"Пышущие нездоровьем": как на Кубани борются с ожирением

Говорят, хорошего человека должно быть много... Диетолог и бариатрический хирург из Краснодара готовы с этим поспорить

09.06.2018 в 13:08, просмотров: 599

У кабинета диетолога сталкиваюсь с пышнотелой женщиной. Рост Марины 164 сантиметра, вес — почти 160 килограммов! У 56-летней пациентки так называемое морбидное ожирение

Татьяна - до и после вмешательства. Фото: архив Станислава Мужикова

 Вес превысил все допустимые пределы, сбросить нужно почти центнер. Несмотря на габариты, у диетолога Марина оказалась случайно — кардиолог прислал. Доктор Лейла Кадырова говорит, что люди с ожирением приходят часто. А темпы роста детского ожирения вообще можно назвать катастрофическими. За последнее время они выросли в 10 раз!

Критический взгляд

Лейла Кадырова в диетологии больше 13 лет. За эти годы через нее прошла не одна сотня людей. Это не только люди с избытком, но и недостатком веса. Лейла Марсельевна называет себя специфическим доктором. Таких на весь край всего 11, а 8 из них работает в Краснодаре. Также специалистов можно найти в станице Выселки, в Красноармейском районе и Ейске.

— Как понять, что у человека именно ожирение, а не пара-тройка лишних килограммов?

— Нужно критически посмотреть на себя в зеркало. Важный показатель — окружность талии. У мужчин она не должна превышать 95 сантиметров, у женщин — 80. Есть также формула расчета нормального веса. От роста в сантиметрах следует отнять сто. Допустим, ваш рост 165 сантиметров, значит, разумный вес — 65 килограммов. Кстати, если человеку меньше 25 лет, от роста в сантиметрах можно отнимать 105. Если больше 35, вычитаем 90 или 95. С возрастом количество жировой ткани растет. Еще существует понятие «индекс массы тела». Вес в килограммах делится на рост в метрах, причем последний возводится в квадрат. Если результат от 20 до 24 — все нормально, от 25,5 до 29,5 — избыточная масса тела. Так сказать, предвестник ожирения. Выше 30 — ожирение. Цифра больше 40 говорит о морбидном ожирении. Также маркерами болезни могут быть артериальное давление — больше 140 на 90 и повышенный уровень сахара, холестерина в крови.

— Таких пациентов приводит к вам только желание быть стройными?

— Нет. У них болит спина, отнимаются ноги, их тревожит сердце. На хвосте ожирения висит масса заболеваний. Это рак молочной железы, остеопорозы, артриты, ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертония, невозможность забеременеть. Многие люди не осознают, что их проблемы со здоровьем связаны с лишним весом. Пациентов порой присылают эндокринологи, колопроктологи, терапевты, кардиологи. Внимательный и грамотный доктор понимает, что тучный пациент может долго ходить по кругу специалистов. Но пока не похудеет, все усилия поправить здоровье тщетны. Самые настороженные — эндокринологи. Часто у пациентов с большим весом сахарный диабет второго типа, опухоли надпочечников, проблемы со щитовидкой.

 

— Порой полный человек слышит в свой адрес «есть надо меньше». Но ведь лишние килограммы — это не только следствие обжорства. К ним могут привести генетическая предрасположенность, недосып, стрессы, частое употребление лекарств.

— Да, и недосыпы, и стрессы могут привести к гормональному сбою. Как следствие — вырастет вес. Однако подобных пациентов в общей массе около 15 процентов. Как правило, к лишнему весу приводят малоподвижный образ жизни и неправильное питание. Как мы живем? Едим сладкое, жирное под щелканье компьютерной мышки. В моем детстве конфета была праздником, а теперь все сладости в свободном доступе. Или вот колбаса. Норма жира в день для человека — 50 или 60 граммов. В 100 граммах сырокопченой колбаски содержится 70 или 80. Сомневаюсь, что кто-то из нас довольствуется крошечным кусочком такой колбасы во время обеда или ужина.

Читая пищевой дневник

— И как сбросить вес? Сесть на диету?

— Я противник слова «диета». Это лечебное понятие. Тем, кто страдает язвенной болезнью желудка, она нужна. К диагнозу «ожирение» подходят слова «правильное питание». Как и чем питаться, пациент и диетолог решают сообща. В идеале человеку должно быть комфортно жить по составленному плану всю оставшуюся жизнь. Мои пациенты «долгие» во всех смыслах. Прием не может длиться 5 минут. Сначала я собираю пищевой анамнез: с каким весом родился, чем болел ребенком, когда начал поправляться. Потом решаем по кратности приемов пищи, размерам порций. Такую пациентку, как Марина, вы ее видели, я должна вести год. И в случае этой женщины результатом будет не стройность, а улучшение качества жизни!

— В Интернете пишут, что нужно есть пять-шесть раз в день порциями со стаканчик, и будет результат...

— Общих советов, единого набора продуктов не существует. А иначе почему один любит майонез, другой нет, но толстые оба? Одному пациенту советую есть два раза в день, иному — четыре или шесть. Каждый больной ведет пищевой дневник. Туда записывается каждая семечка, каждая рюмочка... Рекомедую! Человек не помнит, что ел вчера. Некоторые пациенты только из дневника узнают, что, пока смотрели фильм, умяли вазочку конфет. То есть 350 граммов сладкого за полтора часа! Дети, к примеру, с радостью ведут пищевой дневник. Для них это игра. Кстати, ко мне часто приводят детей с лишними 10 — 15 килограммами. И маленькие пациенты оказываются ответственнее взрослых. Если запретили мороженое, значит — нельзя.

Больница вместо спортзала

— А физкультуру рекомендуете?

— Я проговариваю темп и объемы нагрузки. Если вес пациента 164 килограмма, бегать он явно не сможет. Самое доступное — ходьба и плавание в бассейне. При плавании минимальная нагрузка на позвоночник.

— Сами-то за весом следите?

— Взвешиваюсь каждый день. Слежу всю жизнь, потому что генетически склонна к полноте. Физнагрузки тоже присутствуют. Для этого даже не надо ходить в зал. Вы сами видели длинные коридоры нашей больницы. В день каждый врач проходит до 10 километров. Причем быстро, иначе не успеет решить рабочие вопросы. Иногда посещаю бассейн.

«Все будет хорошо»

Иногда человек не в силах сбросить вес ни сам, ни с помощью диетолога. Это ему не дает сделать болезнь. Такой пациент попадает на операционный стол. 48-летняя Татьяна из Анапы еще два года назад весила 147 килограммов. Врачи диагностировали у нее метаболический синдром. Доктора называют его смертельным квартетом. Это комплекс недугов: сахарный диабет второго типа, ожирение, артериальная гипертензия и дислипидемия. Выбор был не богат: жить или умереть. Татьяна выбрала первое. Женщине сделали желудочное шунтирование. Суть в том, что создается «малый желудок». Объем его всего 20 — 50 миллилитров. Во время еды быстро возникает чувство насыщения и заметно снижается всасывание пищи. Кроме того из пищеварения выключается определенный участок тонкого кишечника. Усваивается не все, что человек съел, а только необходимое организму. Сегодня вес Татьяны 90 килограммов. Однако она рада не только «стройности». Женщина избавилась от сахарного диабета и инсулинозависимости!

В операционной. Фото: архив Станислава Мужикова

— До операции мне было тяжело ходить, ноги отекали, не могла плавать, а просто лежала в воде. Вмешательство было сложным. После тоже было очень тяжело, очень больно. Но страдания того стоили. У меня теперь другое тело и дух (смеется). Сегодня я ем все, но маленькими порциями и часто. Могу себе даже сало позволить. Правда, исключаю хлеб, сладости заменяю фруктозой. Я также танцую, плаваю, хожу на фитнес.

— Похоже, вы очень волевая женщина. Не каждый на такое решится.

