В Краснодаре множатся частные театры

Последние несколько лет театральное пространство России мощно развивается за счет частной инициативы

07.03.2018 в 09:47, просмотров: 929

Не отстает от этой тенденции и Краснодар: здесь множатся частные театры, предлагая кубанскому зрителю все более разнообразный продукт. Спрос есть, и он рождает предложение

В Краснодаре множатся частные театры
Фото: Вера Сердечная

Один из интересных частных театров города – «Шардам». Артисты, профессионалы и студийцы, собираются вместе не так часто, каждый занят на собственной работе; но все премьеры этого театра стоят внимания. Художественный руководитель театра Максим Журков ставит камерные, тщательно простроенные спектакли с внутренней интригой, которые прочно захватывают внимание и держат его до самого финала.

Начав с яркого «МЫРа» по Хармсу (с которым театр уже побывал на гастролях в Германии), «Шардам» сохраняет дух трагикомического модерна и в других постановках. По крайней мере две последних премьеры театра, при всей различности жанров и исходных текстов, отмечены характерным хармсовским единством драмы и буффонады.

Двое на скамейке

В 2017 году в Краснодаре поставили сразу две «Скамейки» Гельмана (интересно было бы понять, почему этот сюжет обрел вдруг такую популярность здесь и сейчас?..).

Если ретро-спектакль мастерской Краснодарского отделения СТД (постановка Геннадия Николаева) основан на предельно психологичной игре прекрасного актерского дуэта Анатолия Дробязко и Юлии Макаровой, то Журков ставит этот текст в какой-то степени более отстраненно, более иронично. Такой взгляд со стороны, как ни странно, содержит в себе заметную ноту ностальгии – по тем временам, когда существовало ругательство «спекулянт», а 400 рублей были неплохой зарплатой.

Несколько остраненное существование – наверное, лучший выход для дуэта молодых артистов в «Скамейке» «Шардама». Они не проживают весь груз своих предполагаемых лет; они играют не судьбу, а характеры, и потому мы не столько сопереживаем их драмам, сколько волнуемся, наблюдая резкие развороты лжи, – и смеемся. В роли Веры – яркая Елизавета Гончарова, которая в этой роли не боится быть чарующе некрасивой. Ее партнер, обаятельный бородач Иван Левченко, убедительно играет ловеласа-вруна, и вся банальная, в общем, история смотрится как захватывающее приключение – о лжи, любви и вечности. Нужно отметить, что дуэт главных героев оттеняет выразительная пара (Екатерина Дудина, Семен Авджян) со своей забавной историей почти без слов.

Враг человеческий

Недавно в «Шардаме» состоялась премьера нового спектакля на двух актеров. Максим Журков сам написал инсценировку романа Амели Нотомб «Косметика врага» – и поставил спектакль в редком для краснодарского театра жанре: психологический триллер. Этот текст уже имеет яркую сценическую историю, однако режиссеру и актерам удалось создать собственное органичное видение сюжета.

Действие происходит в зале ожидания аэропорта. В течение двух часов два молодых артиста удерживают внимание зрителя без всякой особенной театральной помощи. Почти не звучит музыка, лаконичны световые эффекты. Все — в тексте и в игре.

Удерживает натянутым нерв спектакля удивительный Александр Коверчик — Текстор Тексель. С самого начала становится ясно, что этот аэропортовый приставала — не просто полусумасшедший болтун. Артист тщательно выстраивает все этапы развития образа, от случайного попутчика до мрачного рокового героя. Интересно, что Тексель Коверчика — вовсе не просто воплощенное зло, враг человеческий. Его серовато-коричневая (как из старого сундука) одежда, большеватые брюки, пиджак с чужого плеча, потертый рыжий чемодан, круглые очки, растрепанные волосы — черты героя бедного, но интеллигентного. Переживания его персонажа, от тошноты до греховной влюбленности, физически заразительны, пластика и мимика вовлекают зрителя, не давая отвлечься. Он до последнего момента обаятелен, демонстрируя ту привлекательность порока, о которой так часто забывают.

Его собеседник Жером (Семен Авджян), — совсем из другого теста: человек современный, успешный, занятой. Как и его черный новый чемоданчик, персонаж закрыт: белоснежная рубашка в обтяжку, зализанные волосы... Жером проходит собственный сюжетный путь, от нежелания «поболтать» до внезапного и потрясающего открытия во тьме, когда зрителю уже все становится ясно, а вот герою — далеко не сразу...

Обращаясь к разным жанрам, театр «Шардам» в своих камерных постановках с неугасающей отвагой заглядывает за грань обыденности, балансирует на краю, задает загадки, шокирует.

 



Партнеры