Краснодарский театр драмы закрыл 97-й сезон премьерой

Зрителю представили спектакль КрасPlace, или Место под солнцем в первом ряду»

Уральский драматург Ирина Васьковская, лауреат национальной театральной премии «Золотая маска», написала пьесу специально для нашего театра. В ее произведении трое пенсионеров приходят в досуговый центр и находят общий язык со сложными подростками: они вместе образуют ансамбль и участвуют в престижном конкурсе

Зрителю представили спектакль КрасPlace, или 
Место под солнцем 
в первом ряду»
Фото: Вера Сердечная

Что нужно сделать старикам, чтобы найти общий язык с молодежью? Да просто читать рэп. «Молодость узнала, старость смогла!» — ритмично произносят артисты театра драмы Сергей Калинский, Сергей Мочалов и Владимир Подоляк, стоя на улице Красной. И им веришь. Видеоролик, когда возрастные артисты читают рэп перед Домом книги, а театральная молодежь танцует, становится смысловым центром спектакля и доказывает: диалог поколений возможен, если хотя бы на время забыть о стереотипах.

Режиссер Радион Букаев увидел в кубанской столице культ молодости. И в своем спектакле он поставил задачу навести мосты между поколениями — чтобы места под солнцем хватило всем. Цель, конечно, утопическая, но на то и жанр постановки: «КрасPlace, или Место под солнцем в первом ряду» — комедия. То есть история, где все кончается хорошо.

Не просто комедия, а социальная. В тексте немало острых указаний на современную действительность: визит чиновниц по доносу в досуговый центр, сатира на телеконкурсы и вариации на тему известных высказываний. Например, «Денег нет, но вы танцуйте» — актуально для культурной сферы.

Этим и хороша современная драматургия: она говорит с человеком о его собственной жизни, налаживает диалог театра с городом. И привлекает молодого зрителя. А зритель, надо сказать, принимает спектакль хорошо: в июне собрались три тысячных зала.

Другое дело, что драматургия любого времени бывает разной по глубине погружения в материал, по мастерству. Взаимодействие стариков и молодежи — проблема очень серьезная и весьма насущная. Однако в пьесе конфликт получился не слишком глубоким, сближение поколений происходит схематично, проблемы решаются «в лоб». Недаром, уже получив пьесу, творческая команда будущего спектакля ее долго дорабатывала.

Утопическая цель — показать объединение «дедов» и «внуков» в течение одного спектакля — определила всю эстетику постановки. Начиная с программки, где левая половина, «старики», написана на листке в клеточку, а правая, «молодежь» — напечатана в виде чата, со смайликами. Художник-постановщик Никита Сазонов оснащает сцену то огромным экраном на заднике, где идет черно-белое кино, то полуразрушенной советской мозаикой, то «стеной» из дипломов и грамот — гордость всякого чиновника средней руки. Музыка в спектакле, написанная Тихоном Хренниковым, правнуком знаменитого советского композитора, напоминает о семидесятых — времени, когда старики были молоды, — и сменяется мелодичным рэпом. Вместе с тем сочетание старого и нового не всегда решено гармонично, как в оформлении, так и в сюжете.

Несмотря на все режиссерские и актерские усилия, первый акт спектакля оказывается затянут, даже скучен. Однако тем неожиданнее второй — драматичный, яркий, проникновенный, в котором, собственно, и совершается спектакль как событие.

Слабость драматического материала парадоксальным образом привела к тому, что ярко проявились актерские индивидуальности, в особенности это касается старшего театрального поколения. «КрасPlace» стал своего рода парадом моноспектаклей.

Сергей Калинский играет бывшего актера Михаила Борисовича — точно, смешно, ярко. Его обаятельный герой — и настоящий артист, пугающий друзей розыгрышем, и щеголь, способный показать образец стиля. Несмотря на профессиональную невостребованность, пенсионер готов к новым авантюрам. Эта центральная роль не только напоминает о других ярких героях Калинского (городничий в «Ревизоре», Акоп в «Хануме»), но и, художественно обобщая тему пожилого артиста, позволяет сказать нечто важное о профессии, поднять тему востребованности в театре. И когда в конце спектакля Калинский напевно и стильно читает рэп, вспоминаешь о том, что он окончил в ГИТИСе факультет актеров театра оперетты.

