествующим никогда не отказывали в проведении обряда и всегда с нетерпением ждали, когда же они постучат в двери дома со словами: «Пустите порождествовать!»

Первого вошедшего мужчину просили сесть на шубу, что лежала на пороге, чтобы достаток позвать в дом. Вслед за первым гостем остальные, поставив «звезду» перед собой, поворачивались в Святой угол (он находился на востоке) и исполняли тропарь: «Рождество Твое, Христе Боже наш!», отмечает В. Ф. Никитин.

Пришедших щедро одаривали всякой снедью: колбасами, салом, пирожками, конфетами — и мелкими деньгами. Взрослых приглашали за стол с угощениями и вином. Не принять рождествовальщиков считалось большим грехом.

Если на Рождество первым гостем в доме оказывался мужчина, семье было обеспечено счастье и благополучие на год вперед.

Праздники на Рождество, по старинному обычаю, устраивали и в станичной избе — после молебна организовывался общий обед. Станичники на него приносили все, что было самого вкусного.

Королевой стола становилась «варена» — смесь водки, меда, изюма, сушеных груш и яблок, сваренных с имбирем и другими пряностями. За ней в ход шли горилка, пиво, мед, наливка, брага. Впрочем, напитки наших предков похожи на одноименные высокоградусные пития современников только названиями. Готовились они совсем по другим технологиям.

К примеру, мед, который пили казаки, делился на дешевый вареный и дорогой ставленый. Последний готовили холодным способом, сбраживая с ягодным соком, выдерживая по 10-15 лет и дольше. Он был доступен лишь весьма состоятельным людям, а остальное население, как правило, упивалось вареными медами.

На Вечерю — семейный ужин приходили в родительский дом женатые сыновья со своими детьми. Приглашали в Святый вечер в дом одиноких соседей.

На стол ставили прибор и для почившей родни. В некоторых станицах существовал обычай открывать двери и громко звать ушедших предков к столу.

Вечером накануне Рождества полагалось также носить вечерю (кутью, пирожки). Делали это дети, подростки обоего пола, молодые семейные пары. В некоторых станицах вечерю несли дедушкам, бабушкам, родителям, в том числе крестным. В других вечерю несли не только родственникам, но и практически всем окрестным жителям. Отведав принесенной кутьи и пирожков, хозяева взамен добавляли своей. Так поступали в каждой семье, считалось, что это способствует укреплению семейных связей.

Рождество встречаем, Христа славим

Рождественская ночь считалась наиболее важной, самой волшебной в году. Этой ночью, с первым ударом к заутрени, вставала вся казачья семья, пишет историк казачества Г. Астапенко. Хозяйки топили печь, и все спешили в церковь на службу. Но еще раньше уходили из дома дети — славить Христа.

По обычаю, этим занимались мальчики — дети и подростки от пяти до четырнадцати лет. Однако раньше, в XVIII веке, как отмечают исследователи, «христославить» в казачьих станицах ходили и старики, перебираясь компаниями из дома в дом. Христа славить начинали обыкновенно с дома войскового атамана. Сам атаман, бывало, присоединялся к компании старшин и вместе с ними ходил по всем жителям станицы. Во всяком доме они пели «Христос рождается», за что хозяин непременно должен был заплатить.

Если «христославили» мальчики 4-5 лет, то, входя в дом, они говорили:

«Я маленький хлопчик,

Принесу Богу снопчик.

В дудочку играю, Христа забавляю.

А вы люди знайте, копеечку дайте,

И курочку, петушка, и пшенички два мешка».

«Чем же вы берете?» — спрашивали хозяева. «Чем Бог послал!» — отвечали ребята. Их наделяли пряниками, пирогами, колбасой, салом, конфетами, деньгами.

Их принимали только до восхода солнца. Взойдет солнце, вернутся люди от заутрени — христовщикам говорят: «Скоро колядовать будут, а вы все еще христославите!» Колядовали станичники всего один вечер — в первый день праздника, распевая при этом следующую песню: «Да радуйтесь земли, веселитесь, люди, — Сын Божий народился!»

Христославщики могли использовать только словесный текст, исполняя, например, «Рождество твое, Христе Боже наш…» или «Христос родился…». А могли представлять театрализованные библейские сюжеты, связанные с рождением Спасителя. Участники представления часто использовали при этом Звезду — в традиционной форме звезды, в виде ветки-тройчатки или, реже, креста или ящика с прорезью для свечи.

Вечером 7 января исполнялось колядование. В некоторых станицах колядки (исполнявшиеся на Рождество, начинающее собой Святки) и щедровки (которые пели в конце Святок) рассматривались как одно и то же.

