Фокусник из Краснодара глотает лезвия и превращает мелкие купюры в крупные

В нашем мире не хватает волшебства, считает 21-летний Антон Чалей

13.03.2018 в 11:01, просмотров: 659

На интервью с Антоном Чалей я планировала потратить не больше часа. Вернулась в редакцию почти через три ....

Фокусник из Краснодара  глотает лезвия и  превращает мелкие купюры в крупные
Антон Чалей. Фото: Елена Орловская

— Что так долго? Ты входную дверь искала? — пошутил коллега.

— В смысле?

— Вдруг открыла шкаф, а за порогом — сказочная страна. Горы, лес, волшебные животные... Как в фильме «Хроники Нарнии».

Сравнение было в точку. Интервью благодаря фокуснику стало похожим на путешествие в зазеркалье. Здесь предметы способны менять цвета и формы, пустое становится полным и наоборот. А обычный увлеченный подросток превратился в настоящего волшебника. Впрочем, обо всем по порядку.

ЗАКРЫТО, НО НЕ ЗАПЕРТО

Центр Краснодара, старая пятиэтажка. На пороге съемной однушки меня встречает Антон. Парень чем-то напоминает Гарри Поттера: невысокого роста, длинные волосы... В прихожей на видном месте висит черная мантия с изображением языков пламени на воротнике.

— Это стереотип. Нет очков. И я старше киноперсонажа. Мне 21 год. Проходите... — смеется Антон.

Я хотела начать с личных вопросов. Однако металлического цвета чемоданчик на подставке посередине комнаты дал понять: сейчас начнутся иллюзии. Послушно сажусь на диван. Но зрителем остаюсь всего пару секунд.

Антон вовлекает в процесс. Он протягивает две ложки. Обычные — чайные, металлические. «Попробуйте... Все с ними в порядке?» — спрашивает. Исследую ложку тщательно и скептически. Вроде подвоха нет. Ложка остается в моих ладонях, а фокусник начинает водить по черенку указательным пальцем. У меня на глазах столовый прибор становится податливым, как макаронина, прогибается. «Ложки очень восприимчивые», — смеется фокусник. И скручивает черенок, как пластилиновый, спиралью. Я пытаюсь раскрутить, но куда там... Сил не хватает. Все, ложка испорчена. «Теперь только в мусорку», — отмечаю. «Ну почему же, она еще рабочая», — слышу в ответ. Антон начинает на расстоянии как бы давить на ложку ладонью — головка той прогибается. Вот если бы дело было в цирке, на расстоянии, скажем, метра между выступающим и зрителем, я бы сказала: «Ловкость рук...» Но когда все происходит практически у тебя на коленях, только и остается признать: «Волшебство». Но это я думаю. А вслух говорю: «Как в театре!»

— Да, я тоже считаю, что фокусы — это театр. Даже выступаю в обычном черном костюме. Не хочу отвлекать от действия. Думаю, яркий костюм, перебор блесток, конфетти — это атрибуты цирка. А я — артист. Чем проще, тем ближе к аудитории. Вот Дэвид Копперфильд выступал в обычных джинсах и рубашке...

Говорим, а волшебство продолжается. Фокусник достает две веревки — белую и красную. Одно движение руки мастера, и они превращаются в цельную бело-красную полоску. Как ни пытаюсь, не могу найти место, где веревки «сцепили». Она одна, просто двуцветная. После из волшебного чемодана появляется колода карт. Обычная, всех «персонажей» по четыре штуки. Антон предлагает загадать мне любую карту. Загадываю крестовую девятку. Мгновение — и в колоде уже 36 крестовых девяток. Не успеваю ничего сказать — в моих ладонях оказываются сто рублей.

— Можете проверить, настоящие. Нужно подуть на купюру, а то волшебства не будет, — уверяет Антон.

Дуем вместе. На моих глазах денежка, за которую в Краснодаре не везде купишь чашку кофе, превращается в тысячу рублей. Антон смеется: «Это уже посерьезней...»

— Понятно, кому нужно звонить в день зарплаты, — отвечаю. — Ну а ты можешь хотя бы на примере самого простого фокуса рассказать его технологию?

