«Хозяин или есть, или его нет…»

02.11.2018 в 17:31, просмотров: 985

Корреспонденты «МК на Кубани» побывали в Апшеронском районе — в самом эпицентре недавнего разгула стихии 

«Хозяин или есть, или его нет…»
Фото автора

Первый шок после наводнения уже прошел, однако о возвращении к нормальной жизни подтопленцам пока даже думать не приходится. Оставшиеся без имущества люди находятся в глубокой депрессии. Компенсации, которые обещают им власти, по сравнению с понесенными убытками, — просто мизерны. Как жить дальше? Как восстанавливать дома? Кто поможет «встать на ноги»? Кто хотя бы даст надежду? Ответов на эти актуальнейшие вопросы подтопленцам никто пока не дает. Да что там ответы?! Кубанцам, разом лишившимся жизненной опоры, власти не говорят даже три банальных слова: «Все будет хорошо». Нет знаний человеческой психологии? Это еще понять и простить можно. Нет человеческого сострадания? А вот это уже непростительно…

Ту страшную ночь, когда Хадыженск ушел под воду, пострадавшие вспоминают с ужасом. О том, что на город надвигается большая вода, многие узнали из соцсетей, кому-то позвонили родственники. Сирену в городе было практически не слышно. Вопрос: была ли она вообще? Испуганных, замерзших и промокших граждан спасатели в спешке вывозили на лодках на сухие участки земли. Что делать дальше — не понимал никто…

Временный приют подтопленцам предоставили в местной школе и ДК.

— Одеял нет, пледов тоже, есть только чай! Власти оказались совершенно не готовы. А ведь у нас подтопляемая зона — с 1991 года это уже третье наводнение. Так почему не могут запастись предметами первой необходимости на случай подобных чрезвычайных ситуаций? — возмущается пострадавшая Татьяна Диденко.

Спустя двое суток, когда вода сошла, люди стали возвращаться в свои дома, чтобы попытаться хоть что-то спасти и отмыть от толстого слоя «муляки». Первыми на помощь пришли волонтеры «с голыми руками».

— Сюда пригнали экскаваторы, самосвалы, но они здесь были не нужны в это время. Необходимы лопаты, чтобы выгребать ил. Да и сами машины зачастую не были даже заправлены! Неужели это какой-то сложный алгоритм? Неужели столь простые истины не очевидны для людей, которые по долгу службы обязаны этим заниматься? — удивляется жительница Хадыженска Людмила Хлюстова.

Как говорят подтопленцы, складывалось впечатление, что Кубань находится где-то в африканской пустыне, и на нее вдруг совершенно неожиданно обрушился жуткий ливень, подобных которому здесь отродясь не бывает. Но мы ведь не в Африке! Мы в Хадыженске, а для него такое природное явление — самое обычное дело… Тем не менее, как уже отмечалось, ни власти, ни спасатели даже не представляли, что делать в случае наводнения в постоянно подтопляемой зоне!

* * *

Отдельная история — выплата компенсаций. Пока в домах подтопленцев наблюдается паломничество оценочных комиссий, сами потерпевшие продолжают наводить порядок и объясняют, что оформлением документов заниматься им просто некогда. Те, кто успел в первые дни собрать необходимые бумаги, уже получили деньги, однако суммы смешные…

— Стиральная машинка утонула, холодильник, шкафы, кровати, телевизор — все на свалке. Обещают 60 тысяч компенсации, но мне даже на скромный ремонт дома нужно тысяч 300, — говорит пенсионер Юрий Леонидович.

— Сдали все положенные документы — и тишина. К кому обращаться, чтобы дело сдвинулось? Говорят, надо идти во временные приемные по вопросам защиты социальных прав. О каких правах идет речь, если мы ни рядовых сотрудников министерства соцразвития, ни его начальства и в глаза здесь не видели? — добавляет его сосед.

Некоторые из пострадавших теперь будут вынуждены выплачивать кредиты за имущество, которого у них уже нет.

— Мы еще не со всеми-то прошлыми долгами расплатились, когда брали деньги на ремонт. А теперь все нужно делать заново. В доме по-прежнему сыро, а на носу холода, — рассказывает местный житель Анатолий Кулишов.

Стоит заметить, что данные экспертных оценок постоянно меняются. А от этого, между прочим, напрямую зависят величины выплат, так необходимых сегодня гражданам.

— Первой приехала комиссия из Армавира, она составила акты, в которых засвидетельствовала, что воды было в квартирах на метр. Следующая, уже местная, хадыженская, записала, что она — на уровне 90 см. Но ведь эти 10 сантиметров — поистине «золотые»! Ведь категории «до метра» и «от метра» — совершенно по-разному «стоят». По сути, от 10 см зависит величина выплат! Мы на это указываем, а с нас требуют первые акты. Однако их никто нам в руки не давал. И что теперь делать? — с тревогой вопрошает Людмила Хлюстова.