В Рождественских традициях тесно сплелись как христианские, так и «нехристианские», «языческие» элементы. И те, и другие отражали идею нового, рождения, наполнения, изобилия. Особым образом эта идея отражена и в названии вечера накануне Нового года (13 января): щедрый вэчор. Она ярко проявляется и в убранстве новогоднего стола. Он должен был быть обильным и разнообразным, чтобы «год полным был». На столе было все. Обязательно пекли специальную «новогоднюю хлебину». В некоторых семьях старались так заставить стол едой, высоким хлебом, чтобы хозяина не было видно. Или же хозяин специально садился на низкую скамеечку, пригибался. Под скатерть в некоторых станицах стелили солому или сено из-под рождественской кутьи, «чтобы богато жили». А на следующий день после Рождества отмечался праздник повивальных бабок и рожениц, так называемые «Бабьи каши».

«Во многих местах после празднования Рождества Христова казаки, имеющие детей, с казачками вечером ходят к повивальной бабке и приносят ей водку, харч, блюда пирогов или блинов и всякой всячины», — отмечала автор-составитель русского земледельческого календаря «Круглый год» А. Ф. Некрылова.

Повитуха — женщина, помогающая при родах, была в станице лицом совершенно особым. В ней нуждались. Скольким людям она помогла появиться на свет, скольких женщин спасла. Сама повитуха была, как правило, бездетной. Или овдовела рано, или по другой какой причине. Каждый год на второй день Рождества у нее собирались женщины, родившие в прошлом году, и те, кто был ранее, чтобы потолковать о своих «бабьих делах». Гостьи идут со своей «кашей» — так называют угощенье и небольшой подарок для повитухи. Забот-то у женщин всегда невпроворот, зато этот день был их: гуляли и напивались до такой степени, что пришедшие за ними мужья буквально растаскивали их по домам.

Чудеса на Рождество

В казачьих станицах считалось, что в Сочельник получает способность разговаривать домашний скот. Вода в бочках, колодцах и источниках в волшебный вечер превращается в вино, а деревья в лесах и садах переходят с места на место или на короткий миг зеленеют и зацветают даже в сильные морозы. Со дна озер и морей на Рождество поднимаются затопленные монастыри и храмы, можно даже услышать звон с их колоколен.

Наши предки считали, что в этот вечер спускаются на землю духи предков (а также Божьего Сына), потому любой гость, входящий в дом в Рождество, воспринимался как особа священная, могущая повлиять на жизнь человека и его удачливость на ближайший год. Главным требованием было достойно принять, угостить или одарить посетителя.

К тому же по первому вступившему в дом визитеру хозяева гадали о будущем и приглашали гостя участвовать в домашних магических ритуалах, призванных обеспечить благополучие в хозяйстве.

К рангу таких сакральных гостей и «божьих посланников» причислялись в народной культуре и колядники, которые приносили «благую весть» о наступлении новых времен: о рождении Христа, обновлении мира, наступающем благоденствии и процветании хозяев. Из числа многообразных святочных обычаев именно колядование (то есть обряд посещения домов с магической целью поздравителей, получавших от хозяев вознаграждение) сумело воспринять новые элементы и символы христианского культа. По свидетельствам старожилов, записанных исследователями, раньше участниками обходов «со звездой» были в основном церковнослужители: священник, дьяк, псаломщик или певчие, к которым присоединялись активные прихожане. Позже «звездарями» стали сами селяне, которые восприняли ритуал как один из видов святочного колядования. Соответственно, постепенно стали меняться некоторые элементы церковного обхода. Прежде всего в народной традиции хождения «со звездой» растягивались на весь период святок, до праздника Крещения, 19 января.

Взрослые «славильщики» ходили поздно вечером, а дети и подростки — ранним утром. Мальчики-«звездари» посещали дома задолго до рассвета, спрашивая хозяина: «Дяденька, можно Христа пославить?» А хозяева поначалу делали различие между колядниками и «звездарями»: первые пели песни и произносили благопожелания под окнами, не входя в дом, а вторых всегда впускали в избу и там пришедшие «со звездой», оборотясь лицом к иконам, пели рождественский тропарь «Рождество твое, Христе Боже наш».

На Рождество «христославили» ранним утром и маленькие казачата. Часто дети не знали текстов, придумывая слова прославления Христа по дороге, но сам процесс им был интересен и значим, отмечают историки.

Настали святки — споем колядки

Святки — 12 святых дней между праздниками Рождества Христова (7 января) и Крещения Господня (19 января) установлены православной церковью в память рождения Христа и крещения его в Иордане. Святить, то есть блюсти свято, хранить в святости двенадцать дней после Рождества, церковь начала с древних времен.

В эти дни запрещалось совершать таинство брака, заводить игрища, пляски, петь соблазнительные песни по улицам, наряжаться в кумирские одеяния (от слова «кумир», называющего изображение языческого божества). Нельзя было работать, особенно после наступления темноты.

Так или иначе, но святость этих дней во многих областях и краях нарушалась гаданиями, ряжением и другими обычаями, сохранившимися от языческого праздника Коляды — поклонения природе.

Колядки, как и Святки, справляли в период зимнего солнцестояния. По древним воззрениям славян, это было время начала новой жизни, обновления природы, граница между старым и новым хозяйственными годами. Люди радовались повороту к лету, к теплу, к плодородию и веселью. «На коляду дня прибыло на куриную ступню», — повторяли в народе.