— Вы умеете хранить секреты? Да? Я тоже. У меня есть Кодекс фокусника. Он запрещает разоблачать сделанное. Если человек хочет научиться — пожалуйста. Говорят, дверь в мир фокусов закрыта, но не заперта. Можно научиться. Но это непросто. Знать секрет не значит повторить. Это ежедневные тренировки. Многие не готовы тренироваться. Приведу банальный пример. Когда мне пишут в соцсетях «научи», я отправляю упражнение на ловкость пальцев. Нужно двигать пальцами двух рук синхронно (показывает). Все. На этом желание стать фокусником у людей пропадает.

— Как долго ты этим занимаешься?

— Лет с 13. Однажды отдыхал в лагере в Витебской области и увидел парня-фокусника. Мы подружились. Договорились, что я буду давать ему спортивные советы (Антон увлекается бодибилдингом, — прим. ред.), а он мне — по волшебству. В какой-то момент пути разошлись. Мне хотелось расти. Помню, в школе постоянно крутил карты на перемене. Играть было запрещено. Потом пошел в библиотеку — за книгами о фокусах. Да-да, такие существуют в природе (смеется). Даже в маленькой библиотеке рядом с моим домом они были. А в 10 классе я стал зарабатывать выступлениями. Самое уникальное в них не фокусы на самом деле, а человеческие эмоции. Мои шоу рассчитаны на взрослого зрителя. Взрослые всегда так искренне удивляются. Как дети. И это удивительно на самом деле и немножко грустно. Это значит, в нашем мире не хватает волшебства.

ЧЕЛОВЕК — УРОЖЕНЕЦ ЗЕМЛИ

Антон рассказал, что приехал в Краснодар около двух лет назад из небольшого белорусского города Полоцка. Краснодарский край привлек климатом. Поначалу фокусник хотел обосноваться в Сочи. Но курорт оказался не совсем подходящим местом для его занятия.

— Как многие курортные города, Сочи живет в сезон. В остальное время он немного засыпает. К тому же протяженность у курорта большая — свыше 120 километров. А фокусника кормят ноги. Вот захочу дать выступление в другом конце — и буду вынужден как будто в другой город отправиться. Это накладно, особенно по времени. Краснодар мне понравился. Переезду рад. Считаю, человек — уроженец Земли. Это здорово, когда есть возможность пожить там, где тебе нравится.

— В Белоруссии у тебя наверняка остались родители... Как они отнеслись к переезду? Уехать в одиночку за рубеж на длительный срок в 21 год — это поступок...

— Семья самая обычная. Мама — учитель черчения и ИЗО в школе, папа сейчас работает в сфере ЖКХ. К переезду нормально отнеслись. Я живу самостоятельно с 16 лет, сам зарабатываю деньги. Понимаете, меня так растили — самостоятельным. Я всегда что-то делал... Считаю, самостоятельность — качество, которого не хватает современным парням и девушкам. Какая школа, университет, все за них решают. А на выходе они не знают, как жить. Если еще и по специальности не могут устроиться — вообще драма. Получается, ходили пять лет в вуз зря...

— Папа и мама сразу приняли твой выбор насчет фокусов?

— Нет. Фокусы раньше не были популярны. Впрочем, как и сейчас. Папа поначалу считал, что страдаю фигней, шулерством занимаюсь (смеется). Потом я стал расти профессионально, и родители успокоились. В школе ругали, но терпели. Я был «учеником года».

— Тебе сейчас 21... Не планируешь получить «земную» профессию? Многие считают, что творчество — это не навсегда. В первую очередь потому, что большие деньги им зарабатывают единицы.

— Еще школьником я выступал на съезде банкиров СНГ. Потом ходил на экскурсию в банк. В принципе понравилось. Но мне один парень сказал, что если б он мог, как я, стал бы артистом. Я стал выяснять, чему учат в институтах культуры, кем становятся выпускники. Оказалось, организации тематических праздников. А на выходе получаются аниматоры (смеется). Ну как можно этому учить четыре года? Считаю, лучше взять частный курс и после получать практический опыт... Это же не хирургия. Но в будущем, думаю, все же получу «корочку». Мне многое интересно, быстро схватываю. Считаю, эти качества важны для фокусника. Он должен быть умным в хорошем смысле, хотеть узнавать новое...