Очевидно, что люди сейчас нуждаются в элементарной психологической поддержке. Та же Хлюстова, как оказалась, по профессии сама психолог. Но даже она в одиночку не в состоянии справиться со свалившейся на нее бедой. Растерянный вид сразу ее выдает.

— Я видела толпы людей, которые ходят в шоке, делают ксерокопии, оформляют справки, пытаются хоть какую-то помощь получить. Но, похоже, их проблемы власти совершенно не волнуют. Граждан даже просто поддержать и немного успокоить никто не попытался, — подытоживает местная жительница.

* * *

Из Хадыженска мы переместились в станицу Кабардинскую, которой в Апшеронском районе досталось больше всего.

Проезд для легковых машин на некоторых улицах запрещен, чтобы не мешать работе спецтехники. Соответствующих дорожных знаков и регулировки движения при этом не наблюдается. Проблемы с размещением пострадавших граждан остаются здесь и сейчас самыми насущными.

— В комнатках в местном детском лагере «Светлячок» по 18-20 человек. Нас в семье пятеро — мы с супругой, двое маленьких детей и старенькая бабушка. Предложили место в гостевом доме. Но берут только жену с малышами, а нас с бабушкой — нет. Вот и спим в машине, — рассказывает станичник Владимир Мурасов.

Компенсацию пострадавшим здесь частично уже выплатили. Сумму за ущерб, нанесенный природной стихией, местные жители называют возмутительной.

— У нас пропали все запасы на зиму: овощи, зерно. Вышел из строя бойлер, электроинструменты, бытовая техника, система водоснабжения. В доме прописаны родители-пенсионеры, им на двоих заплатят 100 тысяч. На этом помощь заканчивается, — говорит Наталья Негавелова.

* * *

На основании всего, что мы увидели, можно сделать следующие выводы. Они, к сожалению, будут неутешительными.

Работы идут, последствия наводнения устраняются… Однако службы действуют разрозненно, их никто даже не пытается координировать!

Краевой оперативный штаб в действии. А в действии ли?

Компенсации вроде бы тоже выплачиваются… Но пострадавшие от стихии жители ощущают себя брошенными, заботы со стороны краевых и местных властей в этой страшной ситуации они не чувствуют!

И еще насчет компенсаций. Они, конечно, очень малы, однако таков закон: обсуждать здесь нечего. Зато можно и нужно обсуждать другое: где помощь различных благотворительных фондов, общественных организаций?! Ее-то ведь тоже никто не оказывает. И не координирует! При этом общеизвестно, что именно такая помощь в подобных случаях должна стать главной и определяющей. Должна, но не стала…

Брошенный на днях жителям Апшеронского района призыв руководства муниципалитета об оказании финансовой помощи пострадавшим, увы, лишь подтверждает эти выводы. Реквизиты для добровольных пожертвований, необходимых для устранения последствий наводнения, были опубликованы на официальном сайте администрации.

А что же губернатор? — спросите вы. У Вениамина Кондратьева, как всегда, все «под контролем»: главное, вовремя «перевести стрелки»!

В минувшую пятницу руководитель края рекомендовал главе Апшеронского района Роману Герману уйти в отставку. Губернатор отметил, что не везде люди получили оповещение о резком ухудшении погодных условий. Слабо велись аварийно-восстановительные работы. Жителям приходилось подолгу ждать прихода оценочных комиссий, следовательно, затягивались и выплаты…

— Такая работа недопустима. Хозяин или есть, или его нет. Ситуация доказала, что в районе нет хозяина, люди не ощутили помощи главы. Я приму максимальные усилия для того, чтобы вернуть доверие жителей к местной власти, — цитирует Кондратьева пресс-служба администрации края.

Хорошие слова, насчет хозяина. И насчет доверия, — тоже все правильно. Дело за малым: увидеть эту ситуацию в масштабах всего региона.

Интересная в таком случае картина вырисовывается: чуть что не так — плохой глава муниципалитета, которого, кстати, сами-то и рекомендовали на должность… Подобных отставок за последнее время уже столько было! И что: есть изменения к лучшему?! В чем же тогда заключаются функции краевых властей и лично главы региона?!

А может главная задача — как раз в том, чтобы все делать вовремя: назначать, направлять, контролировать, увольнять, в конце концов?! Но делать это надо не после, а до свершившихся фактов! Вот тогда мы все скажем: в доме есть хозяин!..