Коляду историк Н. М. Карамзин назвал славянским мифологическим персонажем, связанным с началом весеннего солнечного цикла, «богом торжества и мира». Обряды колядок были направлены на то, чтобы рос хлеб и плодился скот, чтобы в доме был достаток, в семье — счастье, чтобы жизнь продолжалась, повторяя цикл за циклом. Об этом пелось и в колядных песнях:

... А дай Бог тому,

Кто в этом дому!

Ему рожь густа,

Рожь ужиниста!

Ему с колосу осьмина,

Из зерна ему коврига,

Из полузерна — пирог.

Наделил бы вас Господь

И житьем, и бытьем,

И богатством...

Колядовать начинали с рождественского сочельника. Молодежь надевала самодельные маски, подвязывала льняные бороды, рядилась в шутливые костюмы, состоящие из самых худых зипунов, вывороченных шерстью наружу. Обычно четверо парней несли чучело кобылы, связанное из соломы. Верхом на «кобылу» сажали мальчика-подростка, одетого в костюм горбатого старичка с предлинной бородой.

Коляду, как правило, изображал ряженый в образе козла. Рядились также в коня, корову и других животных, воплощавших плодородие. Ряженые врывались в дома, пели, плясали, предлагали погадать. Хозяевам полагалось гостей без подарков и угощения не отпускать. За что ряженые сулили им полное благополучие и счастье. Скупым, которые ничего не давали, могли пропеть и такое:

Коляда, моляда,

Уродилась коляда!

Кто подает пирога —

Тому двор живота,

Еще мелкой скотинки

Числа бы вам не знать!

А кто не дает ни копейки — 

Завалим лазейки,

Кто не дает лепешки —

Завалим окошки,

Кто не дает пирога —

Сведем корову за рога,

Кто не даст хлеба —

Уведем деда,

Кто не даст ветчины —

Тем расколем чугуны!

С церковными традициями святости 12 дней между Рождеством и Крещением это веселое действо не слишком гармонировало.

В единстве противоположностей

Самый чудесный праздник родился, как это часто бывает, в соединении несоединимого.

После безуспешных попыток искоренить Коляду христианская церковь приняла мудрое решение включить ее в святки, приспособив игры и обряды Коляды к славлению Христа и «хождению со звездой».

В колядных песнях народ начал воспевать и Иисуса Христа, и праздник Рождества. Тексты для колядных песен стали сочинять священнослужители — так появились книжные колядки-канты.

Постепенно святки стали воплощением языческих и христианских верований — самым насыщенным разными обычаями, обрядами и приметами праздником. С языческих времен, например, сохранился обычай наряжаться на Святки в страшные маски. По существовавшему поверью, с Рождества до Крещения активизируются все темные силы, и ряженые, изображая из себя демонов, должны отгонять злых духов. Скверну переряживания смывали в праздник Крещения святой водой.

Двенадцать святых дней закладывали основу будущего года, поэтому Святки было принято проводить не только весело, но и в любви, согласии с близкими. Родственники ходили друг к другу в гости, поздравляли с праздником.

На святки самая строгая мать, отмечает историк С. В. Максимов в книге «Нечистая, неведомая и крестная сила», не заставит дочку прясть и не будет держать за иглой в долгие зимние вечера, когда на улице льется широкой волной веселая песня парней, когда на посиделках заливается гармонь, а толпы девушек, робко прижимаясь друг к другу, бегают «слушать» под окнами и гадать в поле.

В святые вечера гаданиями и магическими обрядами, способными в какой-то мере предопределить будущее, занималась не только молодежь. К примеру, женщины в эти дни мотали тугие клубки пряжи, чтобы уродились тугие кочаны капусты. Ткать было грешно, иначе в праздник случится несчастье. Грешно было и охотиться на святки на зверей, птиц.

Девушки обычно наряжались в чужие одежды и закрывали лицо платком, самые бойкие облачались в мужской костюм. Парни надевали женские платья. Так веселили и дурачили они жителей соседних хуторов и станиц, когда приходили к ним в гости.

На Святках совершали разные «очистительные» обряды: окуривали дом и окропляли его водой, выбрасывали на улицу мусор, чтобы вместе с ним выбросить и нечистую силу, если она успела пробраться в жилище.

Думается, древние обычаи предков могли бы помочь и нам, потомкам, сделать свой дом богатым, а жизнь — счастливой.

В народе говорят: «Каждое дерево сильно своими корнями, отруби их — и древо погибнет». Элементы древней Коляды и церковные рождественские традиции, соединившись вместе, сделали нас наследниками удивительного праздника. А наша задача — не дать традициям угаснуть, передать их детям, чтобы те донесли их до своих детей, а те — до своих. Чтобы жизнь продолжалась и каждый раз кто-то юный и чистый накануне Рождества верил в чудо.