Корни Юрия Визбора

Краснодар помнит знаменитого певца светлоглазым мальчиком с ясными глазами

16.04.2013 в 17:26, просмотров: 4518

На 85-м году ушел из жизни краснодарец Виктор Петрович Шевченко, последний из кубанской родни Юрия Визбора, который контачил со знаменитым бардом и артистом лично.

Корни Юрия Визбора

Теперь толкуют о деньгах

В любых заброшенных снегах,

В портах, постелях, поездах,

Под всяким мелким Зодиаком.

Тот век рассыпался, как мел...

Можно подумать, эти стихи о сегодняшнем дне. Нет, это Юрий Визбор, 1982 год.

Визбор был одним из первых, кто подошел к микрофону и стал петь свои стихи под гитару, а не читать их. «Было время недолгое, полтора-два года в конце 50-х, когда именно он, ярко выделившийся из волн широко разлившейся тогда студенческой песни, единолично овладел вниманием и сердцами слушателей. Это было до Окуджавы, до Высоцкого, до Анчарова, до Галича, до Кима...» — вспоминает Лев Аннинский.

Необычная судьба

Юрий — подросток, хотевший стать футболистом, а чуть позже упорно готовивший себя к профессии летчика. Визбор — студент, со своими товарищами сделавший так, что их Московский государственный педагогический институт притягивал к себе столичное студенчество, словно магнитом. Визбор — совсем юный учитель маленькой провинциальной школы в Карелии.

Визбор — солдат, который не «косил» от армии, что мы видим сегодня повсеместно, а на совесть отслужил срочную на Севере. Визбор — журналист, в совершенстве овладевший этой профессией, основатель нового жанра — «песенный репортаж». Визбор — альпинист, а также инструктор по горнолыжному спорту. А еще Визбор — актер, кинематографист, сценарист, работы которого никого не оставляли равнодушным. И Визбор — прозаик, поэт и певец, автор более трехсот песен, голос поколения. Не случайно «Лыжи у печки стоят» оказалась первой песней в истории человечества, прозвучавшей из космоса.

Однако был еще один этап в жизни этого незаурядного, удивительного человека. Этап, через который проходит каждый из нас и откуда мы все родом, — детство. А между прочим был период, когда маленький Юрий жил в Краснодаре. Это было недолго, но остались люди, которые его помнили и любили. В их памяти он — маленький светловолосый мальчик с ясными глазами, уже тогда чем-то выделявшийся на фоне сверстников.

Визборас на Визбора

Главной фигурой среди краснодарской родни Юрия Иосифовича, конечно, является его мать, Мария Григорьевна Шевченко — компанейская, легкая в общении женщина. Окончив медицинское училище, в конце 20-х она получила назначение в Сочи. Добираясь туда, 17-летняя девушка познакомилась с ладным молодым человеком — Юзефом Визборасом, бывшим моряком, литовцем. Ждут мама с папой от старшей дочки Маши писем (в семье было трое детей — Мария, Петр и Надежда), а писем нет. Затем — бух! Телеграмма из Москвы: «Поздравьте с законным браком!»

В столице Юзеф отправил медицинские документы жены в печку: «Работать не будешь», — заявил он. По воспоминаниям родных, этот парень был ревнив.

В июне 1934 года родился Юрочка. А буквально за два месяца до появления сына Юзефу стреляли в спину, и он чудом остался жив. Мария Григорьевна первый раз привезла маленького Юру в Краснодар, когда тому было несколько месяцев. Они пробыли здесь недолго: Юзеф, или Юзек, как его звала родня, приехал за женой и сыном и снова увез их в Москву.

Служа в органах, он модифицировал свое имя и фамилию, став Иосифом Визбором. А в 38-м сам попал в ту мясорубку, в которой сгинуло столько безвинных душ. Предвидя свою судьбу, на прощание Иосиф сказал своим: «Меня не ждите». Больше маленький Юра не встретится с отцом никогда...

Буквально в первые дни войны Мария Григорьевна с сыном снова приехали в Краснодар, оставив его своей матери, Евдокии Антоновне Шевченко. Вспоминают Нина Игнатьевна Ясинская и Клавдия Игнатьевна Чернышева (в девичестве — Кичины, двоюродные сестры Марии Григорьевны, племянницы Евдокии Антоновны): «Юра был хорошо сложенным, крепким мальчиком, подвижным, говорил скороговоркой. Слегка картавил. Его интересовало все: стрекоза, зависшая в воздухе, бабочка-гусарик, удачно пойманная, но, впрочем, быстро отпущенная, такой привычный для кубанцев запах не претендующего на красоту тагетеса (то же, что и бархатцы. — Прим. ред.). Он прекрасно лазил по деревьям, и однажды, имея на коленке внушительную ссадину, покрывшуюся корочкой, полез за фруктами. Мать Нины и Клавы, Матрена Антоновна, предостерегала: «Не лезь Юра. Сдерешь болячку». Но как удержаться, когда рядом аппетитные спелые плоды? Конечно, мальчишка полез и, конечно, болячку содрал. Выступила сукровица. Нина побежала за взрослыми. А в это время маленький мужчина с белыми, чуть волнистыми волосами стоял возле дерева. И не хныкал. Ранку с участием девочки Нины, в дальнейшем матери автора этой статьи, перевязали и... Юра снова оказался на дереве. А, спустившись, поделился добытым.

В другой раз — свидетелем была более взрослая Клава — семилетний Юра заступился за девочку, у которой мальчишки пытались раз вязать бантик. Оказывается, развязать бантик было очень большой обидой. Между пацанами происходил диалог, который теперь, само собой, не восстановишь. Но что запомнилось — юный защитник грозил. Взаимный обмен толчками тоже имел место. Бантик остался, однако, в косичке. А та девочка была не родственница, даже не соседка. Чужая...

