Слепой и Фемида

В СИЗО Армавира год сидит обвиняемый в двойном убийстве незрячий подросток

27.01.2016 в 00:00, просмотров: 4242

 Родители не верят в виновность сына

Слепой и Фемида
Марк Яворский. Фото: личный архив

Яворские живут в центре Сочи, в доме барачного типа. Николай Николаевич трудится на мясокомбинате грузчиком, Оксана Николаевна 15 лет проработала там же мастером цеха, но потом попала под сокращение. Есть дети — 25-летняя Алина и 17-летний Марк. Еще год назад семья ничем не отличалась от тысяч других в крае. Однако 20 января 2015 года все изменилось. Марка, тогда 16-летнего подростка, задержали по подозрению в групповом убийстве двух взрослых мужчин. Бомжей. Преступление произошло на территории заброшенного корпуса санатория «Москва». Родители не верят в виновность сына. «Какой из Марика убийца? Всегда хорошо учился, на учете в полиции не стоял. Он — слепой!» — негодует сквозь слезы Оксана Николаевна. Вот уже год подросток-инвалид находится в СИЗО. Следствие по делу завершено, идут судебные заседания.

Инвалид в одночасье
Марк Яворский ослеп в феврале 2013 года. Он рос активным ребенком. С трех лет мальчик ходил на танцы, плавание, гимнастику, а в классе седьмом увлекся полиатлоном — спортивным многоборьем. При этом успешно совмещал спорт с учебой — в четвертях не было троек. 
— 15 февраля 2013 года сын уехал на военно-спортивные игры в Туапсе, вернулся ночью и лег спать. Утром нужно было идти в школу. Бужу его и слышу: «Мам, у меня один глаз не видит».
Оксана сыну не поверила, даже подумала, что подросток притворяется: устал и хочет лишний час провести в кровати. На занятия Марк все-таки отправился, но вернулся со справкой из поликлиники: «Я же говорил!»
— Сын учился в школе № 2, а поликлиника рядом. Он у меня самостоятельный, поэтому пошел и проверил зрение. Оказалось, вправду ослеп. Я ребенка за руку — и к доктору! Уже 22 февраля мы обследовались во взрослом офтальмологическом отделении сочинской больницы. А седьмого марта врачи огорошили: «Ребенок ослеп и на второй глаз».
Марку поставили диагноз «частичная атрофия зрительных нервов с выпадением центральных полей зрения». То есть подросток видит только вблизи очертания предметов, причем боковым зрением. Яворские ездили и в Краснодар, и в Москву, но доктора лишь разводили руками. Они не могли понять причину внезапной слепоты. Оксана предполагает, что всему виной могло быть нервное потрясение. Например, незадолго до потери зрения у Марка умерла бабушка. Произошло это ночью, родители были на работе. Марк переживал, плакал. По словам Оксаны, он очень любил бабушку, и когда та слегла, ухаживал за ней. А ему не было и 15. Внезапная слепота разделила жизнь подростка на «до» и «после». Круг друзей поредел, программу девятого класса пришлось осваивать на дому.
— Мы нанимали репетиторов плюс учителя из школы приходили. Я всем им и директору очень благодарна. Дело в том, что едва мы заикнулись о специальной школе для слепых в Армавире, как сын не на шутку расстроился: «Я вам больше не нужен!» Он изо всех сил старался быть прежним: успешно сдал экзамены за девятый класс, появилась подруга — Яна. Но о спорте пришлось забыть.

 «Очень правильный»
Пришлось Марку забыть и еще об одной детской мечте — профессии юриста. Оксана объясняет страсть просто: «Очень правильный, идейный». Мол, любит, чтоб все было по справедливости. Подтверждает она это следующим рассказом. В 14 лет, еще будучи здоровым, подросток участвовал в краевых соревнованиях по полиатлону. Шла велосипедная гонка, ребенок показывал второй результат, как вдруг лидер трассы упал. Это был спортсмен-инвалид, мальчик с одной рукой. Ребенок просто не вписался в поворот. Марк мог бы продолжить гонку, а потом утешаться: «Спорт есть спорт!» Однако подросток помог сопернику встать и только потом снова включился в соревнование. В итоге занял вторую ступеньку пьедестала. 
— Вы не представляете, как сын радовался. Поздравляю его, а он все про соперника твердит: «Мам, мальчик такой молодец. Он заслужил!» В этот момент я необычайно гордилась сыном. Потому что показал себя настоящим человеком.
Незадолго до ареста Марк поступил в колледж на специальность «соцработник». Родители хотели отправить его в Кисловодск — осваивать мастерство массажиста. Но с 2014 года в учебное заведение для слабовидящих стали принимать абитуриентов только на базе 10 и 11 класса. Родители уговорили сына на время смириться с болезнью. "Выздоровеешь - переучишься, на кого пожелаешь". Если б они только знали.

