Кубанцы сделали поиск исчезнувших людей частью жизни

Есть такой подвиг - возвращать домой

15.05.2018 в 13:19, просмотров: 441

Так бывает: идешь и случайно замечаешь листовку о пропавшем человеке. На тебя смотрят глаза одноклассника. Еще месяц назад он писал поздравления с днем рождения в социальной сети... Сегодня — «не вернулся домой, был одет...»

Кубанцы сделали  поиск исчезнувших людей частью жизни
Краснодарка Татьяна Князева обрабатывает информацию по поиску. Фото:личный архив

 К поискам, помимо официальных органов, подключаются незнакомцы. Обычные люди. Есть работа, семья, дети, проблемы. Как у всех. Но каждый день они находят время, чтобы искать незнакомого человека. Без намека на деньги, хотя из собственных карманов их в процессе поисков уходит немало. Без короны и криков на каждом углу: вот я какой. Спустя четыре месяца на листовке появляется: «Найден. Жив!».

Когда надежда почти умерла, праздных вопросов, типа «ну и где был?», нет. Только один:

— Ребята, столько сил потратили, нервов... Зачем вам все это?

— Найдешь хотя бы одного человека, поймешь....

Сегодня в Краснодарском крае больше 1200 человек считаются пропавшими без вести. Не один из них вернется домой благодаря волонтерам!

Личная трагедия

Татьяна Князева живет в Краснодаре. Ей 47 лет. Женщина — инвалид: диабетик на инсулине, плюс после смерти мамы отказали ноги. Иногда она передвигается по дому на коляске, иногда — с палочкой. Татьяна говорит, что поиски человека стали частью ее жизни после личной трагедии. Какой — делится неохотно и коротко. Мол, в 2015 году пропал близкий человек. Татьяна обратилась за помощью к волонтерам. Его нашли мертвым. Пережить трагедию было нелегко. «Именно волонтеры вернули к жизни», — уверяет женщина. Сегодня она инфорг (поисковик,   обрабатывающий всю информацию по поиску) в структуре поискового  отряда.

— Не верю, что любой может прийти в область поисков человека. Вы, думаю, очень отзывчивая и добрая, — говорю Татьяне.

Наверное. Знакомые называют «Мать Тереза» и «Человек-911». Всегда такой была: успокоить плачущего, посидеть с чужим ребенком, сходить к кому-то в больницу. Это от родителей. Они жили, что называется, с открытой дверью.

— Вы сразу стали инфоргом?

— Нет. Сначала заполнила анкету, по которой меня приняли в волонтеры. Обычная анкета. Среди вопросов: участвовала ли раньше в поисках, могу ли выезжать в места общего сбора и в какое время, буду участвовать активно или удаленно, сидя за компьютером. Вот мне по состоянию здоровья подошла работа с информацией. Я сейчас на пенсии по инвалидности. А вообще учитель начальных классов... Поначалу делала посты и репосты в социальной сети.

— Есть ли особые требования к человеку на этой позиции?

— Негласные. Главное — хотеть помочь людям и иметь для этого время. Я почти всегда в онлайне. Важно также быть в душе психологом и уметь разговаривать с людьми, быть терпеливым. Один в стрессовой ситуации сохраняет рассудок, другой бьется в истерике. Кстати, все контакты с родственниками пропавшего идут через инфорга. Получается, особенная ответственность: достоверно записать приметы, во что был одет, при каких обстоятельствах исчез, нашелся или еще ищут.

— Но работа начинается, если есть заявление в органы... Верно?

— Да. Важно, чтобы поисками занимались и правоохранители. Волонтеры держат с ними связь. Мы не работаем без заявления или с криминалом, если человек числится в розыске из-за преступления.

— Как собрать волонтеров в лесу, например, или в центре города?

Ответственность за появление добровольцев в пункте сбора тоже лежит на инфорге. В специальном рабочем чате я делаю объявление. Ребята отписываются. Они сообщают, кто приедет на машине, кто пеший и кого нужно забрать. Моя задача — записать каждого и сформировать «экипажи», их маршрут. Вот такая логистика. Еще моя задача — не потерять ни одного человека по окончании поисков. Каждому волонтеру прозваниваю и убеждаюсь, что вернулся домой.

— В этот момент на часах девять часов вечера. Более того — к вам пришли гости...

Ну и что. Бросаю гостей и сажусь за компьютер. Мои близкие знают, чем занимаюсь. Поверьте, ни у кого такое поведение вопросов не вызывает. Как говорится, взялся за гуж.

— Вы тратите не только массу личного времени, но и средства. На ту же телефонную связь.

— Да, мы не получаем денег за то, что делаем. Главная плата — слезы радости, когда человек нашелся, эмоциональное удовлетворение. Кто-то прочтет вашу статью и подумает: «Высопарные слова». Таким я могу ответить: «Найдите хоть одного человека и поймете, о чем говорю». Ценности меняются.

— Чего не хватает в системе поисков?

— Времени и транспорта.

— Какие человеческие истории впечатляют больше всего?

— Когда пропадают дети и старики. Особенно, пенсионеры с потерей памяти. Такие очень пугливы, могут забиться в уголок и не привлекать к себе внимание. Представьте: непогода, мороз, а бабушка в одной рубашке и тапочках. Старикам необходимо носить специальную записку в кармане. Там должны быть указаны заболевания, которыми страдает, и контакты близких. От ситуации «пропал без вести» никто не застрахован.

— К сожалению, поиски не всегда заканчиваются благополучно. Кто сообщает родственникам о смерти пропавшего?

