Кубанские казаки: темные пятна в истории-2

Предательство своего Отечества - есть преступление без срока давности

31 июля 2012 в 21:52, просмотров: 19491

В прошлом номере мы рассказывали о фальсификации истории образования Кубанского казачьего войска, в которой, с подачи краевых историков, не нашлось места для донских и хоперских казаков, основателей ККВ. В продолжение темы нельзя обойти вниманием вопрос подмены понятий: провозглашение истинными патриотами казаков, воевавших в годы ВОв на стороне гитлеровской Германии, а их атаманов - героями.

Кубанские казаки: темные пятна в истории-2
Казаки генералы Науменко и Шкуро в 1-й казачьей дивизии

В одном ряду

Несколько месяцев назад вся страна отмечала 67 годовщину победы в Великой Отечественной войне, а 22 июня – день памяти и скорби обо всех, в ней погибших. Напомним, жертвами войны с фашизмом пали 26 млн 600 тыс. советских граждан, были разрушены и сожжены сотни заводов, фабрик, городов и деревень.

Ежегодно в эти дни мы слышим о патриотизме, памяти поколений и о том, как важно помнить свою историю. Вот только история той страшной войны со временем почему-то обесценивается. Появляются странные разговоры о том, что СССР выступал агрессором; что георгиевские ленточки – не более, чем дань моде. Целесообразность празднования Дня победы ставится под вопрос, мол, очевидцев тех событий почти не осталось, к чему же праздник? Еще десять лет назад никому бы и в голову не пришло гордиться тем, что родственники «не воевали за эту страну». Но сегодня, когда российских ветеранов, «прошагавших пол-Европы» и сражавшихся «во имя жизни на Земле», до полусмерти избивают 20-летние молодчики, подобного рода реплики приобретают пугающий оттенок.

История переписывается. Попытки поставить палачей в один ряд с героями предприняты даже на Кубани.

Так, при непосредственном участии краевого Департамента образования и науки, историков Кубанского государственного университета ведется популяризация атаманов, казачьих генералов и казаков, воевавших в годы Великой Отечественной войны на стороне Германии.

Так, историки КубГУ и чиновники пытаются обелить атамана Кубанского казачьего войска за рубежом (1920-1958 г.) Вячеслава Науменко. Портреты вчерашнего предателя еще недавно «украшали» стены в Правительстве ККВ, государственных кадетских корпусах, штабах, войсковых отделах и казачьих куренях. А сейчас их можно обнаружить в казачьих хуторах, некоторых школах и… в картинной галерее «Атаманы Кубани».

От талантливого военачальника…

Кто же такой атаман Науменко? В станице Петровская, где он родился, установлена Мемориальная доска и барельеф. На доске написано: «В этом доме жил с 25.02.1883 по 25.03.1920 талантливый военачальник, военный историк, Атаман Кубанского казачьего войска в зарубежье, Генерального штаба генерал-майор Вячеслав Григорьевич Науменко». Но о каком именно генеральном штабе идет речь?

Следует знать, что генерал-майор был яростным борцом с большевизмом, и, соответственно, в Красной Армии, и тем более в Советской, никогда не служил. В 1914 году – тогда еще подъесаул – Науменко окончил Николаевскую академию Генерального штаба по 1 разряду, за отличие в науках был награжден орденом и причислен к Генеральному штабу по месту службы (Кавказский военный округ). В чин генерал-майора был произведен через четыре года по представлению Врангеля, а в 1920-м – эмигрировал из России в Грецию, где был избран Атаманом Кубанского казачьего войска.

Однако в годы ВОв правомерность этого избрания была поставлена под вопрос соратником Науменко, Петром Красновым («Пятая колонна» Гитлера. От Кутепова до Власова». О. Смыслов). «Каждому казаку известно, как происходят выборы войсковых атаманов. Они производятся на родной земле кругами или в Кубанском войске – Кубанской краевой радой.

После крушения Добровольческой армии в 1920 году часть казаков оказалась на острове Лемносе, после эвакуации из Крыма. Было собрано 35 членов Рады и 58 беженцев-казаков. Эти случайно оказавшиеся на о. Лемносе 93 кубанца объявили себя Кубанской краевой Радой, выбрали своим председателем Скобцова, а кубанским войсковым атаманом генерал-майора Науменко. Протоколы заседания Рады остались неподписанными, грамота об избрании в войсковые атаманы генерал-майору Науменко не была вручена», – пишет Краснов.

…до предателя

О трагичности судеб блестящих русских офицеров и военачальников царской России, вынужденных бежать из своей страны, сказано достаточно много. Руководителей белого движения – Колчака, Деникина, Врангеля, Корнилова – можно понять, это была гражданская братоубийственная война. Но как понять тех, кто ввязался в захватническую войну против своего Отечества? Можно ли найти им оправдание и считать борцами за справедливое дело?

6 октября 1941 года командование сухопутными войсками сил Вермахта создало казачьи подразделения для борьбы с Красной Армией и партизанами, а также для участия в карательных операциях против населения. Немцы симпатизировали казакам, считая их не славянами, а потомками готов – народа, имеющего германские корни. 30 марта 1944 года по приказу фельдмаршала Кейтеля и генерала Кейстринга было создано Главное управление казачьих войск (ГУКВ) во главе с атаманом, выше упомянутым Петром Красновым.

Казачьи части воевали на стороне фашистов в Югославии, Франции, Италии, Финляндии. По некоторым данным, кубанцы-предатели участвовали в подавлении восстания в Варшаве.
 
Подвиги Науменко во имя Родины после его перехода на сторону фашистов во время Второй мировой заканчиваются. Но радует хотя бы тот факт, что среди бывших белогвардейских офицеров оставались настоящие патриоты. Когда предатель генерал Власов обратился к генералу Деникину с предложением воевать против Красной армии на стороне немцев, тот ответил: «Я воевал против большевизма, а против народа воевать не буду!». В Европе Деникин принял самое непосредственное участие в организации антифашистской борьбы.

Атаман Науменко участвовал в образовании казачьих частей из казаков-предателей и служил в немецкой армии. В качестве члена ГУКВ поддерживал казачьих сепаратистов, которые желали полного разрыва с Россией. В течение нескольких месяцев возглавлял ГУКВ вместо Петра Краснова, который непосредственно формировал казачьи части для борьбы в составе Вермахта против СССР.

Кстати, примечательна эволюция мировоззрений Краснова – от наивной веры в освобождение России «доблестной немецкой армией» в 1941 году: «Я прошу передать всем казакам, что эта война не против России, но против коммунистов, жидов и их приспешников, торгующих Русской кровью. Да поможет Господь немецкому оружию и Гитлеру!» до полного признания своих заблуждений в 1947-м: «Я осужден за измену России, за то, что я вместе с ее врагами бесконечно много разрушал созидательную работу моего народа… Я не нахожу себе оправдания».
 
Однако вернемся к нашему «герою». В марте 1945 года кубанский войсковой атаман генерального штаба генерал-майор Науменко отдал приказ о включении Кубанского казачьего войска в ряды освободительного движения народов России под руководством генерала Власова, славного своими «подвигами» против Отечества.

В приказе №12 Казачьим войскам по строевой части приводятся слова Науменко: «Зная ваше настроение, родные кубанцы, зная, что вы считаете, что сейчас не время колебаться и делиться, я вошел в подчинение генерала Власова, который признает за нами, казаками, все наши права».

И что же войска? «Во власовское движение не следует вмешиваться: если окажется, что власовцы абсолютно преданные союзники гитлеровской Германии, тогда можно будет говорить о союзе с ними. А пока расчет только на вооруженные силы немцев», – это цитата из концепции генерала Краснова, поставившего под сомнение правомерность приказа Науменко. Что ж, похоже, предатели своего народа друг друга стоили.

