Человек поля

Выдающемуся кубанскому растениеводу Николаю Малюге 29 декабря исполнилось бы 80 лет. В августе этого года ученого не стало

30.12.2015 в 00:25, просмотров: 1387

При колоссальном масштабе личности Николая Малюги о его уходе из жизни не сообщали новостные порталы, газеты и телевидение аграрного края. Так, вскользь кое-где проскочила информация, предоставленная вузом, и все. Стыдно и обидно. А может, и в этом проявилась удивительная скромность Николая Григорьевича?

Человек поля
Фото: пресс-служба КубГАУ

Будущее светило агрономической науки родился в 1935 году в Приазовском зерносовхозе Приморско-Ахтарского района. Там же окончил школу. Армию отслужил в воздушно-десантных войсках. После успел поработать на производстве, а потом решил учиться. И непременно на агронома.
* * * * *
Поступать в Кубанский сельхозинститут Николай Григорьевич пришел в военной форме. Другой одежды не было. Только он знал, каких усилий стоило самостоятельно подготовиться к экзаменам: поступал Малюга в 1958 году, то есть через шесть лет после школы. Николай Григорьевич окончил вуз с отличием и сразу был приглашен в Краснодарский НИИ сельского хозяйства. Там прошел путь от младшего научного сотрудника до заместителя директора по научной работе. КНИИСХу Малюга отдал 20 лет своей жизни. Здесь вырос до уровня признанного авторитета в науке. Но в 1983 году в газете «Правда» появилась разгромная статья, где Николая Григорьевича выставили, мягко говоря, в невыгодном свете. Все, кто знал Малюгу, и сейчас уверены, что столичный корреспондент, очерняя уважаемого ученого, выполнял заказ какого-то высокопоставленного партийного деятеля. Факты притянуты за уши или попросту выдуманы. Но сила печатного слова в СССР была такова, что одного упоминания в прессе достаточно, чтобы вознести человека до небес либо растоптать.
По словам близких друзей, Николай Григорьевич очень тяжело переносил нападки, хотя внешне оставался спокойным и уравновешенным.
Однако такими специалистами, каковым уже тогда считался Малюга, не разбрасываются. Николай Григорьевич перешел заведующим лабораторией в Северокавказский филиал Всесоюзного НИИ удобрений и агропочвоведения. Здесь он продолжает заниматься исследованиями, результаты которых публикует в работе «Интенсивная технология возделывания озимой пшеницы и озимого ячменя на Кубани». Со стороны казалось, что все успокоилось, но отголоски некрасивой истории еще долго преследовали Малюгу. Иные отвернулись от ученого, другие предложили помощь.
К счастью, среди тех, кто не поверил мнимым разоблачениям в прессе, оказался Иван Тимофеевич Трубилин. Ректор сельхозинститута предложил Малюге место заведующего кафедрой возделывания технических культур. Направление не по прямому профилю Николая Григорьевича — он специализировался на зерновых, но Малюга предложение принял.
* * * * *
— По-настоящему талантливый человек преуспевает во всем. Научная работа и педагогическая деятельность — разные вещи. Бывает, что сильный ученый оказывается слабым преподавателем, потому что не имеет педагогических способностей. Но Николай Григорьевич очень быстро вошел в процесс, завоевал авторитет у коллег и студентов, — рассказывает декан агрономического факультета КубГАУ, доктор сельскохозяйственных наук Алексей Радионов. — Я видел, как он готовился к лекциям. Обкладывался стопками книг, журналов, что-то выписывал, перепроверял. Во всем, что касалось работы, был абсолютным максималистом и педантом.
— К нам в институт Малюга пришел в 87-м году. Скажу честно, я не была в восторге от этого. Прямо говорила нашему завкафедрой растениеводства легендарному Якову Васильевичу Губанову: «Он нам не нужен». А тот в ответ: «Ты его знаешь? Нет? Читала в газете, говоришь? Тогда иди и читай дальше, а Малюга у нас будет работать», — вспоминает профессор, доктор наук Валентина Василько. — Потом, когда узнала Николая Григорьевича поближе, рассказала ему о том, что говорила. Он совершенно не обиделся, и, наверное, с того момента я могу считать его своим другом.