Свой первый класс Юра окончил в Краснодаре. В здании той школы по улице Садовой позже находил ся Краснодарский учебный центр Госкомстата, а сейчас там торгово-экономический институт. В школу маленького Юру водили за ручку тети Нина и Клава, по возрасту годившиеся ему в сестры. Юра, вспоминают, был очень аккуратным как в одежде, так и в приготовлении уроков. А ведь ник то на него не давил. Аккуратность, вероятно, исходила из сути этого маленького человека. Еще он был шустрый, эмоциональный, быстрый. Часто мурлыкал, чуть карта вя, песню «Три танкиста, три веселых друга...»

С соседскими мальчишками (а проживал Юра по ул. Кузнеч ной, 192 , сейчас 150, этот дом со хранился и по сей день) сошелся быстро. Витька, Сашка, Володька... Кто-то из них впоследствии уехал, другой — сидел, третий спился. А он, один из компании, выбрал иной, свой путь.

«История» о трех рублях стала у краснодарской родни Юрия как бы маленькой легендой. Дело обстояло так. Как-то у Матрены Антонов ны, родной сестры Юриной бабуш ки, он взял без спросу три рубля. На что? Теперь это уже не восстановишь. Может, ребенок захотел ситро или еще чего-нибудь вкусненького. Три рубля по тем временам являлись примерно эквивалентом трех килограммов муки. Пропажу не обнаружили. Но самое поразительное: через какое-то время хлопец сам подошел к тете Матрене, которую искренне любил, и признался в содеянном. Поступок, не свойственный семилетнему мальчишке.

Мария Григорьевна, приехав с Юрой в Краснодар, восстановила документы и даже успела посту пить в наш мединститут, но вскоре вернулась в Москву. Впоследствии она работала старшим инспектором Министерства здравоохранения СССР, в отделе гигиены.

За месяц до оккупации, в июле 1942 года, за Юрой приехал его отчим, Иван Кузьмич Ачетков, и увез в Москву.

Родня краснодарская

После войны из всей краснодарской родни с Юрием Иосифовичем встречался лишь Виктор Петрович Шевченко, его двоюродный брат по материнской линии, инженер. Как-то Виктор Петрович в первой половине 60-х приехал в Москву в командировку, заодно вез из Краснодара виноград. Тогда Юрий Иосифович был женат на Аде Якушевой, поэтессе, у них уже была дочь Танечка. В то время Мария Григорьевна, Юрий, Ада и Таня жили в коммуналке у Кузнецкого моста. Кроме них, там еще проживали две семьи. Виктор Петрович ехал к Визборам без предупреждения.

— Было около десяти утра. Звоню. Никто не открывает,— вспоминает он.— Звоню повторно. Слышу — идут. Щелчок — и на пороге Юрий.

— А, Витя, заходи! — обрадовался он. И тут же в прихожей объяснил, что вчера проводилась творческая вечеринка, поэтому решил немного поваляться, тем более был выходной.

Обосновались на кухне, разогрели еду. Был передан кубанский виноград. Поговорили о родне, погоде. Обычный семейный треп... Потом пришла Ада. Очень тепло восприняла приезд кубанского родственника.

В 1980-м им довелось встретиться в последний раз. Тогда Юрий Иосифович был уже женат на Жене Ураловой, артистке театра Ермоловой, семья жила в кооперативной квартире, у них к тому времени родилась дочь Анечка. Виктор Петрович приехал на 50-летие к родному брату. Созвонился с Марией Григорьевной, та сообщила сыну. Юрий Иосифович перезвонил и пообещал сразу подскочить на машине. Не было его, однако, долго. Затем он появился и сообщил, что вокруг движение перекрыто — какая-то «шишка» из-за границы проезжала, вставив при этом крепкое словцо. В эту встречу Юрий Иосифович несколько раз повторял, что очень хочет приехать в Краснодар. «Разрази меня гром, обязательно приеду...» Но так и не приехал. Дела.

Впрочем, в город своего детства Юрий Иосифович иногда названивал. На какой-то праздник он поздравлял мать автора, которая похвасталась, что ее сын (то есть я) только что демобилизовался после срочной. Тут же Юрий Иосифович попросил позвать меня к телефону, поинтересовался, где я служил, в каких войсках, в каком звании демобилизовался. А когда услышал, что в звании младшего лейтенанта, от души похвалил (меня задержали на курсах офицеров запаса). Тогда я набрался смелости и сказал, что фильм «17 мгновений весны» всех нас потряс. И, конечно, как он сыграл Бормана — тоже. Юрий Иосифович тогда как-то глубинно хохотнул и произнес, что вообще-то есть подозрение, что за эту роль Гитлер с того света ему должен прислать железный крест.

Краснодарская родня продолжала надеяться, что Юрий Визбор посетит наш город. Его ожидали с последней супругой, журналисткой Ниной Тихоновой. Вот только жизнь распорядилась по-иному. Осенью 1984 года у Юрия Иосифовича не выдержало сердце.

Прошли десятилетия, как ушел от нас этот незаурядный чело век... При жизни он не разбогател. Вообще, Юрий Визбор не был заражен вирусом наживы и вещизма.

Моя надежда на того,

Кто, не присвоив ничего,

Свое святое естество

Сберег в дворцах или бараках.

Кто посреди обычных дел

За словом следовать посмел,

Что начиналось с буквы «Л»,

Заканчиваясь мягким знаком.

И какие миллионы в денежном эквиваленте сравнимы с миллионами почитателей, которые память о Юрии Визборе хранят в своих сердцах?