Друзья главного героя представляют другие типы пенсионеров. Подвижный Сергей Мочалов играет этакого вечно молодого живчика, интересного холостяка: актер въезжает на сцену на самокате, носит яркие футболки и модную шляпу (которая, кстати сказать, выгодно прикрывает лысину).

Безукоризненно органичен в своей роли Владимир Подоляк: верится, что его грубоватый, нескладный, неуклюже заботливый усач Виктор Иванович — «почетный ветеран завода», который «жучит» молодежь и не устает возмущаться, что никто вокруг не работает руками. Пусть крупными мазками, но создается весьма цельный и узнаваемый образ старого работяги — а ведь и сам артист мастер на все руки и нередко выполняет для театра сварочные работы.

В роли Ксении Сергеевны, директора досугового центра, блистает Вера Великанова. Актриса приковывает к себе внимание, убедительно и иронично играя мелкую чиновницу от культуры: не бессердечную, но самовлюбленную, ни во что не ставящую низших и страшно опасающуюся начальства. Печально правдивая деталь — когда после чиновной проверки директриса на всякий случай закрывает всю «воспитательную работу» стариков с подростками: «Вы мне здесь свободу не разводите!» Артистическая натура персонажа раскрывается в том, как Ксения Сергеевна меняет парики и наряды, как уморительно увлечена новым микрофоном: «Пойду там позвучу». Все это выдает в героине несостоявшуюся актрису.

Яркий, ироничный и в то же время лирический образ создает Тамара Родькина. Ее Алевтина Ивановна — бойкая, решительная в движениях и поступках руководительница хора. Здесь органично звучит прекрасный голос актрисы. Ее харизматичная героиня внезапно становится комически робкой и застенчивой в момент визита к Михаилу Борисовичу — и жаль, что эта проникновенная и очень смешная сцена, когда у героев внезапно складывается певческий дуэт, не имеет никакого продолжения: нить сюжета просто опущена.

Отдельно надо сказать о самом драматическом персонаже спектакля. Пожилого поэта Олега Петровича играет Ростислав Ярский, известный в театре, в частности, своими стихами. Артист читает в спектакле собственные строки, что создает ощущение волнующего наложения актерской судьбы на судьбу персонажа. Невысокого роста, неустроенный в жизни старик (в спектакле он ходит в ярком форменном жилете — может, подрабатывает дворником?) загорается идеей об объединяющем рэпе. Переживания доводят героя до сердечного приступа. Его внезапная смерть, поэтически обыгранная танцем Анны Мельниковой, выводит всю постановку на новый уровень серьезности и драматизма, и с этого момента сюжет наконец складывается воедино и «держит» зрителя.

Молодая часть актерского состава справилась менее убедительно; вероятно, это связано и с тем, что роли молодежи прописаны более схематично. Например, героине Ольге Вавиловой Ане в пьесе отданы очень важные реплики о стереотипах — однако эти слова даны слишком прямолинейно, они звучат внезапной и не очень уместной моралью, хотя видно, как актриса старается присвоить этот текст и обыграть ключевую сцену. Вместе с тем можно отметить более органичные работы Руслана Копылова (Степан), Татьяны Башковой (Саша), точно сделанные эпизодические роли Елизаветы Велиган, Анастасии Мельниковой (чиновницы), Михаила Дубовского и Арсения Фогелева (хулиганы, ведущие). Создается впечатление, что в «молодежной» части роли с минимумом реплик стали наиболее выигрышными.

Очевидно, что спектакль создавался труппой и режиссером в соавторстве. И сильная сторона постановки — свобода актерских решений, актерское творчество.

Кроме того, становится ясно, что этот спектакль — не только и не столько о Краснодаре (ведь и слово «КрасPlace», и улицы города появляются в самом конце постановки). Это история о Краснодарском академическом театре драмы с его проблемами, с его мощными стариками и активной молодежью — и дефицитом среднего поколения, и недостатком диалога. И о несложившихся спектаклях: недаром сцена похорон становится визуальной цитатой из «Мнимого больного» Ивана Осипова. Да в конце концов и о том, что «денег нет, но вы танцуйте»: ведь этот очевидно недорогой спектакль — единственная взрослая премьера 97-го сезона на большой сцене театра. Эта точка зрения придает постановке новое смысловое измерение и весьма драматичное звучание.

 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27 от 28 июня 2017

Заголовок в газете: Денег нет, но вы танцуйте

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру