Как кубанские казаки стояли на страже границ

На войну из родной станицы собирался казак за свой счет «конно и оружно»

18.10.2017 в 00:00, просмотров: 2409

«Молча, в величайшем сознании своего долга перед Родиной несли казаки свои тяготы по снаряжению на службу и гордились казачьим именем», — отмечал генерал-

майор Русской императорской армии и атаман войска Донского Петр Краснов в монографии «Жемчужины в имперской короне»

Как кубанские казаки стояли на страже границ
Фото: spetsialny.livejournal.com

Расходы казаков, выходящих на службу, как отмечает кубанский историк Алексей Малукало в монографии «Кубанское казачье войско в 1860-1914 гг.», были значительными.

При перечислении в строевой разряд казак должен был иметь свое собственное холодное оружие и строевого коня, обмундирование. Первоначально эти расходы не регламентировались. Однако с 1875 года, когда казачьи полки были уравнены с драгунскими в вопросах прохождения службы, требования к обмундированию и строевому коню возросли.

После 1885 года, согласно приказу по военному ведомству № 199, при выходе на службу положено было иметь папаху форменную, башлык, три рубахи, трое подштанников, пару новых форменных сапог, три пары холщовых портянок, пару суконных портянок или шерстяных чулок, две пары теплых перчаток, два утиральника (рушника), сумку суконную или кожаную с мелкими вещами, нагайку, черкеску с погонами форменную, черкеску произвольного цвета, две пары шаровар произвольных, газыри, бурку, папаху повседневную, пару сапог или чевяки с кожаными ноговицами, полушубок или ватный бешмет и капсюльницу.

Кроме того, тем, кому положено, следовало иметь еще и револьверный кобур со шнуром и патронными гнездами, поясной ремень, патронташ, портупею, седло, уздечку, недоуздок, торбу для овса, две пары подков, скребницу, щетку, треногу, холщовые сумы для овса и сухарей да вьючку в пять саженей длиной.

В дальнейшем список предметов, необходимых казаку на службе, только расширялся. То есть, снаряжая сына, семья должна была потратить немалые по тем временам деньги. Призыв нескольких сыновей и вовсе грозил хозяйству разорением.

В Кубанском казачьем войске ежегодно на службу выходило около 3500 конных казаков, естественно, ежегодно для них требовались 3500 строевых лошадей. Этот вопрос специально изучался в каждом войске при инспекционных поездках начальника ГУКВ Щербов-Нефедовича в конце XIX — начале XX вв.

По Кубанскому казачьему войску были получены следующие цифры: на 214 станиц области и 409 688 душ местного коренного населения приходилось 440 035 лошадей. То есть на каждого коренного жителя — 1,075 лошади, что вполне достаточно. Однако на самом деле положение было далеко не такое благоприятное.

Например, в Закубанском отделе только 10 процентов семейств имели строевых лошадей. Как сообщалось в «Кубанском сборнике», издаваемом с 1883 по 1916 год, ничто так не разоряет казака, как покупка и содержание строевого коня, которого некоторым приходится приобретать дважды и трижды за время службы.

В соответствии с положением 1870 года ежегодно на действительную военную службу должны были командироваться несколько тысяч конных казаков. Совершенно очевидно, что 330 жеребят (в лучшем случае) в год было крайне недостаточно для обеспечения казаков лошадьми. Таким образом, большинство казаков были вынуждены обращаться к другим источникам приобретения строевого коня. Расценки на лошадей возрастали...

К примеру, стоимость строевой лошади в Кубанской области в начале XX веке колебалась в пределах 125-140 рублей, а стоимость коня для конвойца доходила до 400 руб. Поэтому практически все атаманы отделов соглашались с тем, что значительная часть казачества не может самостоятельно снаряжаться на службу за свой счет без разорения хозяйства, и предлагали увеличивать пособие на справку до 250-300 руб.

Очевидно, что не только отменной экипировке казаки обязаны славой непревзойденных воинов. Не последнюю роль в том играли навыки и подготовка самих казаков.

В 1861 году были утверждены «Правила для обучения гимнастике в войсках», согласно которым казаки занимались вольными упражнениями, бегом, прыжками, упражнениями на перекладине, лазанием по канату, преодолением штурмовой полосы и другими видами физических упражнений.

Искусство джигитовки казаки демонстрировали на специально организуемых состязаниях, проводимых Кубанским казачьим войском или непосредственно станичными правлениями. Кстати, в таких соревнованиях, приуроченных к большим праздникам, могли принимать участие не только юноши, но и девушки.

Еще одна яркая страница спортивной истории казачества — организованное проведение кулачных боев, в которых участвовало подавляющее большинство мужского населения станиц, начиная с 7-летних мальчиков. Дети и подростки участвовали в начале боя, юноши — в основной части, взрослые казаки завершали поединок.

Станичное общество обязано было следить за исполнением казаками воинской повинности. Высочайшим повелением от 8 февраля 1899 года, объявленным в приказе по Кубанскому казачьему войску, наказному атаману было присвоено право высылать на внеочередную службу казаков и урядников строевого разряда за неисправное снаряжение на службу, умышленную утрату строевого коня и снаряжения, нарушение правил чинопочитания и дисциплины.

Как ни парадоксально, но со временем казаки стали выказывать недовольство необходимостью содержать строевого коня на льготе, что было достаточно обременительно. Причины этого были не только в неспособности многих казачьих семей покупать и содержать такую лошадь. Частью зажиточных станичников, начавших превращение из казаков-воинов в казаков-фермеров, расходы на службу стали считаться ничем не оправданной, чуждой необходимостью, от которой они всеми силами стремились отказаться.