Обелить преступника

Мы уже рассказывали о том, как местные историки – Валерий Ратушняк и Владимир Громов – вычеркнули из истории образования ККВ почти сто лет и не хотят признавать роли русских атаманов в истории освоения Кубани. Напомним, в учебнике «Кубановедение» для 3-4 класса общеобразовательных школ нет ни единого упоминания ни о линейном казачьем войске, ни о хоперского полку – родоначальниках ККВ. Освещен материал только о Черноморском казачьем войске – запорожцах. Однако пособника Гитлера наши историки почему-то преподносят как «образец преданности своему делу, который служит примером для его потомков».

«Основную роль в этом играет кафедра дореволюционной истории КубГУ (заведующий кафедрой В. Ратушняк), – считает профессор, академик РАЕ Юрий Мишанин. – Не возражает, и даже поддерживает восхваление пособника фашистов департамент образования и науки края (С. Зенгин, В. Крылов).

В ответе департамента о предателе говорится следующее: «Вместе с тем, атаман Науменко не выступил против гитлеровской Германии, как это сделал, например, генерал А.И. Деникин. В то же время, эпизод сотрудничества В.Г. Науменко с вермахтом был ситуативным, кратковременным (два месяца) и не связанным с какими-либо активными действиями. Поэтому в высшей степени несправедливо ставить В.Г. Науменко в один ряд с такими генералами, как Краснов и Шкуро».

Позицию ведомства можно назвать, по меньшей мере, странной. Если Науменко был предателем всего два месяца, то он никакой не предатель, и им можно восхищаться? Сколько же тысяч советских солдат было убито за этот короткий период? И потом, что означает фраза о сотрудничестве с Вермахтом, «не связанном с активными действиями»? Конечно, генералы не ходили в атаку, возможно сами не вешали и не расстреливали «недочеловеков». Но так можно оправдать и Гимлера, и Геббельса...

Начальник штаба – это не просто казак, перешедший на сторону врага. Ведь именно в штабах разрабатываются планы и эффективные методы уничтожения противника. Начальник ГУКВ, генерал Науменко чужими руками пролил крови в сотни и тысячи раз больше, чем каждый из предателей, непосредственно участвовавших в боях.

Сейчас защитники одиозного атамана оправдывают его тем, что он спас казачьи регалии – сохранил перначи, булаву и другие атрибуты войска, а поэтому его предательство можно не принимать во внимание. Много говорится о том, что Науменко наладил связи с казаками зарубежья, написал книги об истории казачества.

«С именем Вячеслава Григорьевича связано возрождение казачества на Кубани, а вся его жизнь – образец преданности своему делу», – считает нынешний атаман ККВ Николай Долуда.

Кстати, одно из самых известных произведений Науменко «Великое предательство: казачество во второй мировой войне», повествует вовсе не о предательстве казаками своего же народа. Оно посвящено «великому предательству» англичан, которые выдали пособников Гитлера Советскому союзу (около 35 тысяч кубанских казаков). Оказывается, казачьи войска планировали продолжить войну с большевиками и после победы над Германией! «Такой подлости еще не помнит история всех войн на земном шаре», – говорится в книге. Безусловно, это одна из трагических страниц истории казачества, но вместе с тем, произведение четко отражает позицию автора, его истинное отношение к России (Советскому союзу) и людям, ее населяющим.

Восхвалители пособника фашизма, В.Н. Ратушняк и В.П.Громов, указывают, что в 1949 году в США состоялся суд над Науменко, и его оправдали. Но разве действует в нашей стране юрисдикция чужого государства? И потом, в штатах частенько оправдывали предателей, если они действовали против СССР.

Не стоит забывать об итогах Нюрнбергского процесса и о том, что пособники Гитлера независимо от срока давности реабилитации не подлежат, какими бы патриотическими идеями они ни руководствовались.

Президент России Владимир Путин сказал о том, что «перелицовка истории преступна перед памятью миллионов, отдавших за победу свои жизни, и преступна перед будущими поколениями, которые должны знать истинных героев Второй мировой, отличать правду от наглой и циничной лжи». Надо нам об этом задуматься.



Партнеры