— Инфорг. То есть я. Как уже говорила, только инфорг держит связь с родственниками. Очень тяжело сообщать. Этому никого с детства не учат. Все пропускаешь через себя.

— Вы участвуете в поисках людей больше двух лет. Изменило ли вас это занятие?

— Конечно! Раньше как считала: вот у меня проблемы — так проблемы. А сейчас: этому человеку еще хуже. Ну и дружба людей бесценна. Мы ведь общаемся, ходим друг к другу в гости. У меня есть родня, но своей семьи нет. Волонтеры — это моя семья. Дружу и с родственниками пропавших. Каким бы ни был исход поисков, они поздравляют с праздниками, обращаются за советом.

Карина Пукалова из Сочи занимается активными поисками. Фото: личный архив

Не давать обещаний

Карине Пукаловой из Сочи 35 лет. Она приехала на Кубань из Хабаровского края много лет назад. Есть руководящая должность в организации, муж и сыновья 15 и 16 лет. Карина занимается активными поисками (выезжает на место) больше пяти лет. Говорит, в 2013-м зацепила история жительницы курорта Ксении Мешковой. По данным краевого СУ СК РФ, 26-летняя женщина пропала еще летом 2013-го. По версии следствия, она отправилась в магазин, чтобы купить продукты. Выйдя оттуда, позвонила другу и сказала, что пойдет на день рождения. Однако ни на празднике, ни дома Ксения в тот день не появилась. Было возбуждено уголовное дело

(ст. 105 УК РФ).

— Многих эта история тронула. Люди даже из Ростова-на-Дону приехали. Помню, я, тогда неопытная, явилась на прочесывание леса, в балетках и бриджах. Исколола все ноги. С той поры учла: волонтер должен слушать координатора, быть исполнительным и выносливым. Могу сказать, что за пять лет люди черствее не стали. Вот недавно мы искали пятилетнюю Веронику (по версии следствия, отчим инсценировал исчезновение убитой им падчерицы. «МК на Кубани» писал об этом). Больше 700 добровольцев вызвались помочь. Людей никто не организовывал, сами пришли. И это при том, что вообще-то тяжело собрать добровольцев на поиски. Особенно — в будни и по ночам!

Карина поделилась: на вопрос «Зачем это тебе?» ответить так же сложно, как и на «Что такое любовь?»

— Поиски людей — моя отдушина. После первого найденного человека финансовые ценности отходят на второй план. Понимаешь, сегодня они есть, а завтра — нет. Самое ценное — в твоей жизни появляются новые важные для тебя люди. Вот пару лет назад искали девочку Аню. Ей тогда было 16. Искали больше суток и нашли живой. Сегодня Анне 18. Я для нее как мама. Радует, что мое занятие находит отклик в душах людей. На работе надо мной есть начальство. Когда узнают, что надо на поиски, всегда отпускают. В классе сыновей тоже знают, чем занимаюсь. Родители, если есть возможность, готовы возить на места сборов, встретить пассажиров в аэропорту

А что самое важное в поисках человека?

— Не давать обещаний!

Справка " МК"

 Заявить о пропаже человека в органы может не только родственник, но и друзья, коллеги. Правила «трех суток» не существует. Полицейские рекомендуют обращаться незамедлительно. При подаче заявления важно сообщить как можно больше подробностей. А именно: сколько лет пропавшему человеку, при каких обстоятельствах пропал, в чем был одет, рост, цвет глаз, телосложение. Среди особых примет — шрамы, родинки, татуировки, хронические заболевания, физические недостатки и даже состояние зубов. Необходима и фотография. Причем по дате снимок должен быть максимально близок ко дню исчезновения. Во время поисков может понадобиться номер зарегистрированного автомобиля, перечень документов и вещей, с которыми разыскиваемый вышел из дома, также номер его мобильного телефона. При подаче заявления человек получает на руки талон-уведомление. Этот своего рода подтверждение обращения. В нем дата обращения, ФИО полицейского, который принял информацию, и номер в книге учета преступлений.

 Заявить об исчезновении человека можно не только по номеру «02». В крае действует БРНС — Бюро регистрации несчастных случаев. Служба работает с теми, кто был доставлен в больницы, спецприемники, морги, с теми, кто в силу здоровья не может рассказать о себе. Бюро работает круглосуточно и выдает информацию юридическим и частным лицам по устным и письменным запросам. Позвонить в БРНС можно по номеру: 8 (861) 213-62-38.

 Среди волонтерских организаций на Кубани известна «Лиза Алерт». Добровольцы работают только при наличии заявления в полицию. Важно: волонтеры не ищут человека тайно, без опубликования фото в тех же социальных сетях. Они не участвуют в дележке детей и выяснении отношений между родственниками. У поискового движения есть железное правило — никому кроме правоохранителей не давать контактов родственников разыскиваемого, не раскрывать подробностей поиска, не комментировать итоги. Обратиться за помощью можно по телефону(8 (800) 700-54-52, бесплатно по России).

 Действует и добровольческий отряд «ФОКС» (контактный телефон 8 (938) 408-59-11 работает круглосуточно, 8 (861) 260-35-12). Волонтеры работают в горно-лесистой местности, сотрудничают с полицейскими и аварийно-спасательной службой «Кубань-СПАС». Поиски начинают, если есть заявление в эти структуры.

 Действует и объединение «Краснодар — Поиск пропавших детей» (8 (918) 012-64-39).

Информация о них есть на сайте краевого ГУ МВД.



Партнеры