— Просто жить хотелось. А еще у меня был прекрасный доктор. Он мне сказал: «Я вас вылечу. Все будет хорошо». Я улыбалась, когда оказалась в операционной. Держу связь с ним до сих пор. Ну и, конечно, была вера в исцеление. Без веры ничего не получится.

Крестный папа

Своего врача Татьяна называет «крестный папа». Несмотря на то, что доктор гораздо моложе ее. Станиславу Мужикову 36 лет. Работает в хирургическом отделении № 2 ККБ № 1 Краснодара. Он — бариатрический хирург (специалист по лечению ожирения). Таких специалистов в крае по некоторым данным всего пять. Три года назад Станислав защитил кандидатскую по теме хирургического лечения ожирения. Пациенты говорят, что доктор «живет на работе». Сам же Станислав уверяет, что время на личную жизнь находит. Например, любит заниматься на турниках, дома — двое детей!

— Станислав, кто оказывается на вашем операционном столе?

— Самые разные люди. Например, пациенты, которым нейрохирург сказал или снижать вес, или придется оперировать позвоночник. Есть те, кому лишний вес грозит заменой тазобедренного или коленного сустава. К сожалению, не все люди осознают себя больными и осведомлены о последствиях ожирения. В головах кубанцев, в том числе некоторых врачей, лишний вес ассоциируется с чем-то хорошим. Вот, говорят, «кровь с молоком», «пышет здоровьем». На самом деле люди с ожирением живут на 10 — 15 лет меньше, чем их сверстники с нормальной массой тела. Кстати, многие люди, вынужденные оперировать сердце, имеют метаболический синдром. Если бы пришли к бариатрическому хирургу вовремя, возможно, не пришлось бы трогать этот орган. Человек с метаболическом синдромом сам бороться с ожирением не в силах. Важно же не только похудеть, но и удержать нормальный вес. К сожалению, на это способен один из ста больных.

Хирург Станислав Мужиков. Фото: Елена Орловская

— Ваши пациенты боятся операции?

— Операции боятся все. Но люди приходят проинформированными. Помню, одна женщина с порога заявила: «Доктор, давайте продольную резекцию желудка...» Дело в том, что даже врачи разных специальностей зачастую мало осведомлены о возможностях бариатрической хирургии, поэтому к нам не направляют пациентов. И те часто сами ищут сведения о заболевании. Я вот для ликбеза создал страницу в соцсети. Даже помогаю пациентам обмениваться телефонными номерами, если они не против. Считаю, люди с общими проблемами должны общаться. Так проще пережить вмешательство.

— Какие виды операции может предложить бариатрический хирург?

— Это в том числе продольная резекция, шунтирование желудка, биллиопанкреатическое шунтирование. К каждому пациенту свой подход. Иногда нужны две операции. Был у меня пациент весом почти 150 килограммов, старше 60 лет. Сделали резекцию. За первый месяц похудел на 15 кг, а за второй — всего на 3. Оказалось, жить не может без вологодского масла. То есть свел и мои, и свои усилия на нет. Вторым этапом делали шунтирование. Сегодня вес мужчины 75 килограммов.

— Операция требует специфических обследований?

— Да. Это гастроскопия и ультразвуковое обследование брюшной полости. За две недели до госпитализации пациент садится на специальную диету и пьет таблетки.

— В чем особенности послеоперационного периода?

— Такие пациенты лежат в больнице в среднем три — четыре дня. Однако они заново учатся есть. Первый месяц — это исключительно жидкая пища. Частые приемы и малые порции. Потом идет разделение твердой и жидкой пищи. То есть пьем, а потом едим. Нюансов по питанию много.

— Осложнения такая операция несет? Мы должны об этом говорить...

— Среди послеоперационных осложнений — кровотечение или шов расходится. Но для того мы и наблюдаем пациента в стационаре, чтобы предотвратить их. После выписки больные остаются с доктором на связи.

— Как вы думаете, в чем суть вашей работы?

— Помогать людям.

 



Партнеры