Все, кто лично знал Малюгу, поражались его выдержке. Никто ни разу не слышал, чтобы он повышал голос, и не видел вышедшим из себя. Всегда с иголочки одет, безукоризненно вежлив, немногословен. В аграрном университете его уважительно называли Сэр. Со студентами держал дистанцию. Был строг, но человечен. Валентина Павловна Василько вспоминает, как одному неподготовившемуся студенту-заочнику, который много лет уже проработал в сельском хозяйстве на руководящей должности, он ставил тройку: «Целую лекцию прочитал, что плохо учиться — это унижать самого себя и преподавателей. Наверное, с полчаса говорил. А студент только краснел и глаз не поднимал».
Вскоре после прихода в сельхозинститут Николай Григорьевич предлагает возо-
бновить и расширить практику полевых испытаний сельскохозяйственных культур при разной обработке почвы. Кропотливая работа ведется уже третье десятилетие, и во многом благодаря ее результатам Кубань от года к году собирает рекордные урожаи.
А в 1991 году произошло событие, о котором на агрономическом факультете до сих пор вспоминают с восхищением. Авторитетный ученый академик Губанов сам попросил передать кафедру растениеводства, которой он руководил четверть века, Николаю Малюге. Свой поступок Яков Васильевич объяснил просто: «Мне уже тяжело, а лучше Малюги завкафедрой не найти». То есть человек, который прикипел душой к родной работе, взял и добровольно передал ее. В научных кругах это огромная редкость.
* * * * *
Николай Малюга вернулся в родную стихию. Научные труды он выдавал с завидным постоянством, и каждая работа становилась заметным событием в сельском хозяйстве. Здесь Николаю Григорьевичу помог еще один талант: умение внедрять научные изыскания в практику. Под его руководством создается группа специалистов. Они выезжают в хозяйства и на месте консультируют аграриев.
— Каждый приезд группы Малюги в наше хозяйство помню, хотя за 15 лет у нас побывали немало раз, — делится с нами руководитель Брюховецкого СПК (колхоза) «Новый путь» Любовь Плетинь. — Только у нас трудности какие с полями — как бога ждем Малюгу. Мы знали: он приедет, объяснит, что делать, — и все наладится. Всегда так и происходило. Но с Николаем Григорьевичем у нас были не просто деловые отношения, а, можно сказать, душевные. Я всегда удивлялась скромности этого великого человека. Ел как птичка, хотя любил сало, посоленное по нашему рецепту. Говорил мало, но все по делу. Таких людей больше нет. У нас в колхозе есть маленький музей. Мы обязательно повесим там портрет Николая Григорьевича. Потому что о нем забывать никак нельзя.
— Малюга — это величина. Непререкаемый авторитет. В последние годы много болел и ему очень трудно было выступать на конференциях или встречах с аграриями. Но его доклада всегда ждали. А он, как суперзвезда на концерте, всегда выходил в конце. Потому что какой прогноз урожаю он дал — так и будет. И рекомендации всегда были точные, детальные. В общем, делай, как Малюга говорит, и всегда будешь с зерном. Каждое его слово — это, в прямом смысле слова, цена урожая, — рассказывает директор ВНИИ риса Сергей Гаркуша.
— Николай Григорьевич был очень требователен к себе и людям, с которыми работал. Под его руководством я защищал докторскую диссертацию, — продолжает Гаркуша. — Так он мне запретил писать доклад. Сказал: «У тебя есть 53 таблицы, по ним и доказывай». «Можно я хоть переходы от одной главы к другой пропишу?» «Зачем? Если знаешь, о чем говоришь, и без подсказок справишься». И всем было понятно: если человек пишет диссертацию под руководством Малюги, то она будет проработана до идеала.
— Николай Григорьевич был моим научным руководителем, когда я писал докторскую. Так вот, три месяца мы работали над одной темой. Собирал информацию, анализировал. Немалый труд получился. Принес Малюге. Он почитал, подумал. Взял ручку и все перечеркнул: «Тему не ту взяли. Нужно другую», — вспоминает профессор КГАУ Александр Загорулько.