НЕ КАК ТАНЦОР

Сейчас Антон живет тем, что выступает на разных мероприятиях — свадьбах, корпоративах. Он уверяет: реквизитом может стать любой предмет — от мягких шариков до конфет типа тик-така. У него есть фокус со свечами. Это когда белые платки превращаются в свечи, и наоборот. Есть опасные иллюзии. Например, фокусник проглатывает лезвия, а потом вынимает их изо рта. При этом лезвия оказываются надетыми на нитку.

— Есть фокус, где нитку вытаскиваю из глаза. Нечасто его показываю. Особенность в том, что нитка контактирует с глазом. Это вызывает раздражение слизистой, может сказаться на зрении. Издержки профессии, так сказать…

По его словам, старается придумывать такие номера, которые «проткнут» даже скептиков. Например, у Антона есть фокус с кольцами. По сюжету они, разрозненные, становятся сцепленными. Вернуть их в прежнее состояние под силу только фокуснику.

— Я их сцепляю и отдаю на проверку зрителю. Однажды таким зрителем оказался технический специалист. Важный такой, в очках. Профессор магии, короче. Он сказал мне: «Не туда ты, парень, свои кольца принес...» Мол, технарю все по плечу. Мучился-мучился, стал красным. Но так и не расцепил кольца! Помню, он очень удивился.

Антон уверен: фокусник должен отдавать эмоции, которые получает от людей. Именно поэтому он показывает иллюзии не с каменным лицом. На лице в процессе все — загадка, напряжение, восторг. От того, что зритель в восторге!

— Если я буду как камень, волшебства не получится. Как будто я хитрю. А еще фокусник — немножко психолог. По реакции зрителя могу сказать, что за человек передо мной. Если живет радостно, то и радуется искренне. Если есть проблемы, скован, но потом раскрывается, — рассказал Антон.

Кстати, Антон — член Российской ассоциации иллюзионистов. Парня приняли туда в 16 лет. А в 17 он был включен в аналогичную американскую ассоциацию. Лично с зарубежными экспертами молодой человек не встречался — отправил видеоролики фокусов. Но и их было достаточно, чтобы оценить уровень мастерства.

Диплом американской ассоциации иллюзионистов. Фото: личный архив

— Языком не очень владею. Использую гугл-переводчик. Но простыми фразами объясниться могу. Вообще фокусы — удивительная штука. Они интернациональны.

— Опыт путешествия в ближнее зарубежье у тебя уже есть. А как насчет дальнего? Какие уголки земного шара мечтаешь посетить?

— Лондон, Чикаго... Меня приглашали за границу. В Турцию, например. Но там одно-два выступления в день и практически без выходных. А еще восприятие артиста как танцора. Мол, два блока по 30 минут. Выходи и пляши. А ведь фокуснику надо подготовиться! Собрать реквизит, посмотреть место выступления — полтора часа, себя собрать — час. К тому же ежедневная работа «на коммерцию» может привести к выгоранию. Наверное, в любой профессии так. Нельзя только о деньгах думать.

— В мире иллюзий время на земное остается? Полежать на диване, например?

— Да, времени хватает. На диване я лежу порой. Но опять же думаю о фокусах. Могу ночью подскочить, если хорошая идея пришла. Хобби — бодибилдинг. Лежа жму 120 килограммов. Считаю, артист должен следить своим телом.

— А о чем мечтаешь?

— Хочу обучать фокусам всерьез заинтересованных людей. Это были бы видеоуроки в основном. Считаю, они полезнее, чем личный контакт. Человек может посмотреть ролик 300 раз, если ему непонятно... Также хочу ставить новые шоу. Чтоб было небанально. Вот взять хотя бы наши свадьбы. На многих из них гостей превращают в клоунов — смущают нелепыми конкурсами. А можно же творчески подходить. Например, начать свадебный танец иллюзией снега или обыграть свадебные традиции. Сейчас над этим работаю...