Убийство: было или нет?

Логичен вопрос: как такой замечательный мальчик оказался в компании бомжей? Оксана Николаевна сетует: «Слишком добрый. Душа нараспашку!» Мол, он их подкармливал. А еще, предполагает женщина, мальчик искал общения. «Мне он это не озвучивал, но наверняка тяготился своей слепотой и думал: «Кому я нужен? Кто захочет со мной дружить?» «Марк не понимал в силу возраста, что трудоспособные мужчины могли б вообще-то и работать», — добавил адвокат подростка Алим Таукенов. По словам юриста, в тот роковой день, 19 января, все произошло следующим образом. Марк и его подруга Яна пришли в заброшенный санаторий. Здесь они встретили знакомых им бездомных. Один из бомжей, 43-летний Валерий Шулико, стащил из кошелька Яны около 100 рублей. Именно на него показали другие бездомные, когда узнали о пропаже. Мол, Шулико и у них подворовывал. Марк возмутился, стал объяснять, что это не дело. А другие бомжи набросились на Шулико с кулаками. Потом 28-летний бездомный Максим Корниенко предложил по очереди надругаться над Яной. За это Марк дал ему пощечину.  А бездомные же вовсе избили Корниенко. В итоге 43-летний и 28-летний мужчины скончались. 
— По данным судебно-медицинской экспертизы, смерть мужчин действительно наступила от побоев. Вот только выходит, что на момент начала драки Марк уже час как был дома. Это подтверждает камера магазина напротив и биллинг телефона. Марк в тот вечер активно общался по мобильнику, — уточнил Алим Таукенов.
А вот версия следствия. Информацию мы нашли на сайте краевого СУ СК РФ. 
«...четверо мужчин осуществляли различные виды работ в городе Сочи и проживали на территории заброшенного корпуса санатория «Москва». …19 января 2015 года, находясь в указанном помещении, мужчины распивали спиртные напитки. Там же присутствовали несовершеннолетние юноша и девушка, при этом последняя обнаружила пропажу денежных средств. На этой почве между 16-летним подростком и 43-летним мужчиной возник конфликт, …несовершеннолетний стал высказывать подозрения в причастности последнего к возможному хищению денег. В результате возникшей ссоры несовершеннолетний вместе с остальными мужчинами стал наносить удары руками и ногами по голове и телу оппонента. После этого, оставив пострадавшего лежать на полу, компания продолжила употреблять алкоголь. Впоследствии между подростком и 28-летним мужчиной возникла ссора, … 16-летний юноша вместе с остальными мужчинами стал избивать своего знакомого…»
Таким образом, в убийстве обвинили не только Марка, но и двух бездомных, 35 и 38 лет. Однако, по версии следствия, слепой подросток не просто участвовал в избиении — он раздавал бездомным указания. В материалах дела значится: «Яворский сказал мне, что Корниенко хотел Яну пустить по кругу, то есть чтобы все по очереди вступили с ней в половую связь. После чего Яворский стал наносить удары руками по голове Корниенко, налил спирт на его штанину и поджег. Отчего тот стал кричать, что ему горячо, и тогда Яворский стал тушить его ногой…» «У Яворского была деревянная палка в руках. Он сказал мне, чтоб я пошел с ним. Я отказался и попросил меня не трогать. На что Яворский ударил меня палкой по правой ноге, и мне пришлось пойти с ним». Все это показания свидетелей (двух бездомных). Они были опубликованы в кубанских СМИ на этапе следствия. В показаниях также значится, что Яворский схватил блок сломанного кондиционера и бросил его в грудь одной из жертв. Дальше — больше: приказал одному из бомжей изнасиловать избитого. Даже использовать для этого деревянную палку! Наличие в деле таких показаний подтвердил и адвокат Марка Алим Таукенов. Признаюсь честно, когда я слушала правозащитника, стало не по себе. А вопросов возникло еще больше. Как незрячий подросток мог командовать мужчинами в самом расцвете лет? Как мог заставить их выполнять грязные поручения? Неужели четверо (разгоряченные алкоголем) не могли скрутить мальчишку, тем более слепого? Марка арестовали по подозрению в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть человека (ч. 4 ст. 111 УК РФ) на следующий день. Некоторое время он находился в ИВС Сочи, потом отправили в СИЗО Армавира № 2.
— Заключение Яворского под стражу — это нарушение постановления правительства РФ 2011 года. Подозреваемого с таким заболеванием нельзя помещать в СИЗО, — добавил Алим Таукенов.
— Уверена на 200 процентов: Марк невиновен. Попробуйте закрыть глаза и ударить кого-либо. Не получится! Центр тяжести смещается — можно упасть. Меру пресечения «заключение под стражу» не изменили на домашний арест, потому что ребенок якобы склонен к побегу. Каким образом? Он слеп. На моей памяти никакой агрессии с его стороны не было. Ходит с конвоиром как птенчик, — рассказала правозащитница Наталья Грановская.
К слову, формулировка «склонность к побегу» не выдумка. Ее мы нашли в ответе краевого ФСИН региональной ОНК. Марка поставили на профилактический учет, основываясь на «имеющейся информации, являющейся достаточным основанием полагать…». Какой именно, в документе не уточнили.

