Кубанский дайвер узнал тайны пещеры Исиченко

Эрнст Антонов исследовал ходы шестой по размеру в Краснодарском крае подземной полости

30.03.2018 в 23:42, просмотров: 453

На счету 49-летнего Эрнста Антонова из Усть-Лабинска больше 800 погружений. Все они были сделаны за последние девять лет. Причем не только в разных морях (от Черного до Красного), но и в горах. Дайвер профессионально изучал технику погружения по трем системам: испанской, французской и американской

Кубанский дайвер узнал тайны пещеры Исиченко
Эрнст Антонов. Фото: личный архив

 А вот искусство подводного фотографирования мужчина освоил сам. Он не только делает снимки, но и ведет записи своих вылазок. Эрнст Антонов рассказал корреспонденту «МК на Кубани» об уникальных экспедициях в таинственную пещеру Исиченко.

Пещера Исиченко находится в районе поселка  Мезмай Апшеронского района. Она считается шестой по размеру в Краснодарском крае. Длина всех ходов ее в сумме составляет около двух километров. Пещера заинтересовала исследователей еще в советское время. Однако с 1970-х и до наших дней в ней побывали около 10 экспедиций. Все потому, что свободно попасть можно только в привходовую часть полости. Проникнуть дальше мешает так называемый сифон. Это зона, заполненная водой. Здесь потолок пещеры спускается слишком низко к подземной реке, что протекает по ее дну. Впервые преодолеть трудный участок удалось студентам-спелеологам Днепропетровского горного института. Произошло это в 1973 году. Руководил группой Юрий Исиченко. Именно его фамилия впоследствии легла в основу названия таинственной пещеры. Советские студенты провели топографическую съемку, геофизические исследования, изучили минералы.

Дайвер Эрнст Антонов побывал в пещере Исиченко восемь раз. По его словам, больше, чем кто-либо. Последняя вылазка состоялась в конце 2017 года. Мужчина отправился в полость не один, а в составе группы. Ответственные и опытные напарники — залог успеха любой серьезной экспедиции. Мужчина описал дорогу к пещере коротко: ущелье, самшитовый лес, внизу бежит река Курджипс… Дни вылазки были выбраны неслучайно. Именно в это время уровень воды в пещере упал. Исследователи смогли попасть в засифонную часть. Как люди узнали об уменьшении уровня воды? Эрнст Антонов говорит, это большой секрет. Узнай его все, в пещеру могут отправиться толпы любопытствующих. Это опасно. В итоге неопытные люди окажутся запертыми в полости, никакой спасатель их не извлечет.

Фото: Эрнст Антонов

— Скажу так: есть один ручеек на пути к пещере. Если он полусухой, значит, вода спала, можно идти. По этому ручейку также определяем, сколько времени следует находиться под землей. Вода ведь может вернуться… Даже для опытного человека это риск.

Входное отверстие пещеры представляет собой живописное место. Дайвер говорит о нем так: «Через валуны, покрытые мхом, бежит к реке Курджипс водопад». Внутри просты только первые 15-20 минут пути. Потом начинаются уступы. На исследователей сверху то и дело лилась вода. В полости не менее четырех подземных водопадов. А дальше — больше: пришлось ползти несколько десятков метров в жидкой глине.

Не последнюю роль в успехе вылазки играет снаряжение. В пещере важно наличие термобелья (из-за низкой температуры) и специального комбинезона, спелеологи называют такую одежду «морковка». Он ярко-оранжевого цвета и одевается поверх основного костюма. Во-первых, «морковка» защищает от проколов и царапин. Во-вторых, может спасти исследователю жизнь — если он упал или застрял в одном из ходов. Своим ярким цветом «морковка» обязательно привлечет к человеку внимание напарников или спасателей. К слову, у Эрнста Антонова «морковки» не было. Как следствие — пять проколов на основном костюме. Важно и наличие транспортного баула — специального мешка, куда кладется еще один мешок со всем необходимым, своего рода «сейф».

— Необходимо много источников света. Это может быть два-три фонаря. Также — свечи и хорошие охотничьи спички к ним. Без света в пещере делать нечего. А если погасли все фонари? Искать выход по шуму воды. Но это не стопроцентный залог спасения. Если свет все же есть, ориентироваться надо по течению. Куда течет вода, там и свобода.

Фото: Эрнст Антонов

Еще одна составляющая грамотной вылазки — правильный запас еды. Это не бутерброды с колбасой, а… шоколад, также финики, орехи. Эрнст Антонов уверил: даже крепкий мужчина может насытиться этим в случае нештатной ситуации.