— Я думаю, на полях нашего колледжа мы поставили самый лучший памятник Николаю Григорьевичу, собрав в этом году рекордный для Кубани и России урожай зерновых в 86,6 центнера с гектара. Без помощи Малюги это было бы невозможно. А как его слушали наши ребята! С раскрытыми ртами все впитывали, — делится директор Брюховецкого аграрного колледжа, депутат ЗСК, доктор наук Анатолий Югов. — Поразительно, как он умел вычленить главное и подтолкнуть человека к правильному решению. Николай Григорьевич никогда не перебивал собеседника. Притом неважно, был это маститый коллега, рядовой механизатор или студент. Вокруг Малюги всегда возникала какая-то особая атмосфера. Даже самые темпераментные и громкие люди начинали говорить тише, вдумчивее. Он же никогда голоса не повышал, но ни одно его слово не пропадало.
* * * * *
Вспоминая об ученом, чаще всего говорят о его скромности, спокойствии, сдержанности. Он не умел рассказывать анекдоты, но любил их слушать. Не имел слуха и голоса, но просил, чтобы спели. Притом особо выделял произведения о земле. Строки одной из любимых песен: «Только бы в поле, во поле дождичек сыпал вовремя, а потом чтобы вовремя лег снежок». Настоящая мечта каждого агронома!
Николай Григорьевич очень трепетно относился к наградам. Возможно, потому, что в его непростой жизни были периоды, когда вместо заслуженных почестей валились незаслуженные обиды.
— В 2005 году на 1 сентября к нам приезжал президент России Владимир Путин. Из-за жары Николай Григорьевич пришел в рубашке, а на нее прикрепил медаль «Герой труда Кубани». Я рассмеялся, сказал, что награды только на пиджаке носят. А он невозмутимо на меня посмотрел да только медаль поправил, — вспоминает с улыбкой Алексей Радионов.
— Знаете, Малюга был очень доверчивым и даже наивным человеком. Мне кажется, в душе он так и остался обычным деревенским мальчишкой, — говорит Валентина Василько. — Очень тяжело переживал, если люди, которым верил, отходили от него. Я называла это предательством и порой требовала, чтобы он хотя бы высказал в лицо свое негодование. А он в ответ: «Зачем? Ведь от этого ничего не изменится», — и вместо наказания выписывал им премии.
— Я до сих пор не могу о Николае Григорьевиче в прошедшем времени говорить, — продолжает Валентина Павловна. — Раньше в любой сложной ситуации могла ему позвонить и гарантированно получить правильный совет. Как-то поехала в хозяйство, где морозом озимые прихватило. Посмотрела, пощупала, проанализировала. Все было за то, что всходы выправятся. Сказала руководителю предприятия, что ничего делать не нужно. А к их соседям другие специалисты приехали и порекомендовали все пересеять. Наш партнер в панике: кому верить? Я аж заплакала от обиды. Да и страх был: а ну как ошиблась? Позвонила Николаю Григорьевичу, рассказала все, что видела, описала проблему. Он долго молчал. Думал. А потом говорит: «Все правильно ты сделала. Всходы отойдут. Не плачь!» И трубку положил. С тех полей по 60 центнеров с гектара взяли. Понимаете, Малюга поле на расстоянии чувствовал. Это настоящий дар. И как же не хочется осознавать, что больше никогда в трубке не будет долгой паузы, а потом не прозвучит тихий и уверенный голос нашего Сэра.
* * * * *
Николая Григорьевича не стало 15 августа. До юбилея он не дожил четыре с половиной месяца. Примечательно, что при колоссальном масштабе личности Николая Малюги о его уходе из жизни не сообщали новостные порталы, газеты и телевидение аграрного края. Так, вскользь кое-где проскочила информация, предоставленная вузом, и все. Стыдно и обидно. А может, и в этом проявилась удивительная скромность Николая Григорьевича?
Из досье "МК"
Н. Г. Малюга — доктор сельскохозяйственных наук, заслуженный деятель науки РФ. Опубликовал более 300 научных трудов. Подготовил свыше 40 кандидатов и 9 докторов наук. Награды: лауреат премии Совета Министров СССР, медаль «Герой труда Кубани», медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.