Дмитрий Певцов: «Я не пойду туда, где нет света, добра и любви»

Многогранный актер пообщался с публикой

13.11.2013 в 05:16, просмотров: 3425

Краснодар посетил народный артист России Дмитрий Певцов со своей концертной программой «Неожиданно 50», но прежде состоялась пресс-конференция в Доме творчества В. Высоцкого.

Дмитрий Певцов: «Я не пойду туда, где нет света, добра и любви»

Интеллигентный, тактичный, далекий от диагноза «звездная болезнь» Дмитрий не заставил журналистов себя ждать. Далее приводим его слова, высказанные по различным темам

«Неожиданно 50» или магия цифр

Я с юмором назвал наш видоизмененный концерт, и нужно было хоть как-то связать его с полтинником, который наступил на меня 8 июля. Юбилей мы отмечали в театре «Ленком», там впервые на родной ленкомовской сцене мы с Андреем Вертузаевым, лидером группы «КарТуш», сыграли наш концерт «Неожиданно 50». Сцена была оформлена декорациями из спектаклей, в которых я когда-то играл и играю до сих пор. Концерт длился 2 часа 10 минут. Для меня это было незабываемым подарком, потом, конечно, был банкет, но мне выпить так и не удалось.

«Неожиданно 50» - это не просто концерт или творческий вечер, здесь каждая песня становится мини-спектаклем, это беседа, своего рода диалог со зрителем. В нашей программе звучат стихи Пушкина, Высоцкого, Пастернака, Арсения Тарковского. Кстати, наш творческий союз существует более пяти лет.

Следующие концерты возможно будут поддаваться модификации: «Неожиданно за 50», потом – «Неожиданно 60»… Я очень спокойно отношусь к магии цифр, и очередная круглая дата в моем летосчислении ничего особенного для меня не значит. Да и не чувствую я себя на пятьдесят. Но я благодарен Богу за все радости и испытания, за то, что с каждым годом мне становится жить интереснее.

Люди, попадающие на наш концерт, первые 15-20 минут не понимают, что это пою я, думают, что это плюс или запись, а мы играем и поем живьем. Наш репертуар сложен по стилям и жанрам эпохи, начиная от романсов 18-го века и заканчивая современными рок-балладами. При всей музыкальной оригинальности главное все-таки литературная основа.

О Высоцком

Мне очень приятно, что наша встреча проходит именно в Доме творчества Владимира Семеновича Высоцкого. Это великое дело, что в Краснодаре появился такой Дом, низкий поклон всем сотрудникам и руководителю проекта «Аллея Российской Славы», создателю этого замечательного культурного, демократичного дома Михаилу Сердюкову.

Так получилось, что я Высоцкого слушал с детства, его записи крутились еще на катушечном магнитофоне «Юпитер». Но по-настоящему для меня гений Высоцкого открылся через год после его смерти. Вдруг. И я даже не понял, с чего все началось, первые три курса в институте я был его фанатом, я пытался копировать его голос, манеру говорить, искал темперамент. Слава Богу, болезнь прошла, остались любовь и уважение к личности. И сегодня мое личное уважение, глубокое почитание и любовь к творчеству поэта выражается в том, что мы делаем на своих концертах. Мы поем некоторые его известные песни, но в наших оригинальных аранжировках ничего не меняем ни в стихах, ни логике, но добавляем в форме то, что я чувствую конкретно к каждому произведению. Мы находим должную музыкальную форму по моим ощущениям и зрителю это нравится, он соглашается со мной. В отличие от другой моей профессиональной деятельности, годе я выхожу на экране в качестве какого-то героя, то здесь не актер, а человек Дмитрий Певцов, который делится с помощью литературного материала тем, что его волнует, беспокоит, радует и глубоко печалит.

Это глубоко личностное, искреннее действие. Например, в одном из залов ДТВ (Дома творчества Высоцкого) я увидел афишу спектакля «Павшие живыми» и я читаю те же стихи Семена Гудзенко, которые читал Владимир Семенович в этом спектакле. Аранжировку песни Высоцкого «Он не вернулся из боя» мы сделали так, как она нигде еще не была записана. Владимир Высоцкий ее полностью исполнял под гитару, а мы исполнили с оркестром Георгия Гараняна, и я считаю, что у нас получилось. Наша песня идет шесть минут. Можно сказать, что это песня – одно из гениальных произведений поэта. Так точно передать ощущения человека, который, проснувшись утром, внезапно ощутил потерю, вот так, вдруг, сейчас… И в ней, в этой потере, это сознание живет, пытается понять, что с ним происходит в частности. Это удивительная, совершенно гениальная история, которую мы попытались развить музыкально. Вообще, Высоцкий – это неизведанная планета. Я всегда хочу его петь, слушать и читать. Нам очень повезло, что Высоцкий родился, вырос, дышал и писал на русском языке. Если бы он был жив, я сказал бы: «Спасибо!», а всем завистникам и врагам талантливых людей пожелал бы здоровья.