В каждой вылазке исследователи изучали новые ходы, продвигались по чуть-чуть вперед. Самый ценный «сувенир» из пещеры — это снимки. Сделать их под землей очень непросто.

— Помню, луч фонаря выхватил сухой островок. У подножия каскадного водопада мы сделали первую остановку. Снимать получалось плохо. Свет фонаря выхватывал отдельные куски водопада, а целиком взять не удавалось. Шумела вода. Переговариваться нам с напарниками было практически невозможно. Общались знаками. Еще и спусковая кнопка подводного бокса отказала.

Эрнст Антонов объяснил: подводный бокс — это коробка, которая частично предохраняла аппаратуру от влажности. Она в пещере Исиченко очень высокая — процентов 80. Снимать удавалось лишь фотоаппаратом определенной марки. Остальные отказывались работать, сильно запотевал объектив. Техника дайвера тоже испытала на себе удар влажности, но не была побеждена. Помимо подводного бокса мужчина использовал и еще одну хитрость — пакетики с силикагелем. Такие обычно кладут в коробки из-под обуви. Они вбирали влагу.

— За одну вылазку могу сделать 300 снимков, но потом 250 убиваю. Считаю многие кадры недостойными широкой публики. Получается, по результатам восьми походов я сохранил три сотни фото, — рассказал Антонов.

Житель Усть-Лабинска мечтает сделать выставку, посвященную пещере Исиченко. В экспозицию он бы включил все имеющиеся снимки. Хочет, чтобы тайны пещеры Исиченко увидели люди, которые никогда не смогут попасть внутрь полости. Одна из таких тайн — огромная «поляна» со сталактитами и сталагмитами. По словам мужчины, там можно увидеть образования самых причудливых форм. Например, в виде качелей или замка.

— Чтобы одно образование выросло на сантиметр, должно пройти несколько десятков лет. Высота свода пещеры в части «поляны» — примерно три этажа дома. Иногда куски сталактитов и сталагмитов падают под тяжестью собственного веса. Каждую вылазку вообще можно назвать «тур на везуху». Мы там, внутри, никогда не знаем, что свалится на голову. Пещера ведь стоит веками. Один раз свод обрушился. Сверху стала тут же капать вода.

Фото: Эрнст Антонов

По словам Антонова, он не берет на поверхность куски пород из пещеры. Все потому, что вне полости они теряют свою прелесть и превращаются в безликие камни. Только под землей, подсвечивая фонарем, можно увидеть, что сталактиты и сталагмиты светятся изнутри.

Еще одна мечта — пройти всю пещеру до конца. По словам мужчины, она несквозная сейчас. Но была таковой. Эрнст Антонов хочет исследовать выход на Камышанову поляну (в окрестностях плато Лаго-Наки), участок длиной в 300 метров. Труднодоступным участок делает еще один сифон (как и на входе в пещеру). За ним скрывается большой зал. По словам Эрнста Антонова, побывать в нем удалось только исследовательнице из Крыма Юлии Савенко лет пять назад.

— Это очень трудно и опасно. Такая экспедиция заняла бы дней пять и получилась бы затратной. Порядка 80 тысяч рублей.

Завершая свой рассказ, дайвер назвал пещеру Исиченко пещерой «не для всех». Что это значит? В иной полости, имея базовый лагерь (обустроенный кусочек подземелья, где есть еда, спальные мечта), можно прожить дней пять-шесть. Пещера Исиченко этого не позволяет.

— Не все в нее попадут. И это хорошо. Если б она позволила превратить себя в туристическую, потеряла бы свою красоту, — заключил Эрнст Антонов.

Независимое мнение

Корреспондент «МК на Кубани» связалась с исследовательницей из Крыма, которая побывала в пещере Исиченко. Юлия Савенко отметила:

— В 2014-м году удалось провести короткую экспедицию. Отсняли 350 метров новых ходов. Еще 150 метров просто прошли. Мы уперлись в водопад, на который влезть без веревки можно, а вот спуститься — проблема. В водостоке встречались веточки и живые зеленые лягушки. Видели и грифонное (пещерное) озеро. В 300 метрах от него пещера значительно расширяется, появляются как бы вторые этажи с большими залами. Исиченко — это большая пещера, исследовать ее непросто. У нее довольно большая подводная часть. Вот почему сложно найти людей, которые готовы там работать, отнести снаряжение. В 2014-м нас было пятеро. В экспедиции мы провели три дня. Благодаря этому прошли еще одну неисследованную часть пещеры. А таких частей могут быть километры.

К слову, Юлия — не единственная женщина-исследователь, кто бывал в таинственной пещере. По словам Эрнста Антонова, участвовала в вылазках и Ольга Джемелинская. Она сейчас живет в Майкопе.




Партнеры