«Мама, иди со мной!»
День, когда сына арестовали, Оксана Николаевна вспоминает не с содроганием — с истерикой. Он не отвечал на телефонные звонки. Мать стала думать худшее: «Угодил под машину». Когда в трубке ответил голос правоохранителя, родители Марка помчались в полицию.
— Я сыну всегда говорила: «Если на улице остановят, говори, что несовершеннолетний и инвалид». Он мальчик рослый да и смотрит странно — как бы в сторону. Ему, чтобы увидеть человека, нужно найти свой угол. Мало ли, что несведущие люди подумают.
Марк сидел в одном из кабинетов, выглядел испуганным. Увидев родителей, обрадовался: «Я сейчас все расскажу — и домой». Не случилось. Когда ребенка уводили, он кричал: «Мама, иди со мной!»
Яворская начала забрасывать письмами разные органы: сообщала, что подростка бьют, состояние резко ухудшилось. Увы, многие ответы были как под копирку: «Доводы не подтвердились». Узнав, что сына поместили в спецблок, Оксана и вовсе решилась на одиночный пикет. Она встала с плакатом у краевой администрации, потом — у Следственного комитета. 
— Представители администрации пригласили на беседу и объяснили, что не там стою. А СК… вышла девочка в форме, почитала, развернулась и ушла. Все. Понимаете, если б реально был виноват, я б молчала, — уверяет Оксана Николаевна. — Нам говорят: «С таким заболеванием даже в случае обвинительного приговора не посадят». А зачем невиновному судимость?

Осечки уже были
Не верят в виновность Марка Яворского и члены краевой общественной наблюдательной комиссии. Марина Романова и Елена Малина познакомились с подростком во время проверки ИВС Сочи в августе 2015 года (ребенка этапируют из Армавира в Сочи).
— Он и еще один мальчишка выглядели так, будто случайно там оказались. Абсолютно социальные ребята. Спросила у работника изолятора про Марка, а он с горькой усмешкой: «Это, вообще-то, организатор преступления». Марку во всем помогают сокамерники. С его диагнозом трудно ориентироваться в помещении, не оборудованном для инвалидов. При встрече он все просил нас связаться с мамой. Оксана пришла на вокзал, принесла документы. Мы увидели женщину, пребывающую в ужасе. От ее рассказа волосы на голове встали дыбом, — рассказала Елена Малина.
— Лично на меня мальчик произвел благоприятное впечатление. Домашний ребенок, образованный. В школе о нем тоже хорошо отзываются. Оксана Николаевна показалась мне заботливым родителем. Видно было, что мать с сыном не сочиняют, не юлят. Мы стали писать во все инстанции, в том числе и о том, что нарушено право на образование. В СИЗО с его заболеванием трудно учиться. Удивил ответ управления по делам несовершеннолетних администрации края, мол, Марк успешно закончил 10-й класс, аттестован по девяти предметам. Как? Из-за плохого зрения его даже в девятом классе экзаменовали с привлечением специальных ассистентов, а потом учился на дому. К тому же специальные средства — аудиокнигу, увеличитель — ребенку разрешили иметь лишь недавно. 
В общем, вопросов остается много. Несмотря на то, что следствие закончено и дело передано в суд. Заседания, кстати, проходят в закрытом режиме. По словам Алима Таукенова, родственница одного из убитых так захотела. Мол, обсуждаются же интимные стороны (изнасилование). Между тем, по информации адвоката, материалы дела доказывают, что в отношении убитого такого преступления не совершалось. Как уверяют правозащитники и родственники, Марк чувствует себя неважно. Зрение с 0,05% упало до 0,03% и продолжает ухудшаться, скачет давление, постоянно вызывают «скорую». 
Что будет дальше, неизвестно. А если действительно не виноват? Кубанское правосудие уже давало осечки. Совсем недавно суд (в третий раз!) подтвердил невиновность детдомовца Антона Сачкова. В 2012 году житель поселка Ахтырского на 8,5 лет был осужден за убийство, которого не совершал. Три года он провел в тюрьме строгого режима. 
Но это уже другая история…