 

О сыгранных героях

Я, наверное, не настоящий артист. Я никогда ничего не хотел играть, и никогда ни о чем не мечтал. Играл то, что давали. А поскольку давали всю жизнь лучшие роли мирового театрального репертуара, то грех жаловаться. Но я заметил парадоксальную вещь: чем легче играть какого-то героя, тем хуже результат. Чем менее персонажи похожи на меня, чем больше расстояние, разделяющее наши психофизики, наши личности, тем мне интереснее играть. Вот, допустим, был снят такой фильм «Эйнштейн. Теория любви», где я снялся в роли ученого. Я знаю, что я не Эйнштейн, нигде ничего общего, никак не похожи, нет никаких совпадений, да к тому же он - гений, и поэтому мне было интересно его играть. Как играть гениев, никто не знает... А когда легко играть, то не очень получается.

О совместной работе с Зарой

Музыка – это моя слабость. Я вообще очень плохо знаю нашу эстраду. Мне известны, конечно, имена наших великих советских исполнителей, а все остальное для меня не важно. А с Зарой мне действительно повезло. Она очень талантливый, глубокий человек, трепетный и профессиональный. И когда мы учили в передаче «Две звезды» то, что зрители видели – это мизер по сравнению с проделанной работой. Как вы знаете, нужно было придумать что-то новое, оригинальное. Господь Бог разложил так карты, что мы с ней придумали. У Зары родилась идея соединить русскую «Ах ты, степь широкая» и армянский «Дле Яман», и получился удивительный номер. Может, мы настолько увлеклись творческим процессом, забыв про соревнования. Искали то, что греет душу, радует сердце не только музыкально. И как-то в этой любви, в этих мучительных поисках, круглосуточных репетициях, в диких недосыпах мы метались от «Ленкома» до студии Левона Оганезова. Это был очень сложный процесс, и у нас что-то получилось.

О родном театре

До «Ленкома» я работал шесть лет в «Театре на Таганке». Я уже сыграл с Аллой Демидовой в двух спектаклях, потом был Театр Луны, сейчас я играю в спектакле «Анархия», поставленным Геннадием Сукачевым в театре «Современник». В прошлом году я сыграл Эдмонда Дантеса в мюзикле «Граф Монте-Кристо» по Дюма, также играю в спектакле «День Радио» с Алексеем Кортневым, поем там. Но «Ленком» - это мой дом родной, моя семья. Если ты чему-то где-то научился, то несешь домой. Так это про меня.

С 1999 года я серьезно занимаюсь музыкой, научился петь. И когда Марк Захаров решил меня вводить в спектакль «Юнона и Авось», я вокально уже был готов, то есть моего музыкального уровня хватило, чтобы освоить партитуру. Сейчас я в спектакле «Женитьба» играю трех героев, к сожалению, Олег Янковский и Александр Абдулов безвременно ушли.

Также я сегодня занят в своих музыкальных проектах, иногда что-то репетирую на стороне.

О родителях, времени и людях

 

В моей жизни огромную роль сыграли мои родители. Поскольку я был младшим в семье, мне дали полную свободу. Большое спасибо им за это. У меня всегда был выбор, чем заниматься, куда идти. Всегда ощущал поддержку со стороны родителей. Передо мной был великий пример папы и мамы. Моей маме скоро исполнится 86 лет, но я не перестаю поражаться ей, она проводит конференции, семинары. До двух ночи сидит за компьютером, переписывается с учеными из Австралии, Франции. Я в своем возрасте не имею такой жажды жизни и любопытства, как моя мама. И слава Богу, есть чему поучиться.

Мне абсолютно все равно, какое время, какая эпоха, но за последние пять тысяч лет люди практически не изменились, ну стали, может, хуже, более зашлакованными и закрытыми, более злыми и далекими от Бога.

Мне совершенно все равно, в какой эпохе живет и мой герой. Но я для себя совершенно четко определил: я не пойду туда, где нет света, добра и любви...

А читателям «МК» на Кубани», равно как и всем людям на земле, я желаю радости и душевного покоя.