Валентина Шинкаренко потеряла мужа, сына и всё имущество благодаря «другу семьи»

20.03.2019 в 11:49, просмотров: 19543
Валентина Шинкаренко потеряла мужа, сына и всё имущество благодаря «другу семьи»

Это дело дошло до Верховного Суда РФ и было рассмотрено. После пятичасового (!) заседания в удовлетворении иска Шинкаренко было отказано. Однако в поисках справедливости Валентина Александровна решила идти до конца. Теперь дело направлено на имя Председателя ВС РФ Вячеслава Лебедева.

Жила-была семья

Супруги Шинкаренко в советское время работали в плодоовощеводстве. Валентина, кандидат наук, занималась селекцией. Алексей работал в тресте.

В начале девяностых семья организовала собственное производство: выращивали и продавали саженцы. Попали, что называется, в струю. От покупателей не было отбоя. Однако в скором времени их земля понадобилась администрации Краснодара под коттеджный поселок. Не будем долго описывать все перипетии, но в один день на их делянку заехал трактор и всё перепахал.

Заниматься сельскохозяйственным бизнесом в тех условиях Шинкаренко посчитали рискованным, поэтому заработанные деньги решили вложить в иную сферу, купив базу отдыха в Дивноморском. Привели ее в должный вид и стали принимать детей для оздоровления.

В 2004 году Алексей узнал, что болен раком. Денег на операцию не хватало, и тогда решили дозанять у «друга семьи» — некоего гражданина О. Он выдал под шесть процентов в месяц!

С операцией не сложилось: опоздали. Но Валентина Александровна не могла сказать мужу, что он приговорен, и придумывала причины, почему врачи тянут с операцией.

Так продолжалось четыре года. Долг перед О. вырос до суммы, многократно превышавшей занятую, так как заем переоформляли на тех же «дружеских» условиях.

Муж умер в 2008 году. Через несколько дней после похорон вдова полностью выплатила долг. Спустя положенное по закону время Валентина Александровна вступила в наследство: база отдыха принадлежала всем членам семьи в разных долях — и отцовские 25 процентов разделили между вдовой и старшим сыном Максимом.

Рейдерство по дружбе

Буквально сразу после вступления в наследство Шинкаренко оказалась в Октябрьском суде Краснодара. Гражданин О. вчинил иск на 300 тысяч евро, которые ему якобы не вернул покойный.

Разговор с бывшим «другом семьи» ни к чему не привел: тот сказал, что всё решит суд.

От долга в 160 тысяч Валентина Александровна отбилась распиской, которую получила от О. в обмен на выплаченный долг. Однако остальное судом было принято как неотданное. Более того, судья решил, что долг просрочен, и посчитал сумму с учетом шести процентов в месяц. Получилось 15 миллионов 714 тысяч 621 рубль.

Откуда же взялись расписки на 140 тысяч? Валентина Шинкаренко уверена, что О., часто посещавший ее больного мужа, попросту выкрал их. Эти бумаги, по ее утверждению, являлись ничем иным, как расписками, которые утрачивали свою силу после очередной пролонгации договора займа. По-правильному их надо было уничтожить, но больной Алексей зачем-то их хранил, а другу О. верил беззаветно.

Итак, в ноябре 2009 года Валентина и Максим Шинкаренко стали должниками. Младшего сына Игоря это не касалось, так как он в наследство не вступал и владел своими пятью процентами базы отдыха.

В судах все иски О. удовлетворялись с поразительной скоростью. Дошло до того, что он потребовал вернуть долг за счет базы отдыха. Заметьте, не четверти, которая принадлежала покойному, а всей собственности. И кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 20 января 2011 года взыскание было обращено не только на 25 процентов покойного отца семейства, но и на доли, принадлежащие вдове и сыну. Остается загадкой, как это решение вообще устояло в суде. Изыски правосудия, однако.

Очень быстро судебный пристав арестовывает 95 процентов базы, оценивает ее и выставляет на торги. Цена — 1,9 миллиона рублей! То есть работающая база отдыха на черноморском побережье площадью 1,7 гектара продается как однокомнатная квартира в Краснодаре!

Интересная деталь: продажей занимается уже другой пристав, личность которого не установлена до сих пор, хотя по этому факту возбуждено уголовное дело. Прямо театр абсурда!

А в это же время, 23 мая 2011 года, погибает Игорь — младший сын Валентины Шинкаренко. Следствие приходит к выводу, что произошло самоубийство. Почему-то мимо внимания правоохранителей прошли такие подробности, что когда Игорь пришел домой, то бросил в стиральную машинку шорты и майку. Люди, перед тем как кинуться из окна, устраивают стирку? И почему вся квартира была в крови, а кровавая дорожка от двери до окна присыпана мукой, если человек выпал из окна? Неужели похоже на суицид? А если сюда прибавить, что именно пятипроцентная доля Игоря в базе отдыха не давала возможности свободно купить предприятие с открытых торгов за «шапку сухарей», картина получается насквозь криминальной. Но, повторимся, следователей такие нестыковки не смутили.

После этой трагедии Валентина Александровна утратила всяческие способности к сопротивлению. Базу отобрали. А кроме этого с молотка ушла и квартира, и всё остальное имущество в счет погашения долга перед О. Кстати, этих денег не хватило, и Валентина Шинкаренко остается должна 13 миллионов рублей, вот только живет сейчас в хостеле: брать с нее больше нечего — хоть выжми.

Неожиданный поворот

Ситуацию повернули те самые пять процентов, которые остались после Игоря. Сколько же они стоят? На этот вопрос ответил эксперт. Но не тот, что оценивал базу по непонятным методикам, другой — адекватный. Он то и установил, что вся база стоит более 77 миллионов рублей.

Тогда Валентина с Максимом обращаются в суд с иском к Федеральной службе судебных приставов России. Суть претензии: при продаже 95 процентов предприятия с торгов был нанесен ущерб в 73 миллиона рублей. И в декабре 2016 года иск удовлетворяют. Победа? Нет, начало нового витка.

Апелляционная инстанция отменяет первое решение. Так же поступили в кассации.

Валентина и Максим Шинкаренко обратились в Верховный Суд РФ. Там долго изучали все обстоятельства и после длительного заседания решили отказать в удовлетворении иска. Семья Шинкаренко осталась ни с чем и даже больше: в долгах и с ощущением потери самых близких людей.

Крик о помощи

Сейчас Валентина Шинкаренко в очередной раз ожидает решения своей судьбы. Теперь смотрит с надеждой на Председателя Верховного Суда Российской Федерации Вячеслава Лебедева. Невозможно представить, откуда Валентина Александровна еще берет силы, чтобы продолжать бороться за свое право на справедливость. Хватит ли этих сил? В заключение приведем обращение Валентины Шинкаренко к Председателю ВС РФ:

«Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Всего за несколько лет я потеряла мужа, сына, наше семейное дело, веру в дружбу и справедливость. Не существует таких слов, которые могли бы передать то, через что пришлось пройти нашей семье. Вернее, что он нее осталось: мне и старшему сыну. За всю свою жизнь я никого ни разу не обманула и так же растила своих сыновей. Но сейчас я часто задумываюсь: а правильно ли я делала? Ведь по факту получается, что те, кто не имеет совести, прекрасно живут на чужом горе и ничего не боятся. Прошу Вас, пожалуйста, верните нам веру в справедливость. На большее не смею и надеяться.

С уважением Валентина Шинкаренко».